Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
Реклама
7483
на печать
8 Июня 2010 12:06

Клим Шипенко: «Я старался не быть претенциозным»

Клим Шипенко: «Я старался не быть претенциозным»

8 июня 2010 года в Сочи в рамках программы основного конкурса 21 Открытого Российского кинофестиваля «Кинотавр» будет показана новая работа Клима Шипенко «Кто Я?». Молодой кинорежиссер уже второй год принимает участие в фестивале. В прошлом году гости «Кинотавра» увидели его фильм «Непрощенные». Интернет-портал «ПрофиСинема» побеседовал с Климом о картине «Кто Я?», кинематографических пристрастиях и намерениях режиссера и о значении «Кинотавра» в его творческой судьбе.

Корреспондент:
К сожалению, о проекте «Кто Я?» нам известно мало. Зимой о нем говорили на презентации компании «WeiT Media», но этого все равно недостаточно, чтобы составить хоть какое-то впечатление, поэтому расскажите, пожалуйста, что это за кино.

Клим Шипенко:
Всю информацию мы держим в секрете, потому что «Кто Я?» - детектив.

Корреспондент:
Когда история детективная, конечно, важно не проболтаться о ее развязке. Но о завязке сюжета, персонажах, говорить, наверное, можно?..

Клим Шипенко:
В фильме примерно шесть персонажей. Из них центральные: детектив, то есть следователь, врач, журналистка, актриса в исполнении Жанны Фриске и главный герой (его играет Александр Яценко) - мальчик, которого с потерей памяти нашли на севастопольском вокзале. Милиция пытается понять, что с ним произошло. Приходит врач. Завязывается действие. Оказывается, что парень прекрасно ориентируется в пространстве, помнит какие-то общие вещи, вот только из его памяти полностью стерта вся информация о нем самом. Он ничего не знает о своем собственном я. Дальше начинается расследование.

Корреспондент:
Сколько лет главному герою?

Клим Шипенко:
25-26.

Корреспондент:
Тоже мне мальчик!

Клим Шипенко:
Кто скажет, что это девочка, пусть бросит в меня…

Корреспондент:
В названии фильма, судя по всему, скрыт двойной смысл: и желание героя снова обрести память, и в некотором роде самоопределиться?

Клим Шипенко:
Вы абсолютно правильно поняли. На поверхности – вопрос о том, что же произошло с мальчиком. Чуть глубже – проблема самоопределения. Ею в картине озабочен не только главный герой. Найти ответ на вопрос «Кто Я?» стремятся все участники истории. Это их общее состояние. Как в итоге выясняется, все персонажи не очень хорошо представляют, кто они такие.

Корреспондент:
«Кто Я?» - вопрос почти такой же вечный, как «Что делать?» и «Кто виноват?». На Ваш взгляд он свойственен всем молодым людям в возрасте 25-26 лет?

Клим Шипенко:
Мне очень сложно говорить за всех, но меня лично этот вопрос беспокоит. Я в принципе ровесник главного героя и тоже постоянно нахожусь в некотором поиске.

Корреспондент:
Какой-нибудь ответ на вопрос «Кто Я?» в фильме дается?

Клим Шипенко:
Детективную разгадку, конечно, мы даем. Ответ на философский вопрос каждый должен найти для себя сам. И смысл не только в том, чтобы его сформулировать, но еще и в том, чтобы понять, в какой момент
мы начинаем становиться не теми, кем хотели бы быть? Когда появляется желание забыть, кто мы такие, и начать все заново? «Кто Я?» - фильм еще и о том, насколько все люди хотят стереть себя, свое собственное я. Именно на данную тему я стремился поговорить со зрителями. Это, конечно, можно было сделать и без детективного сюжета, в какой-то другой форме, даже без сюжета вообще, но мне интересно делать кино для большого числа людей. Меня учили, что прежде чем поднимать серьезные темы, нужно развлечь зрителей. И я старался не быть претенциозным, заявляя: «Сейчас я вам расскажу свои размышления о том, кто мы такие и хотим ли мы быть теми, кто мы есть». Надеюсь, зрители задумаются об этом сами, засыпая ночью, после просмотра картины. Если кого-то заденут эти вопросы, значит, мне удалось сделать не только детектив.

Корреспондент:
То есть Вы старались сделать авторское жанровое кино, которое может понравиться как интеллектуалам, так и массовому зрителю?

