Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
Реклама
6809
на печать
3 Апреля 2009 13:30

Наталья Мокрицкая: «Продюсер – это человек, для которого репутация важнее всего»

Наталья Мокрицкая: «Продюсер – это человек, для которого репутация важнее всего»

В продюсерском портфеле Натальи Мокрицкой еще не так много фильмов, но она уже уверенно заявила о себе в профессиональном сообществе. Работая с талантливыми режиссерами, Наталья подтвердила давно известную истину, что хорошее кино не обязательно дорогое. Наш корреспондент побеседовал с Натальей Мокрицкой о проблемах продюсирования в нашей стране и планах на будущее.

Корреспондент:
Расскажите немного о себе, почему Вы стали продюсером?

Н. Мокрицкая:
Я закончила ВГИК в 1992 году (сценарно-киноведческий факультет), до этого два года училась в Институте Иностранных языков, что позже помогло пережить девяностые годы. Сначала работала переводчиком, а с 1993 года в Киноцентре на Красной Пресне руководителем отдела, который занимался фестивальными программами.
Я человек фестивальный, очень люблю эти мероприятия, и мне кажется, знаю, как их делать. Может быть, когда-нибудь организую «идеальный» фестиваль.
В то время в Ялте, Суздале и Сочи проводился «Кинофорум молодых кинематографистов». Там впервые заявило о себе новое поколение кинематографистов, которое сейчас много и успешно работает в кино. Это Сергей Сельянов, Алексей Балабанов и Валерий Тодоровский. Им тогда было очень важно заявить о себе как о поколении. С тех пор я знаю, люблю и очень уважаю этих людей. В конце 90-х я пришла в кинопрокат. Меня пригласила компания «Парадиз», и я стала заниматься пиаром. Мне это очень понравилось. До сих пор очень люблю кинотеатры «Ролан», «Пять звезд». Потом в компании «Вест», тогда это был «Мирамакс», мы «раскручивали» картины с нуля. Это была очень творческая работа. Искали спонсоров, проводили премьеры, организовывали пресс-клубы…

Корреспондент:
Почему Вы стали работать с К.Серебренниковым? Как началось Ваше знакомство и сотрудничество?

Н. Мокрицкая:
Я не собиралась быть продюсером, меня вполне устраивало занятие пиаром в кинодистрибьюции. С Кириллом мы познакомилась в 1996 году на «Кинофоруме молодых кинематографистов». Стали друзьями, потом он переехал в Москву, мы продолжали дружить. Я очень люблю его театр, потому что он очень похож на кино. И считаю, что он действительно сегодня лучший театральный режиссер в нашей стране. Его театр очень экспрессивен, эксцентричен, всегда глубокий. И, конечно, поэтому его спектакли настолько популярны. В театре Кирилл Серебренников коммерчески успешен. Спектакли идут годами и всегда аншлаги. А в кино он выбрал себе стезю авторского кино.
Когда в 2005 году многие театральные режиссеры начали снимать кино, Кирилл не снимал. У него был неудачный опыт с картиной «Рагин». Я со стороны наблюдала, как делался этот фильм, его первые монтажные сборки. Это было блестящее кино. И когда потом они не нашли общий язык с продюсером, вышло то, что вышло – картина «Рагин», которая, к сожалению, мало кому интересна. Ее перемонтировали, переозвучили. Ленту просто убили.
Я тогда для себя поняла, что Кирилл безусловно внятный, организованный и в хорошем смысле компромиссный режиссер, ему можно доверять. И он заслужил большую степень свободы. В большом, смысловом, он – перфекционнист, но в малом идет на компромисс, и это очень важно для продюсера. Потому что, когда нет возможности привезти слона на съемочную площадку, то он этого слона покажет в глазу пробегающей собачки, потому что талантлив и всегда найдет виртуозный выход.
Поскольку мы с ним знакомы больше десяти лет, то я, увидев его спектакль «Изображая жертву», предложила снять кино.
Картина «Изображая жертву» для нас была очень важна, поэтому снимали ее сконцетрированно, весело и практически в семейной атмосфере. Нашли деньги достаточно быстро, правда очень маленькие. Федеральное Агентство по кино (ныне Министерство культуры) поддержало фильм на уровне пост-продакшна, 250 тысяч долларов. Я очень благодарна Федеральному Агентству за эту помощь, потому что материал был сложный, нецензурная лексика, и так далее. Но мне поверили, и не прогадали…

Корреспондент:
А как обстояло дело со вторым фильмом – «Юрьев день»? Его проще или сложнее было делать?

