Суздальский фестиваль анимационного кино: Однако тенденция...



Версия для печати Опубликовать в блоге Послать ссылку другу
Михаил Алдашин с призом фото - Валерия Рябин
10.03.2013 12:18:00

Суздаль растет и развивается

18-ый Открытый фестиваль анимационного кино в Суздале (27 февраля - 04 марта 2013 года) выдался на редкость насыщенным показами, деловыми и светскими мероприятиями. Концентрация событий и ежедневная загруженность, между тем, не оказали существенного влияния на знаменитую и уникальную дружескую атмосферу суздальского фестиваля. Вопреки усталости деятели анимационного кино не только регулярно посещали официальные мероприятия, но и радостно погружались в беззаботное общение друг с другом: ночи напролет пели песни, играли в настольный теннис, спорили, шутили, делились впечатлениями от конгресса и просмотров.

Приятно, что многие организационные недостатки и технические сложности прошлого фестиваля были преодолены. Существенно улучшилось качество показа: появилась возможность проекции изображения на всю площадь довольно неплохого по размерам и качеству экрана, фильмы демонстрировались без срывов, в запланированном порядке, с минимальными промежуточными паузами.

Впервые на фестивале функционировала медиатека: в небольшой комнате было создано с десяток просмотровых мест, оборудованных мониторами и наушниками. Любой желающий мог в дневное время посмотреть как конкурсные, так и не прошедшие селекцию мультфильмы. Этот факт, может, и не важен для простого зрителя, но ценен для профессионалов, жаждущих увидеть буквально всё, сделанное аниматорами за год. Конечно, отборщики стараются включить в конкурс все значимые фильмы, но порой им приходится оставлять за рамками смотра весьма любопытные работы.

Еще одной особенностью нынешнего фестиваля стал Форум анимационного кино стран СНГ, Балтии и Грузии. Форум привлек на удивление много зрителей, что доказывает не только его право на существование, но даже необходимость, несмотря на не самое высокое качество представленных фильмов и возникающее значительное уплотнение программы показов. Форум, для участия в котором были отобраны лучшие картины за несколько последних лет, отчетливо показал, что Россия остается подлинным центром анимационной жизни на постсоветском пространстве, однако и по национальным квартирам наших братских стран рассеянно немало талантов. В ряде сопутствующих фестивальным показам мероприятий нельзя не отметить и возможность знакомства не только с представителями ближнего зарубежья. Гостям фестиваля была представлена программа немецких фильмов из коллекции Международного фестиваля анимационного кино в Штутгарте, а короткометражную китайскую анимацию приехал представлять сам Люи Ван – Президент азиатской тихоокеанской ассоциации анимации и комиксов. Участвовала в работе фестиваля и Тициана Лоски – директор Международного фестиваля анимации в Анси.

Михаил Тумеля делится мастерством Фото Валерия Рябина

Также в рамках фестиваля состоялось собрание Ассоциации анимационного кино, хотя многие члены гильдии профессионалов не смогли приехать в Суздаль, а часть приехавших предпочла другое, более веселое времяпрепровождение. И их можно понять: неофициальных мероприятий было хоть отбавляй.

Вне конкурса

Острые дискуссии вызвал показ программы «Анимация 16+», особенно та ее часть, в которой демонстрировалась продукция, сделанная по заказу телеканала «2x2». Сериалы «Атомный лес» и «Пыхчево» не всем пришлись по вкусу, но выполнены, без сомнения, на очень высоком уровне, с четкой драматургией, актуальными остротами, удачными гэгами, хорошо продуманными и целостными персонажами. Этот продукт – не хуже «Смешариков», только рассчитан на аудиторию постарше (14-летним подросткам, особенно мальчишкам, эти сериалы наверняка придутся по душе). Главное, что данные проекты реализованы не при государственной поддержке, а являются коммерческим заказом. Качественно иной генезис продукции приводит и к иному качеству исполнения. Ведь деньги на производство дает не абстрактная дойная корова (государство), а конкретный владелец канала, который будет ротировать контент. В глаза корове смотреть не стыдно, а потому можно спокойно заниматься самовыражением и творчеством. Другое дело – заказчик-олигарх (он же – меценат и спонсор художника), для него делать кино «как хочешь» нельзя, необходимо постараться на совесть и сделать как можно лучше. А «лучше» в данном случае – означает сделать для зрителя. Не будет зрителя - следующий заказ получат другие, более адаптировавшиеся к рынку и гибкие в подходе к щепетильным вопросам творцы.

