Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
Реклама
720
на печать
22 Мая 2019 13:05

Григорий Добрыгин: «Создание мира — это, наверное, самое трепетное и удивительное, что можно наблюдать в кино»

Григорий Добрыгин: «Создание мира — это, наверное, самое трепетное и удивительное, что можно наблюдать в кино»

C 9 по 16 июня в Сочи пройдет 30 Открытый кинофестиваль Кинотавр. В рамках конкурсной программы Григорий Добрыгин представит дебютную картину «Sheena667», мировая премьера которой состоялась на Роттердамском кинофестивале. В интервью ПрофиСинема режиссёр рассказал о вызовах, с которыми сталкивается дебютант на пути к полному метру.

Григорий окончил актёрский курс режиссёрского факультета РАТИ-ГИТИС (мастерская О.Кудряшова). В 2010 году получил приз 60 Берлинского международного кинофестиваля за лучшую актёрскую игру в фильме Алексея Попогребского «Как я провёл этим летом». Снимался в российских и европейских проектах. С 2013 года работал над короткометражными фильмами в качестве режиссёра, сценариста и продюсера.

Алексей Беззубиков:
Позвольте поздравить вас с тем, как складывается фестивальная судьба вашей картины. В СМИ появилась информация, что «Sheena667» была хорошо принята в Роттердаме. Расскажите, какие отзывы и критику вы услышали от коллег, зрителей и жюри на минувшем фестивале.

Григорий Добрыгин:
Спасибо! К сожалению, в Роттердам фильм поехал без меня. Накануне показа заболел гриппом и остался в Москве. Поэтому до меня доходили только отголоски фестиваля и отзывы критиков.

Алексей Беззубиков:
К слову о «путешествии» вашей картины из Роттердама на Кинотавр. Ваша деятельность в кино связана как с российскими, так и европейскими проектами. По вашим ощущениям, что даёт вашему творчеству подобный опыт работы в разных культурных парадигмах?

Григорий Добрыгин:
Я вдохновляюсь людьми, с которыми начинал работать в кино. Их национальность и место жительства не имеют значения. Попогребский для меня первооткрыватель. Корбайн познакомил меня с замечательными специалистами — профессионалами и удивительными людьми. Мне нравится немецкая чёткость, но нам пока до неё очень далеко. Я бы хотел, чтобы моя административно-продюсерская группа так же педантично подходила к процессу. Если совместить наши художественные мощности с тем как люди, например, в Германии внимательно относятся к освоению бюджета и съёмочному процессу, получился бы интересный эффект. 

кадр из фильма Sheena667

Алексей Беззубиков:
На ваш взгляд, есть ли отличия в том, как видят и воплощают в своих фильмах реальность западные и российские кинематографисты?

Григорий Добрыгин:
Мне интересна художественная правда в кино, я иду за ней. Есть авторы, чья правда на меня производит сильное впечатление. Мне близок их выбор «оптики», с помощью которой они смотрят на мир. И такие авторы появляются и здесь, и там. Здесь, например, Кира Муратова, там — Аки Каурисмяки или Рой Андерсон. Это те люди, которые как-то особенно видят и преломляют реальность и создают на экране свой мир. Создание своего мира — это, наверное, самое трепетное и удивительное, что можно наблюдать в кино.

Создание своего мира — это, наверное, самое трепетное и удивительное, что можно наблюдать в кино.

Алексей Беззубиков:
Полгода назад вы говорили, что пока не представляете перспектив проката вашего фильма. Что-то поменялось после участия вашего фильма в Роттердамском кинофестивале и попадания в основной конкурс Кинотавра?

Григорий Добрыгин:
Мы совершили ошибку, не показав картину сейлз-агентам до Роттердама. Компаниям, которые занимаются продажами на международных рынках, принципиально важно попадать вместе с картиной, тем более дебютной, на фестиваль. Их логотип должен быть открывающим титром фильма на показе в Роттердаме, Берлине, Каннах. Сейлз-агент, за редким исключением теряет интерес к картине, если премьера уже состоялась. В России у нас есть компания-прокатчик — Капелла Фильм, — с большим успехом выпустившая фильм «Зелёная книга». Фильм должен попасть к своему зрителю, для этого нужно понимать аудиторию и работать с ней; Капелла Фильм умеет это делать.