Н. Мокрицкая:
Что касается второй картины, у нас с Кириллом был проект, который мы пока отложили, о Достоевском. Мы решили, что только такого уровня драматург, как Юрий Николаевич Арабов, сможет написать сценарий на эту тему. Ю.Н. Арабов по разным причинам не стал работать с нами над этим проектом, но предложил Кириллу несколько своих сценариев на выбор. И Кирилл выбрал «Юрьев день». Безусловно, это поступок, потому что на первый взгляд, это абсолютно не его материал. И Кирилл, я считаю, этой картиной поступок совершил.
Как киновед я могу сказать, мы сняли выдающееся арт-кино. Безусловно, в нем есть проблемы, как и в любом другом фильме. Но считаю, что на сегодняшний день – это лучшая лента 2008 года по уровню драматургии, режиссерского профессионализма, игре актеров, изображению. Выдающаяся работа Ксюши Раппопорт. Картине очень повезло, что не снималась зарубежная артистка, как мы хотели в начале, а Ксюша, потому что она потрясающая актриса, замечательный человек, тонкий и умный. Я надеюсь, что мы дальше будем с ней дружить и работать.
Прокат «Юрьего дня» состоялся. Артхаусная картина вышла в крупнейших кинотеатрах на четырнадцати копиях. Прокатом занималась моя компания «Новые люди». Я считаю, что для этой картины прокат был хороший, она собрала на копию больше шести тысяч долларов, восемьдесят тысяч долларов вала. Правда, есть трудности. Мы вышли в такой сложный момент, когда начался кризис, поэтому кинотеатры расплачиваются с большим трудом. Также не платят и DVD-дистрибьюторы. Сейчас очень удобно. Все списывают на кризис, хотя диски продаются, я этим интересуюсь.

Корреспондент:
А какова фестивальная судьба картины «Юрьев день»? На Кинотавре Вы показывали ее в первый раз?

Н. Мокрицкая:
На Кинотавре – это первый показ. Вообще, Кинотавр очень помогает фестивальной судьбе фильмов, на мой взгляд. После картина была отобрана в конкурс очень престижного кинофестиваля в Локарно. Фильм получил там большое количество призов, к сожалению, не главных. Наша премьера там состоялась в день начала российско-грузинского конфликта. И ко всему русскому европейцы относились с большим предубеждением. Но нам грех жаловаться. Славяне полюбили нашу картину, на Варшавском кинофестивале мы получили Гран-при. Фильм участвовал в Роттердамском кинофестивале, в МКФ Норвегии, в Ирландии, Испании, Таиланде. Две копии постоянно ездят по фестивалям. С нового года этим занимаются наши немецкие партнеры. Мы уже продали фильм в Венгрию, Италию и Польшу.
«Юрьев день» - это ко-продукция с немцами. Они делали полностью звук и пост-продакшн. Часть денег на производство дал фонд. Мы нашли немецких партнеров, которые именно под этого режиссера, проект и сценарий дали небольшие деньги, около 150 тысяч евро.
С фондами очень сложно, потому что у нас есть четыре российских режиссера, которым дают деньги. Они их знают, привыкли и не хотят искать ничего нового. И я считаю просто нашей большой победой то, что мы вообще прорвали эту «фондовую» оборону. Теперь и Серебренников стал для них своим. Конечно, очень помог приз Римского фестиваля фильму «Изображая жертву».
 
Корреспондент:
Давайте, поподробнее поговорим о фильме «Четыре возраста любви». О том, как этот проект появился и реализовывался.