Пара слов о призерах

Решения смертных вообще никогда не бывают бесспорными, но нынешнее жюри конкурса авторской анимации в составе художника-постановщика Веры Кудрявцевой, композитора Александра Маноцкова, писателя и сценариста Марины Москвиной, аниматора Андрея Парыгина, режиссера-аниматора Екатерины Соколовой и режиссера Бориса Хлебникова с честью справилось с поставленной задачей. Решения, принятые ими, наверное, вызовут меньше дискуссий, чем прошлогодние.

Обладателем Гран-При ожидаемо стал Михаил Алдашин: его «Бессмертный» - образец высокого мастерства. Грустная сказка в жанре road-movie рассказана с применением традиционных кинематографических средств выразительности: смены ракурсов, движения камеры, перемещения персонажей в кадре, разной крупности планов, грамотных мизансцен, точных жестов героев.

Бессмертный

За лучшую режиссуру были отмечены Иван Максимов и Степан Бирюков. Максимов эволюционирует от фильма к фильму. Его «Длинный мост в нужную сторону» имеет выраженную сюжетную линию, раскрывает драму самопожертвования, и в целом идет дальше традиционного максимовского медитативного наблюдения за жизнью странных персонажей. Фильм С. Бюрикова «Подарки черного ворона», выполненный в технике пластилиновой анимации, передает не только содержание, но и настроение, обаяние, атмосферу поучительной грузинской сказки.

Легкий, забавный и, в то же время, затрагивающий серьезный конфликт «старого и нового» анекдот «Первобытный папа» выпускника «Школы-студии “ШАР”» Владимира Данилова был признан лучшим студенческим фильмом. За лучшее изобразительное решение была отмечена работа другого «ШАРовца» - Василия Шлычкова, совместившего в своей картине «Зима пришла» пластилин и кружево. У фильма есть проблемы в области драматургии, темпоритма, но членов жюри тронуло именно смелое и спорное визуальное решение.

Владимир данилов режиссер Первобытный папа фото - Валерия Рябина

За лучший мультипликат была отмечена «Обида» - мрачная история о накопленном негативе. Этот фильм создан Анной Будановой в визуальной традиции родной дня нее екатеринбургской школы, подарившей миру «Девочку-дуру», «Подарок» и другие ностальгические фильмы.

Обида

Лучшим детским фильмом была названа фантазия «Моя мама – самолет» Юлии Ароновой. Развивая абсурдное высказывание маленького героя, авторы ввязались в забавную игру: нарисованная в стилистике детской картинки женщина-самолет совершает будничную прогулку по свету. Фильм наполнен шутками и остроумными визуальными находками.

Звания лучшего дебюта удостоился авторский фильм Романа Соколова (режиссера некоторых серий «Смешариков») под названием «Друзья». Странная притча о добром человеке, отдавшем всё, даже свою жизнь за случайных встречных, завоевала огромную симпатию зрителей и всего лишь один голос уступила лидеру профессионального рейтинга, который возглавила «Снежинка» Натальи Чернышовой. По установленному с прошлого года правилу, не обладатель Гран-При Михаил Алдашин, а юная и тихая воспитанница екатеринбургской школы анимации, ныне обучающаяся во Франции, станет президентом будущего фестиваля. «Снежинка» - лаконичная, понятная, трогательная история про африканского мальчика, получившего от далекого друга необычный зимний подарок, наполнена добротой и светлым юмором. Фильм отличается крепкой драматургической основой, выразительностью деталей и яркой визуальной составляющей.

Тенденции и контртенденции

Конкурсная программа фестиваля анимационного кино в Суздале позволяет за три дня увидеть почти все фильмы, сделанные за год, и выявить наиболее очевидные тенденции в развитии современной отечественной анимации. Что-то, безусловно, являет собой лишь самовыражение отдельных творческих личностей, а что-то становится симптомом и приметой своего времени.

1. О техниках

Из года в год наблюдается тенденция к увеличению доли фильмов, сделанных в технике перекладки: это более простой, менее затратный и кропотливый процесс создания мультфильма. Результат, правда, получается соответствующим: не столь выразительным, живописным и красивым. Нет, конечно, перекладка – полноправная и уникальная художественная техника, но только в умелых руках. Для ее использования освоения краткого руководства «Animate Pro» явно недостаточно. Наиболее удручающе выглядят новые серии «Веселой карусели», сделанные на оживающем «Союзмультфильме» - «Куда идут животные» (реж. Мария Быстрова), «Ах, если б к нам приехал лес» (реж. Светлана Халькина) и «Как кричит крокодил» (реж. Элла Авакян). Впечатление, производимое этими откровенно слабыми по драматургии, непривлекательными историями, усугубилось примитивной перекладкой и вызывающими цветовыми решениями. И, к сожалению, эта работа получила поощрение от жюри в виде диплома.

