Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
Реклама
4438
на печать
11 Мая 2015 13:15

Андрей Назаров: «Через обращение к историческим примерам можно (и нужно) предупреждать общество от тех или иных ошибок»

Андрей Назаров: «Через обращение к историческим примерам можно (и нужно) предупреждать общество от тех или иных ошибок»

Андрей Назаров, исполнительный директор Российского военно-исторического общества, специально для ПрофиСинема рассказал о целях и задачах РВИО, процедуре экспертизы фильмов по военной истории и использовании логотипа РВИО в титрах игровых и документальных фильмов, а также о картинах, посвящённых событиям российской истории, в экспертизе которых принимало участие РВИО.
 
Корреспондент:
РВИО активно взаимодействует с продюсерами и режиссерами, которые берутся за кинопроекты на тему истории России. Почему это важно?

Андрей Назаров:

Потому что такое взаимодействие – одна из тех задач, ради которых, собственно, Российское военно-историческое общество и создавалось три года назад. И конкретно такая задача, участие в работе над художественными и документальными фильмами – это, в свою очередь, следствие задач более масштабных. А именно: создание честной военной истории России, воспитание наших граждан в духе гордости за своих предков, защищавших Родину. Именно этому посвящена научная и публичная деятельность РВИО. И наше сотрудничество с кинематографистами – один из важнейших инструментов решения этой задачи.

Корреспондент:
Вы таким образом противостоите негативным мифам о российской военной истории – в частности, негативным трактовкам роли СССР, советского солдата во Второй мировой войне?

Андрей Назаров:

Не совсем так. Разоблачения вымыслов – это всего лишь сопутствующая задача. Мы не «боремся» с «клеветниками» – с теми, кто изображает наших полководцев тиранами и бездарями, наших солдат мародёрами, а нашу страну беспросветным мордором. Бог им судья. Мы ничего не докажем и не объясним авторам фильмов, например, «Наши матери, наши отцы» (Германия) или «Ребёнок номер 44» (США). Да и не собираемся мы им ничего доказывать и объяснять – хотя, конечно, есть что и доказать, и объяснить. Повторяю: мы работаем ради своей страны, ради своих граждан, ради своих читателей и кинозрителей. Именно для них мы формулируем простую историческую правду. Ведь для того, чтобы сделать отечественную воинскую историю легендой, нам и придумывать-то ничего не надо: наша история отличается от легенды только тем, что она на самом деле такая и есть.

Корреспондент:
Обязательно ли одобрение РВИО при подаче документов на господдержку? И как принимается решение о поддержке обществом тех или иных проектов?

Андрей Назаров:

Нет, РВИО – никакая не решающая инстанция. Мы ничего не «одобряем» и не «запрещаем». Решение о господдержке принимают соответствующие экспертные общественные советы министерства культуры, в них я как представитель РВИО вхожу на общих правах. В случае, когда совету Минкульта требуется оценка военно-исторической составляющей того или иного сценария, РВИО такую оценку предоставляет.
Экспертизу фильмов по военной истории проводят специалисты научного отдела РВИО в главе с научным директором Михаилом Мягковым и привлекаемые ими ученые из институтов Российской академии наук, высших учебных заведений России, музеев и других организаций.
Отзыв РВИО не может повлиять на «запрещение» или «разрешение» создания или проката фильма, он носит рекомендательный характер. Экспертный совет Минульта может наш отзыв принять к сведению, а может и не принять. Другое дело, что режиссёры и сценаристы прислушиваются к мнению РВИО и устраняют огрехи, на которые мы им указываем. Такой формат взаимодействия устраивает все стороны – и нас, и кинематографистов, и Министерство культуры.

Корреспондент:
А что означает логотип РВИО в титрах игровых и документальных фильмов?

Андрей Назаров:

А то и означает, что эксперты общества не только давали оценку тому или иному фильму, но и участвовали в его создании в качестве научных консультантов. Специалисты РВИО работают с кинорежиссерами и сценаристами для того, чтобы придать фильмам большую научную достоверность, исключить фактические ошибки и сделать ленту более интересной для зрителя.
И когда такое сотрудничество приводит к результату, который устраивает и учёных, и творческую группу, наш логотип и появляется. Для авторов фильма – это своеобразный «знак качества», свидетельство исторической достоверности картины, для РВИО – приятное признание того, что мы сумели чем-то помочь и нашему кино, и нашему зрителю.
Кроме того, на экспертизу РВИО поступают уже готовые или создающиеся документальные или художественные киноленты, создатели которых просят поставить на их продукцию логотип РВИО. Специалисты РВИО проводят такую работу, делают необходимые замечания, и в случае, если картина основана на подлинных и достоверных материалах, дают официальное заключение – согласие поставить логотип РВИО (таких фильмов уже более 200).

