Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
Реклама
4382
на печать
24 Мая 2015 12:45

Владислав Ряшин: «Мы будем самостоятельно продавать наши проекты и продолжим сотрудничество с Russian Cinema»

Владислав Ряшин: «Мы будем самостоятельно продавать наши проекты и продолжим сотрудничество с Russian Cinema»

14 мая 2015 года в Каннах на международном кинорынке MARCHE DU FILM в рамках объединенного стенда RUSSIAN CINEMA состоялся показ фильма «А зори здесь тихие…» для зарубежных закупщиков. Особый интерес к картине Рената Давлетьярова и другим новинкам в пакете компании Star Media проявили Япония и страны Скандинавии. Об этом и многом другом в интервью главному редактору портала «ПрофиСинема» Нине Ромодановской рассказал генеральный продюсер группы компаний Star Media Владислав Ряшин.

Нина Ромодановская:
Вы много лет работаете в телепроизводстве – бизнесе довольно стабильном и понятном. Зачем вам кино?

Владислав Ряшин:

Я отношусь к сериалам, которые мы делаем для прайм-тайма, особенно для центральных каналов, как к многосерийным фильмам. Есть истории, которые можно и нужно рассказывать дольше полутора часов, и тогда они становятся многосерийными фильмами. В то же время есть истории для полнометражного кино, их мы снимали в формате «телемуви». Причем по бюджету многие из этих телевизионных фильмов были достойны проката.
Что касается кино, то несколько лет назад уже делали заход, но он оказался не очень удачным. С нашим первым фильмом «О, счастливчик» ушли в минус $3 млн., со вторым - «Прячься» в минус $1,5 млн.. Хотя с ним было чуть проще, потому что поделили убыток на троих партнеров. Чтобы понять, как со всем этим работать дальше, сделали паузу в кинопроизводстве. С 2011 года наблюдали за ситуацией, анализировали, выжидали.

Нина Ромодановская:
Как получилось, что вы взялись за «А зори здесь тихие»?

Владислав Ряшин:

Осенью 2013 года ко мне с предложением рассмотреть этот проект обратились продюсеры Сергей Фикс и Александр Бондаренко, которые владели правами на контракт на экранизацию фильма, подписанный еще Борисом Васильевым. Более того, у них на руках уже было три варианта сценария.

Нина Ромодановская:
А почему они пришли к вам, у вас же телевизионное производство?

Владислав Ряшин:

По экономическим соображениям. Они понимали: чтобы окупить бюджет, надо снимать в двух форматах – полного метра и четырехсерийного телевизионного фильма, и решили обратиться к одному из лидеров в телепроизводстве. Так мы подписали контракт, я дал задание режиссеру разрабатывать проект и начал продвигать эту тему на телеканалы. Как вдруг из разговора с Александром Олейниковым, который оказался нашим с Ренатом Давлетьяровым общим другом, выяснилось, что мы с Ренатом оба делаем «А зори здесь тихие».
Потом мы с Ренатом встретились, обменялись информацией и подключили юристов, чтобы выйти из этой ситуации. Они выяснили, что правы все, так как имел место юридический казус. В контракте, который был на руках у меня, говорилось, что он имеет автоматическую пролонгацию, если работа над фильмом идет. И хотя, как я уже сказал, она шла, потомки Бориса Васильева на момент заключения договора с Давлетьяровым считали, что могут передавать права на экранизацию, так как готовой новой картины нет, и предыдущий контракт уже не действует.
В общем, мы с нашим фильмом в разработке и Ренат со своим проектом оказались равноценны в правах и, пока ждали решения юристов, стали обсуждать творческие моменты, обмениваться мыслями о будущих лентах друг друга. Оказалось, что мы оба видим это кино практически одинаково, и нам лучше договориться и делать фильм вместе. К тому же юристы подтвердили, что такое решение – самое верное. В итоге у нас в одном котле оказались все права, какие только могут быть (и от покойного Бориса Васильева и от его наследников), и мы начали совместную работу. Кстати, когда Ренат уже понимал, что хочет снимать «А зори здесь тихие» как режиссер, я еще не определился, кого вижу в этой роли. Тогда он поступил очень мудро: пригласил меня к себе офис посмотреть его последнюю на тот момент работу («Однажды») и обсудить режиссера. Кино мне очень понравилось, и я согласился с Ренатом, что «А зори здесь тихие…» должен снимать тот же человек. Им, как оказалось, был сам Давлетьяров.

Нина Ромодановская:
На этапе выпуска картины вы принимали участие в таких решениях, как выбор прокатчика, количество копий, дата релиза?