Алексей Беззубиков:
А как вас заметили в России дистрибьюторы? Это было после Роттердама или после того как вас отобрали на Кинотавр?

Григорий Добрыгин:
Здесь нет прямой связи. Это всё рабочий процесс — встречи, показы, разговоры.

Алексей Беззубиков:
Кто-то из дистрибьютеров говорил прямо, почему они не могут взять вашу картину?

Григорий Добрыгин:
В основном ответы были… мутные. Но с этим фильмом и запускаться было сложно. Я показывал продюсерам сценарий, мне говорили, что это невозможно, что они не найдут деньги под такую историю. Давали экспертные оценки, на мой взгляд, неоправданные и несколько поспешные. Не хватает проницательности, которая помогла  бы открывать новые имена, находить новые сюжеты. Мне кажется, в этом миссия продюсера — давать ход. 

кадр из фильма Sheena667

Алексей Беззубиков:
В нашей прошлой беседе вы сказали, что молодой дебютант в поисках денег на полнометражный проект может только надеяться на чудо. Не могли бы вы рассказать, как вам удалось найти средства на производство вашего фильма?

Григорий Добрыгин:
Человек, для которого кинематограф — далеко не основное поле деятельности, —  смог понять и услышать сценарий. 

Алексей Беззубиков:
И всё же, можете ли вы, не называя конкретных имён и ситуаций, рассказать какие-то общие принципы, которые могут помочь начинающим кинематографистам с нужными выходами?

Григорий Добрыгин:
У меня, увы, нет никаких рекомендаций. 

Алексей Беззубиков:
А как же питчинги, конкурсы и прочее?

Григорий Добрыгин:
Все мои питчинги заканчивались ничем. Я искал деньги, в том числе, частные. Потом успокоился. И тут всё случилось само собой. Поэтому молодым дебютантам я предлагаю поверить в чудо, которое иногда случается. Стоит много работать, не опускать руки. Если нет денег и возможностей снять полнометражное кино — снимайте короткий метр. Это может ничего не стоить; придумывайте те истории, которые не требуют колоссальных бюджетов. Снимайте короткий метр — один, два, пять. Главное — не стоять на месте. Движение привлечёт к вам внимание. А внимание может конвертироваться в возможность снять уже вашу полнометражную картину. Могу говорить об этом на примере своего друга Руслана Братова (режиссёр короткометражного фильма «Лалай-Балалай», успешно прошедшего на ряде отечественных и мировых кинофестивалей — прим. ред). У нас с командой Стереотактик получилось запустить его вместе с короткометражкой «Лалай-Балалай» на профессиональную орбиту, Руслан попал в поле зрения, наверное, всех российских продюсеров, и надеюсь, в этом году запустится с дебютом.

кадр из фильма Sheena667

Алексей Беззубиков:
В 2013 и 2014 годах ваши короткометражные фильмы «Измена» и «Верпаскунген» принимали участие в Кинотавре. Можете рассказать больше о том, как это повлияло на ваше становление в режиссёрской профессии?

Григорий Добрыгин:
Я завершил первую работу, она успешно прошла на фестивале, получила зрительский отклик. Мне захотелось проверить второй картиной, насколько я понимаю режиссёрскую профессию, насколько мне в ней комфортно. Нужно было убедиться, что первый успех — не случайность. И мы с Артёмом Васильевым выбрали из моих зарисовок историю, которая была реализована в короткометражке «Верпаскунген». После второго короткого метра я был уверен, что готов к полнометражному кино, но возможности снимать его не было. Снял «Mind the Gap» (ещё один короткометражный фильм Григория с Уиллемом Дефо в главной роли — прим. ред), потом поучаствовал в «Лалай-Балалай» в качестве соавтора и продюсера. Всё это давало мне возможность находиться в постоянном процессе. 

Алексей Беззубиков:
У вас есть какие-то ожидания от грядущего фестиваля?

Григорий Добрыгин:
У меня будет возможность посмотреть несколько фильмов конкурсантов. Хочется, чтобы они удивили. Или обрадовали. Лучше второе.


Подписывайтесь на наш Телеграм-канал

Автор:
Алексей Беззубиков

Все новости о фильмах

Другие статьи по теме Открытый российский кинофестиваль Кинотавр

Фоторепортажи по теме Открытый российский кинофестиваль Кинотавр

Реклама