Корреспондент:
За последний год-полтора на экраны вышел целый ряд фильмов, посвящённых событиям российской истории, в экспертизе которых принимало участие РВИО. Вы довольны результатами?

Андрей Назаров:

В целом да. Но главное, что за такие фильмы проголосовал зритель: я имею в виду «Батальонъ», «Битва за Севастополь», современная экранизация «А зори здесь тихие…», «Дорога на Берлин». Это только за последние месяцы.
Кино, основанное на достоверных материалах, рассказывающее о подлинных героях, сегодня востребовано нашим обществом. Зритель истосковался по отечественному кинематографу, который в противовес действительно выдающимся или просто талантливым голливудским фильмам типа «Спасти рядового Райана» или «Ярости» создаст фильмы, посвящённые реальным, а не вымышленным персонажам. А в нашей армии, вынесшей на своих плечах основную тяжесть боевых действий Второй мировой, таких героев были десятки и сотни тысяч.
Наше молодое поколение, в том числе воспитанники суворовских и кадетских училищ, допризывная молодежь должны учиться жить и бороться на отечественных примерах мужества и стойкости. В этом РВИО видит одну из своих главных миссий.

Корреспондент:
А ничего, что как раз к перечисленным вами фильмам у критиков были претензии по части соответствия историческим фактам?

Андрей Назаров:

А вот это как раз доказательство того, что РВИО не указывает сценаристам, режиссёрам или продюсерам, какое кино им снимать. Ведь вы сейчас говорите о художественном творчестве – а в нём всегда есть место домыслу или даже вымыслу. В этом деле кинематографисты разбираются лучше историков, и было бы с нашей стороны самонадеянно навязывать им наши представления и вкусы.
А логотип РВИО на этих фильмах стоит по той простой причине, что художественный домысел в них мы нашли не противоречащим исторической правде, духу истории. Хотя, конечно, и мы, и авторы знаем и реальную биографию Людмилы Павличенко, и реальную историю женского «батальона смерти». Но, согласитесь, в обоих случаях художественные допущения – это всего лишь выражение в конкретных персонажах и образах типичных черт людей соответствующей эпохи. Эти допущения – не искажение истории, и, тем более, не ложь. Это штрихи к той самой легенде, о которой мы говорили несколько минут назад.

Корреспондент:
К Юбилею Победы было снято несколько фильмов. А дальше? Продюсеры обращаются к драматическим событиям этого времени? Какие проекты о Великой Отечественной войне сейчас готовятся?

Андрей Назаров:

К тематике войны обращались, обращаются и будут обращаться постоянно. Через фильмы о подвиге возможно наиболее полно воссоздать уникальный характер нашего народа, рассказать о наболевших проблемах. Фильмы о войне – это картины о реальной невыдуманной жизни того поколения, которым мы должны гордиться. Через обращение к историческим примерам можно (и нужно) предупреждать общество от тех или иных ошибок – например, в политике в современном мире.
Ещё одним заметным проектом в этом году, надеемся, станет фильм «28 панфиловцев». Он уникален тем, что это народное кино. Сначала творческая группа с помощью энтузиастов (Дмитрия Пучкова - «Гоблина» и портала «Однако») объявила сбор народных средств – и им удалось собрать более 30 (!) миллионов рублей. Естественно, РВИО как общественная организация не могло остаться равнодушным. В этих 30 миллионах, не могу не похвастаться, есть взносы каждого нашего сотрудника и, конечно, председателя РВИО, министра культуры Владимира Мединского. И это как раз тот случай, когда РВИО прибегло к «административному ресурсу» и убедило Минкульт в необходимости официально поддержать съёмки фильма, отнесясь к некоторым бюрократическим процедурам, скажем так, лояльно. А что РВИО выступает в этом фильме научным консультантом, даже говорить излишне. И в конце концов фильм «28 панфиловцев» стал даже международным проектом: сейчас в его создании активно участвуют коллеги из Казахстана – и Министерство культуры, и «Казахфильм». Что тоже естественно: ведь легенда о подвиге бойцов знаменитой панфиловской дивизии – это достояние нашей единой истории, которая не делит нас на русских, казахов и украинцев. И это даже уже не история – это наша с вами современность.

Все новости о фильмах

Другие статьи по теме Кинобизнес

Реклама