Владислав Ряшин:

Картиной интересовались разные прокатчики (ЦПЩ, WDSSPR, другие мейджоры), но они не спешили с принятием решения. Возможно, их настораживало слово ремейк, хотя мы проект так никогда не позиционировали. Наши «А зори здесь тихие…» - это новая экранизация, которая никак не соотносится с черно-белым советским фильмом.
И вот пока другие медлили, неожиданно с очень конкретным предложением к нам обратился Сергей Сельянов. Было принято решение выпускать фильм максимально широким форматом (более 2000 копий), потому что с тех пор, когда одна копия стоила тысячу долларов, ситуация изменилась. Сейчас копия стоит в десять раз меньше, и чем их больше, тем больше шансов собрать кассу. В этом смысле не было никаких проблем.
А вот дата релиза («А зори здесь тихие» вышли на 30 апреля 2015 года, сдвинув с этой даты блокбастер «Мстители: Эра Альтрона» на одну неделю раньше – прим.редактора) оказалась не совсем удачной. Конечно, если бы мы вышли в один уикенд с ними, было бы еще сложнее. Но и сдвиг на неделю тоже не особо помог. Понятно, что у «Мстителей» несоизмеримый бюджет и фанатская аудитория, но не стоит забывать и о том, что у WDSSPR заключено пакетное соглашение с кинотеатрами и, как мейджоры, они диктуют свои условия. Конечно, у нас демократическая страна, но все-таки, если мы хотим продавать свое кино, надо использовать протекционистские меры шире и раздвигать по времени отечественные и американские релизы, как это, например, принято во Франции или Китае.

Нина Ромодановская:
Кино оправдало ваши надежды?

Владислав Ряшин:

В целом, да, оправдало и по качеству, и в плане бизнеса. Просто мы ожидали других сборов в кинотеатрах. Надеялись на чуть большие цифры (500+), и наверняка бы их получили, если бы не «Мстители», «Форсаж» и три военных отечественных фильма подряд. Мы верим в долгую телевизионную жизнь нашего проекта и надеемся, что он будет выходить в эфир регулярно.

Нина Ромодановская:
Какие у вас планы по игровым полнометражным проектам?

Владислав Ряшин:

Мы купили у автора романа «Географ глобус пропил» Алексея Иванова права на экранизацию исторического фэнтези «Сердце Пармы» и уже подписали договор с Сергеем Бодровым. Сейчас он работает над синопсисом, а после – будет писать сценарий. Пока мы планируем снимать два фильма, поскольку книга очень большая и интересная. Где и на каком языке - русском или английском - будут осуществляться съемки, еще не решили. Проектом уже заинтересовался Фонд кино, надеемся, что он будет интересен и в международном плане. Рассчитываем на внимание американцев, китайцев и европейцев.
Кроме того, у нас приобретены права на экранизацию бестселлера польского писателя Януша Вишневского «Одиночество в сети». Сценарий написала автор нашего сериала «Анна Герман» Алина Семерякова, которая осовременила историю, немного устаревшую со времени выхода прекрасной книги Вишневского, когда не было youtube и социальных сетей. Большой интерес к проекту у Рената Давлетьярова. Кроме того, надеемся позвать в партнеры одну из соцсетей. Кто из них быстрее среагирует, с теми и будем работать. Мне кажется, для них это тоже очень хороший маркетинговый ход.

Нина Ромодановская:
Проект должен получиться недорогим.

Владислав Ряшин:

Смотря как делать. Это мощнейшая драма о том, как два человека из разных стран общаются в сети. Международная история, поэтому сейчас мы ищем потенциальных партнеров для копродукции среди поляков, немцев, французов.
Еще среди игровых фильмов у нас есть очень интересный совместный проект с Первым каналом. Это будет приквел к сериалу, который мы уже сняли, но по совету Константина Эрнста решили сначала выпустить фильм – подготовить зрителя, поскольку тема очень необычная и провокационная. В основе – комедийная история из сериала «Уилфред», права на который мы в свое время приобрели. Уилфред – это пёс, но прикол в том, что главный герой воспринимает его как человека в костюме собаки. Наш сериал называется «Чарли», а для полного метра уже почти написан сценарий, который мы предложим коллегам на Первом канале. Далее в течение года надеемся завершить производство и выйти прокат. Роль человека-собаки исполнит Максим Аверин.
Кроме того, с 2016 года мы планируем выпускать в год по одному мультфильму и уже начали делать анимационный проект «Бременские разбойники», который задумывается как трилогия.

Нина Ромодановская:
Star Media занялась анимацией? Хотите тоже успеть собрать сливки на волне популярности отечественной анимации?