Клим Шипенко:
Да, мои ориентиры – Дэвид Финчер,  Тони Скотт, Майкл Манн… Творчество этих режиссеров мне очень нравится. Гораздо больше, чем фильмы Ингмара Бергмана, например. Я знаю, так плохо говорить, но я ненавижу Бергмана за то, что он создал тяжелое облако, которое теперь нависает над всеми. Мне интересно делать киноаттракционы. При отсутствии больших бюджетов это не так уж просто, но таковы реалии российского рынка. Тем более, нужно учитывать, что зритель смотрит далеко не первый экшен-фильм и далеко не первую романтическую комедию. Когда снимаешь жанровое кино, ты, так или иначе, соревнуешься с предшественниками, играешь по правилам жанра, которые известны не только тебе, но и тем, кто будет смотреть твою картину. В России – как мне кажется – многие кинематографисты на это просто плюют. Заманивают людей на боевик, а подсовывают артхаус.

Корреспондент:
Чувствуется, что Вы учились в американской киношколе.

Клим Шипенко:
Американское кино меня заинтересовало в России, еще до того, как я уехал в Лос-Анджелес. Так получилось. Все началось в 90-е с видеопрокатов и VHS-фильмов. Тогда хлынула волна зарубежного кино. Но нельзя сказать, что я смотрел только американские фильмы. Видел и того же Бергмана, Феллини, Антониони… Но мой четырнадцатилетний организм оказался более восприимчив к голливудской продукции. Хотя не знаю людей, способных в 14 лет зафанатеть от Феллини и Антониони. Так уж получилось, что мне больше нравились «Люди в черном», нежели «Восемь с половиной», и я уехал в Америку. Там действительно учат по-другому, не как у нас.
 
Корреспондент:
Насколько нам известно, при создании картины «Кто Я?» Вы ориентировались на французский детектив 60-х годов. Так ли это?

Клим Шипенко:
Скорее, я был вдохновлен детективами 60-х годов, например, романами Себастьяна Жапризо. Я перечитал все его книги и был впечатлен манерой писателя создавать интеллектуальный детектив.  Мне не нравятся произведения Агаты Кристи, поскольку в них есть только детективный сюжет, ее герои не задаются никакими философскими вопросами. У Жапризо, скорее, интеллектуально-экзистенциальные детективы, где одинаковое значение имеют и рассказываемая история, и жизнь персонажей, их проблемы, переживания. Намного проще взять сюжет и выкинуть из фильма все лишнее с точки зрения жанра. Я так не хотел и пытался дозировано вкраплять в детектив элементы других жанров, создавать атмосферу: и держать в напряжении, и говорить на темы, которые меня лично интересуют.
Снимая детектив, важно придумать изощренную загадку. Мне повезло узнать из газеты абсолютно реальную историю, которую я и вставил в сценарий. Разгадки этого происшествия до сих пор нет. У врачей, занимавшихся делом парня, потерявшего память таким удивительно избирательным образом, были только версии. Какая из них верная – не знает никто. Как говорит врач в нашей картине:  «Феномен этот не изучен». И я был свободен выбирать любую из версий, развивать ее путем художественного вымысла. Психиатры читали сценарий, консультировали меня. Они даже на съемочную площадку приходили. Ни один из них не сказал, что предложенный мной вариант развязки неправдоподобен. Ответ «теоретически да, такое может произойти» меня удовлетворял.
Я старался быть убедительным. Поэтому в картине нет сложно выстроенных композиций, абсолютно очерченных, идеальных движений камеры – она гуляет, ловит эмоции. И, конечно, я занимался манипуляцией внимания. В детективах Агаты Кристи или Конан Дойля, как правило, быстро понимаешь, кто убийца или вор. Для меня, как и для Жапризо, важно, не кто хороший, кто плохой, а что, собственно, произошло.

Корреспондент:
Фильм изначально назывался «1000 километров от моей жизни». Почему Вы решили переименовать проект?

Клим Шипенко:
Изначально фильм назывался «Кто Я?», как и статья, которая вдохновила меня на создание картины. Мне нравилось это название, и, честно говоря, я даже не помню, почему в какой-то момент решил его поменять. «1000 километров от моей жизни» - прямая цитата из Жапризо. Героиня романа, кажется, «Девушка в очках, в автомобиле с ружьем», говорит кому-то: «Я нахожусь в 1000 километрах от моей жизни сейчас». Мне понравилась эта фраза, показалось, что она подходит в качестве названия моего фильма. Но потом я решил, что «Кто Я?» все-таки лучше.

Корреспондент:
Главный персонаж – мальчик, потерявший память, но еще в фильме есть следователь. Расскажите, пожалуйста, образ какого детектива Вы хотели создать.

Клим Шипенко:
Следователь – не менее важный персонаж в фильме. Он также изображен крупным планом, зрители узнают о его жизни и, я надеюсь, начинают ему сопереживать. Следователь дополняет галерею потерянных людей, показанных в картине. Он не просто функция, а трехмерный персонаж.

Корреспондент:
История, о которой Вы прочитали в газете, произошла в Севастополе. Где Вы снимали картину?

