Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
Реклама
3234
на печать
26 Марта 2012 20:03

Мишель Хазанавичус: «Как ни крути, а вопрос равенства бессмысленен»

Мишель Хазанавичус: «Как ни крути, а вопрос равенства бессмысленен»

Пусть весна еще не чувствуется в воздухе, но человеческий организм не проведешь! «Мартовские коты» Жан Дюжарден и Жиль Леллуш в новом комедийном фильме «Право на лево» не остановятся ни перед чем, чтобы добиться понравившейся девушки. Или девушек. Дерзкая весенняя комедия о похождениях двух друзей обещает взорвать кинотеатры с 19 апреля 2012 года (дистрибьютор – компания Люксор). Предлагаем вашему вниманию интервью с режиссером Мишелем Хазанавичусом.

Корреспондент:
Когда Вы услышали о проекте впервые?

Мишель Хазанавичус:

Жан мне о нем рассказал, в то время как я писал "Артиста". Мне кажется, что он уже размышлял над этим проектом. После его последних серьезных фильмов ему действительно хотелось комедии, и он, не раздумывая, предложил мне снять в нем одну из частей.

Корреспондент:
Что Вы подумали о его идее?

Мишель Хазанавичус:

Многие люди сравнивают Жана с Бельмондо, но я всегда говорил, что в нем также есть и что-то от Витторио Гассмана. К тому же в проекте было нечто от этих слегка жестоких итальянских комедий 60-70-х годов, даже сама форма фильма – скетчи. У меня нет предвзятого отношения к самой форме фильма, я оцениваю именно текст. Если текст хороший, то фильм будет иметь успех. Нет ничего запрещенного, кроме цинизма. Стоит упомянуть, что я являюсь почитателем итальянских комедий, о которых я только что говорил, и я ни капельки не сомневался в успехе этого проекта

Корреспондент:
Что бы Вы могли сказать об измене?

Мишель Хазанавичус:

На этот раз у меня было много сомнений относительно сюжета, и я об этом говорил с самого начала. Они меня не послушали, и, несомненно, поступили верно. Но это отнюдь не та тема, с которой я бы смог легко работать. Я чувствую себя не в своей тарелке: я очень мало где-либо бываю, так как у меня четверо детей, и я люблю свою жену.     Тем не менее, мне достался фильм, где речь шла про неудачника, который не способен изменить своей жене и мне это очень подходит! Все-таки, то, что я думаю о неверности, не помешало мне делать мою работу.

Корреспондент:
Возможно, Вас привлекла нетипичная сторона проекта?

Мишель Хазанавичус:

Да, это возможно, даже несмотря на то, что я не стремился к этому любой ценой. Я делаю то, во что верю и чего хочу достичь. Мы говорим о фильме, который я не придумывал, и работал над которым очень мало, но мне понравилось быть частью общего проекта. И к тому же, важную роль сыграл тот факт, что это именно Жан попросил меня. Он мне предложил часть "Чистая совесть" («Labonneconscience»), сказав, что все остальные видят меня в качестве ее режиссера. Я даже не спорил, мне было очень комфортно!

Корреспондент:
Что Вы привнесли в эту историю?

Мишель Хазанавичус:

Мне необходима структура, чтобы понимать то, что я делаю, и чтобы детали вписывались в процесс. Я изменил диалоги, ситуации, персонажей... Но это всего лишь адаптация. По-моему, то, что действительно важно, так это общая картинка, первое движение, персонаж, который там находится.

Корреспондент:
Расскажите нам о Ваших героях …

Мишель Хазанавичус:

Это наш четвертый фильм с Жаном. Я полагаю, что могу сказать – у нас с ним полное взаимопонимание. Он мне доверяет. Нам нравится работать вместе. Я могу его попросить наклониться, когда он полностью голый и выставить свои ягодицы перед камерой, и он готов это сделать. Для актера его размаха очень трудно доверять вкусам какого бы то ни было режиссера.
Жиль – это тот актер, которого я обожаю, с которым мне очень нравится работать. Он самосовершенствуется, он набирает размах. Он действительно чувствует себя уверенным и властным в качестве актера.
Выбор актеров был сделан с полным взаимопониманием. Я выбирал, а затем мы с Жаном обсуждали, так как он является продюсером и соавтором. Вопрос не в том, имеет ли он право выбора или нет, я постарался сделать так, чтобы он чувствовал себя комфортно. Именно поэтому так и получилось, что он играет с Изабель Нанти, Шарлем Жераром, Лионелем Абелански и Натали Леви-Лан, которая играет его жену. Я обожаю этих актеров. Изабель Нанти - превосходная актриса, с которой мне было очень приятно работать.

Корреспондент:
Для Вас, снимавшего во всех форматах, что было особенного в работе над таким короткометражным фильмом?

Мишель Хазанавичус:

Мой скетч длится приблизительно 22 минуты, это практически как серия из сериала. Это даже могло стать пробной версией с персонажами, которых надо сделать человечными, к которым надо привязаться. Необходимо найти равновесие. В рекламе намного проще: это - как бумеранг, билет в оба конца. За тридцать секунд показан сюжет, задан вопрос, иногда два, дано решение и оп – конец! Это все происходит очень, очень быстро. Я уже когда-то снимал короткометражные фильмы, но это было очень давно. Но мне это нравится.

Корреспондент:
Не было ли у Вас ощущения дежавю с таким составом исполнителей и в такой обстановке?

Мишель Хазанавичус:

У нас было единственное место для съемок, - отель, который мы почти переделали в студию. Также у меня была замечательная команда, почти такая же, как и в "Агенте 117" с ассистенткой режиссера Изабель Рибис, первым помощником Джеймсом Кэнэлом, и оператором Гийомом Шиффманом. Для меня действительно все было знакомо.

Корреспондент:
Как Вы подошли к своей съемке?

Мишель Хазанавичус:

Обычно режиссер делает всю подготовку фильма и люди подстраиваются под него. Актеры и техники потихоньку вникают в суть, и он понемногу распределяет нагрузку на всех. Здесь же все было по-другому, потому что режиссеров, которые снимали фильм, было семь. Моя работа как режиссера сама по себе предполагает то, что я навязываю своим видением. Если я этого не делаю, я не делаю свою работу. Но в то же самое время, относительно хронологии создания этого фильма, я прибыл на площадку четвертым, и команда уже была собрана, и они сняли уже очень много разносторонних персонажей. Таким образом, моя работа заключалась в том, чтобы всех успокоить. Ведь именно в таком размеренном ритме я видел этот фильм…Это то, в чем я должен был убедить всех, включая монтажника, потому что был постоянный поиск энергии и ритма. Вполне логично, что это было трудно для них. Но они мне доверяли, они позволили мне делать все так, как я чувствовал. Я взялся за скетч, повторяя себе, что, в конце концов, это неверный, который не изменяет своей жене. Следовательно, не происходит ничего такого. И я, таким образом, работал над этим понятием "ничего", пустоты. Это как раз и было самым трудным, так как надо показывать скучную информацию, бездейственную, и пустую, в ритме комедии. Это довольно рискованно, но я надеюсь, что это возымеет эффект. В таком свете, монтаж имеет первостепенную значимость, потому что именно так навязывается ритм, а в данном случае ложный ритм.

Корреспондент:
Что Вам дал этот опыт?

Мишель Хазанавичус:

Веселье, чувство легкости и удовольствие от самого фильма. Мне нравится его смысл. И к тому же работа с Жаном всегда приятна.
Реклама