Н. Мокрицкая:
«Четыре возраста любви» снимали параллельно с фильмом «Юрьев день», это было очень непросто для маленькой компании. Мы с сопродюсером Ульяной Савельевой просто разрывались.
Если говорить о режиссере картины «Четыре возраста любви» Сергее Мокрицком, он, будучи оператором-постановщиком, всегда был «придумщиком». Просто он, мне кажется, в свое время поступил не на тот факультет ВГИКа. Ему казалось в его «морском прошлом», что в главный кино – человек с камерой. Поступил на операторский факультет. Но мышление у Сережи, безусловно, режиссерское, много пишет и придумывает. Поэтому даже его операторские работы отличаются тем, что он никогда не выпячивает свое «операторство», а всегда идет за режиссером, работает на кино, а не на свой собственный образ или на «красоту» картинки.
Сценарий был написан нашим другом, сценаристом Алексеем Головченко, еще во ВГИКе, в 1993 году. Сереже он очень нравился. Нравился тем, что за обычной жизнью там скрывается миф. Сергей считает, что миф и христианский код скрывается в каждом нашем поступке. Авторы решили через традиционные ситуации рассказать о христианских притчах. Зрители, слава богу, этого не замечают. Бабушка забеременела – вот чудо, и необязательно им знать, что за ее образом скрывается библейская Сара…
Фильм финансировало Министерство культуры, также очень помогла компания «ТВИН», она проинвестировала больше четверти бюджета. Производство оказалось непростым. В фильме – четыре новеллы, происходящие во время четырех времен года – пришлось четыре раза собирать команду. Снимали долго, но весело, на съемках была очень хорошая атмосфера. Сережа человек позитивный, веселый, его любят артисты, он любит артистов, он любит операторов, операторы любят его. Сам он картину не снимал, хотя пытался, конечно, все время хватать камеру. Оператор Алишер Хамидходжаев, я считаю, просто звезда нынешнего операторского поколения. Я его очень люблю. Он снял за последний год четыре картины. Это «Бумажный солдат», за который он получил в Венеции приз, «Все умрут, а я останусь» Валерии Гай Германики, «Тюльпан» С.Дворцевого и «Четыре возраста любви». По-моему, все четыре картины очень заметные и хорошие. Он чудесный человек и чудесный оператор.
Мне работать с Сережей было легко, ему – тяжело, потому что ему, как мужу, я говорила о всех недостатках фильма, картину сократила на двадцать минут, и считаю, что очень хорошо сделала. Я не вмешивалась в съемочный процесс вообще, только старалась помогать. Но на монтаже мы много поработали. И мне кажется, что это пошло на пользу фильму.

Корреспондент:
У Сергея Мокрицкого есть новые проекты, которые Вы планируете снять?

Н. Мокрицкая:
У нас с ним есть проект, черная комедия. Будет называться «День зверя», один день из жизни сорокапятилетнего мужчины в кризисе. Мне очень нравится. Сергей человек очень остроумный, веселый, легкий. Верю, что в этом жанре он покажет свои лучшие качества.

Корреспондент:
Что для Вас продюсирование? Продюсер – это…

Н. Мокрицкая:
Продюсер – это человек, который очень любит и хорошо знает КИНО.
Продюсер – это человек, для которого репутация важнее всего.
Продюсер – это человек, который берет на себя ответственность от начала до конца. И ни при каких обстоятельствах не уходит от ответственности перед огромным количеством людей, платит им деньги, знает все проблемы, какие существуют в группе, любит, кормит и главное, отвечает за результат. Это человек, у которого есть такая важная штука, как интуиция. Это очень тяжелая, но очень интересная профессия.

Корреспондент:
Должен ли продюсер обязательно заниматься продвижением своих картин?

Н. Мокрицкая:
Обязательно. Продвижение картины занимает, наверное, 60% заботы продюсера. Это самое главное. По крайней мере, я так считаю. По значимости для меня: первое – это драматургия, второе – выпуск картины, третье – производство. Не знаю, справляюсь ли с этим или нет, но я с каждым фильмом работаю, как со штучным товаром. Если очень мало денег на рекламу и продвижение, то мы все делаем сами. Находим новые способы. Например, «Изображая жертву» мы продвигали только с помощью «пиара», ассоциированной рекламы, помощи партнеров.

Корреспондент:
Какие планы, что будете в ближайшее время снимать?

Н. Мокрицкая:
Есть очень дорогой, большой проект для Кирилла Серебренникова. Купили книгу, исторический детектив. Сценарий в разработке. Для проекта о Достоевского ищем автора...
Есть очень талантливый сценарий у Марины Разбежкиной, еще чудесный проект у дебютантки Тины Баркалая мне очень нравится, комедия. Хотелось бы поработать с талантливыми женщинами-режиссерами. Но, так как я занимаюсь арт-кино, без государственной помощи работать невозможно. Ждем выработки новых критериев для развития киноотрасли, участвуем в этом. Верим в лучшее.

Автор:
Нина Ромодановская
Реклама