Клим Шипенко:
Съемки все сорок дней проходили в Севастополе. Там, кстати, замечательные милиционеры. Большая удача, что они согласились поучаствовать в съемках фильма «Кто Я?». Мне было нужно пять-десять человек из местного отделения. Желающие нашлись довольно быстро. Я сказал: «Вы будете стоять здесь, произносить эти слова – выучите их». И они очень ответственно подошли к делу – все выучили. Потом я пересмотрел отснятый материал и понял, что правильно сделал, пригласив на роли милиционеров неактеров. Профессия накладывает свои отпечатки на людей, поэтому не возникает сомнений, что на экране – настоящие милиционеры. Я вообще осознал, что хочу работать только либо с очень хорошими актерами, либо с неактерами вообще.

Корреспондент:
И как Вы отбирали на роли «очень хороших актеров»?

Клим Шипенко:
Наверное, Вас в первую очередь интересует ответ на вопрос: «Почему Жанна Фриске?» Меня часто об этом спрашивают. По сюжету было нужно, чтобы на экране появилась известная женщина, действительно известная женщина, и потерявший память герой узнал «звезду». На пробы пришла Жанна Фриске, и мне понравилась идея снять ее в своей картине.
В этот раз, в отличие от «Непрощенных», мне хотелось поработать с уже состоявшимися актерами, потому что я почувствовал, что история фильма «Кто Я?» сложнее – именно в силу того, что в ней нет экшена, на который можно было делать ставку. В картине очень важны нюансы. Психологический детектив во многом зависит от игры актеров. Я рад, что мне довелось поработать с любимыми исполнителями – Александром Яценко, Сергеем Газаровым, Анатолием Белым, Викторией Толстогановой, что они согласились поучаствовать в проекте. В фильме снялись и мои талисманы, актеры, которые уже играли в «Непрощенных», - Михаил Бабичев, Константин Демидов.

Корреспондент:
Правда ли то, что 90% звука писалось вчистую? Зачем? Чтобы добиться желаемой убедительности?

Клим Шипенко:
Сейчас уже можно сказать, что 100% звука писалось вчистую – мы ничего не озвучивали. Я ненавижу озвучку, терпеть не могу этот процесс. Поэтому я работаю с отличным, на мой взгляд, звукорежиссером Борисом Войтом, который любит, когда ему ставят сложные задачи. Чтобы записать чистый звук, нужно было немного изменить съемочный процесс, группа должна была вести себя не так, как обычно, перекрывались улицы, закрывались ларьки, мы ждали, пока проедет поезд или полетит самолет. Для нас это новшество, но в Лос-Анджелесе так снимают практически всегда. По одной простой причине – потом просто невозможно будет пригласить какого-нибудь Джека Николсона на озвучку. Он уедет сниматься в другой картине и все. Плюс западные режиссеры понимают, что через полгода-год сложно повторить все интонации, которые возникли на съемочной площадке. Актеры успевают забыть, кого они играли, какие эмоции воспроизводили, поэтому краски становятся жирнее. А я люблю полутона, которые удалось получить за счет записи чистого звука.

Корреспондент:
«Кто Я?» - ваш первый совместный проект с Тимуром Вайнштейном. Какие впечатления?

Клим Шипенко:
Мы с Тимуром знакомы уже лет пять точно и давно говорили, что нужно вместе поработать. Наконец, появилась такая возможность. Тимуру очень понравилась история, он меня поддержал на самом раннем этапе производства, еще на уровне идеи, что очень приятно. Многое мы с ним придумывали вместе. На съемочной площадке Тимур был только один раз, потому что доверял мне. Ему важен результат, а что и как я делаю – все равно. В бюджет мы уместились, материал и сцены в черновом монтаже ему понравились.

Корреспондент:
А какой бюджет картины?

Клим Шипенко:
Примерно $1,5 млн. Я не помню, о какой сумме мы с Тимуром говорили изначально. Насколько я знаю, около миллиона долларов ушло на производство и еще полмиллиона будет потрачено на рекламную компанию. Фильмы с большими бюджетами сложно окупить в прокате, просто потому что экранов в нашей стране не очень много. Мы планируем выпустить картину в широкий прокат, но каким количеством копий, пока неизвестно.

Корреспондент:
Второй год подряд Вы со своими картинами принимаете участие в основном конкурсе «Кинотавра». Что это значит для Вас?

Клим Шипенко:
Мне просто нравится «Кинотавр». Не знаю, что он дает – я пока еще не понял. Но мне приятна атмосфера этого фестиваля, хотя в прошлом году меня обругали, сказали, что неприлично показывать такие картины, как «Непрощенные» на «Кинотавре». Мне понравилось чувствовать себя белой коровой, или как правильно говорят, белой вороной. В этот раз я опять буду белой коровой.
Автор:
Мария Мухина

Другие статьи по теме Открытый российский кинофестиваль Кинотавр

Фоторепортажи по теме Открытый российский кинофестиваль Кинотавр

Реклама