Владислав Ряшин:

И да, и нет. Да, потому что Вы правы - мультфильмов мало, и они потенциально сильны. Нет, потому что это не было просчитано с точки зрения российского рынка, здесь в большей степени расчет на рынок международный. Мы подбираем истории, нацеленные в первую очередь на российский рынок, понятные нашей аудитории, но при этом все-таки они должны быть международными. Так, в разработке у нас находится еще один анимационный проект – «Шерлок», речь в котором идет о собаке-детективе, ведущей расследования в мире людей.
Что касается «Бременских разбойников», не секрет, что «Бременские музыканты» были хитом для всех советских жителей среднего возраста и выше, поэтому они точно поведут своих детей в кинотеатры, чтобы увидеть новую версию. Но, чтобы зритель понимал, что это не ремейк, а другая сказка, мы назвали бременских музыкантов разбойниками.

Нина Ромодановская:
С другой стороны, в слове разбойники появляется негатив. У вас не возникает опасений?

Владислав Ряшин:

Возможно, на международном рынке мы что-то и поменяем. Что касается российского, я согласен, что слово «разбойники» само по себе негативное, но в сочетании с «бременскими» возникают совершенно другие ассоциации.

Нина Ромодановская:
Какие преимущества на международном рынке дает вам участие в работе российского стенда?

Владислав Ряшин:

Коллеги из Russian Cinema помогли нам понять, как двигаться со своими проектами «Бременские разбойники» и «А зори здесь тихие…», всё-таки Фонд кино и организаторы стенда уже имеют определенные наработки.
Мы чувствуем интерес к проектам, например, рыночный показ «А зори здесь тихие» совпал с каннской премьерой «Безумного Макса», но к нам, тем не менее, пришли иностранные байеры: американцы, скандинавы, немцы, японцы. Кстати, есть надежда, что японские коллеги станут нашими партнерами. Еще была очень продуктивная встреча с американской компанией Lakeshore Entertainment, стабильно производящей 4-5 хитов в год, которые прокатываются, в том числе, и в России. С ними мы говорили о копродакшене как фильмов, так и телесериалов. Например, они заинтересовались нашим сериалом «Мата-Хари».
Я давно думал об этом рынке, еще с момента наших первых фильмов «О, счастливчик» и «Прячься», но для участия не выпадало повода. Даже сняв «А зори здесь тихие…», мы сконцентрировались на российской премьере и не думали о MARCHE DU FILM.
Кстати, находясь здесь, на рынке, я четко понял, что дальше мы не дадим никому другому продавать наши проекты, а будем делать это самостоятельно, не привлекая российских прокатчиков. А вот к сотрудничеству с международными компаниями и Russian Cinema будем стремиться.

Нина Ромодановская:
Как известно, компания Star Media российско-украинская. Как сказывается на вашем бизнесе обострение отношений между двумя нашими странами?

Влад Ряшин:

Сказывается плохо для всех. Раньше мы продавали в Украину права на 10-11 млн. долларов в год, причем часть проектов снимали в Украине. И это было экономически оправдано и разумно. Теперь нет. Так или иначе, мы – одна кинематографическая семья, по сути – один рынок. Но пока искусственно разделенный.

Нина Ромодановская:
Пришлось ли как-то переформатировать бизнес в связи с напряжением?

Владислав Ряшин:

Этот процесс происходит на наших глазах. Сейчас в Украине вступил в действие закон о запрете российских сериалов. В то же время продакшн пока не запрещен, поэтому мы изучаем эти возможности. У нас есть украинский офис, который по-прежнему работает. Раньше там снимались фильмы для двух рынков, сейчас разрабатываются преимущественно проекты для Украины. Украинский зритель привык к определенному качеству, которое обеспечивалось объединением бюджетов двух рынков. Сейчас российский рынок упал, а украинский вообще находится в плачевном состоянии, так как изначально был меньше. Конечно, он не потянет бюджета, рассчитанного на качество, к которому привык зритель. Думаю, в перспективе все-таки будет копродакшн между Украиной и Россией. В первую очередь будут производиться проекты, никак не связанные с политикой и силовыми органами, а сопряженные с нашими общими ценностями, общей ментальностью. Сложная ситуация, к сожалению, больше мне нечего добавить.

Автор:
Нина Ромодановская

Все новости о фильме

Другие статьи по теме Международный Каннский кинофестиваль/Festival international du film de Cannes

Другие статьи по теме Объединенный российский стенд Russian Cinema

Другие статьи по теме Кинокомпания Star Media

Фоторепортажи по теме Международный Каннский кинофестиваль/Festival international du film de Cannes

Фоторепортажи по теме Объединенный российский стенд Russian Cinema

Реклама