Как кричит крокодил

Наиболее показательный пример простой и некачественной перекладки – фильм «Древо Руси Святой. Икона русской церкви». Создатели легким движением отдельных деталей фотоизображения икон попытались оживить персонажей евангельских и святоотеческих сюжетов. Результат получился прискорбным: неестественные и натужные движения Святых выглядят оскорбительно как для глаз зрителя, так и для чувств верующего человека. А «поцелуй Иуды», с неестественным вытягиванием шеи, представляет собой верх художественного безобразия.

Увлечение перекладкой, конечно, тенденция. Но тенденция, свойственная больше профессионалам наращивания хронометража и освоения государственной поддержки. Справедливости ради надо сказать, что многие настоящие художники остаются верны классической рисованной анимации. Даже Алексей Туркус после «Заснеженного всадника», преимущественно выполненного в перекладке, сделал с теми же героями рисованный фильм «Зашкаф», который, к тому же, получился намного короче и содержательнее. Студенты и дебютанты кропотливо осваивают именно рисунок, а не перекладку. Аккуратно и с большой фантазией сделала свой мультфильм «Из жизни одноклеточных» ВГИКовка Наталья Грофпель; Анна Буданова создала свою «Обиду» при помощи карандаша и кальки; выпускница театрально-художественного колледжа № 60 Екатерина Живайкина для рассказа своей истории «Cetus» использовала нарочито небрежные наброски. Ценно и приятно, что все больше студентов берутся делать кукольные фильмы. Отдельной благодарности заслуживает мастер пластилиновой анимации Сергей Меринов, предоставивший возможность своим подопечным мультипликаторам (молодым, одаренным и подающим большие надежды) сделать самостоятельно по небольшому эпизоду в разных техниках для фильма «Петушок и кошечка». Это немного повредило целостности картины, но эксперимент может быть признан удачным.

2. Об экранизациях

Сценарий – традиционно больное место нашего кино, и мультипликация не представляет здесь исключения. Почти все режиссеры-аниматоры (как опытные, так и начинающие) пишут сценарии самостоятельно, не прибегая к помощи кинодраматургов. В результате многие фильмы страдают от рыхлости сюжета, невнятности истории и излишней затянутости. В идеале, при создании оригинального сценария режиссер и драматург в плодотворном сотворчестве максимально эффективно используют выразительные возможности данного вида кино, отталкиваясь от природы и особенностей мультипликации. На практике, увы, получается по-иному и чаще всего – далеко не идеально. Совмещение разных профессий в лице «режиссера на все руки» оканчивается неудачей. Отсюда еще одна тенденция: из года в год растет и не находит удовлетворения потребность в профессионалах пера. И если мы хотим надеяться на повышение качества и выразительности отечественной продукции, эта потребность не должна игнорироваться кинообразовательными учреждениями. В идеале должна появиться целая плеяда людей, чья специальность по диплому будет «сценарист анимационного кино».

А пока такие уникумы как Алексей Лебедев остаются эксклюзивными бриллиантами, в качестве сценарной основы все большему количеству режиссеров приходится использовать не оригинальные истории, а заимствованные из других областей художественной культуры сюжеты.

Бывает, авторы черпают сюжеты в песнях. Таковы белорусские истории «Как служил же я у пана» (реж. Михаил Тумеля) и «Как хотела меня мать замуж отдать» (реж. Владимир Петкевич) из цикла «Музыкальная шкатулка-2», основанные на народном фольклоре; студенческий фильм «У девушки с острова Пасхи» (реж. Соня Меламуд) на песню Александра Городницкого; дебютный фильм «Друзья» (реж. Роман Соколов), апеллирующий к тексту древней песни индейцев племени Навахо.

Экранизации сказок – одно из самых популярных и успешных направлений мультипликации, которая как особый вид кино позволяет воплотить на экране волшебство, фантазию, необычайные превращения и путешествия. Помимо новых серий цикла «Гора самоцветов» на фестивале были представлены японская сказка «Как Гонсукэ лису ловил» (реж. Виктория Спирягина), сказка братьев Гримм «Белоснежка и Алоцветик» (реж. Елена Петкевич), старинная инуитская сказка «Девушка-скелет» (реж. Стефания Двояк ) и др.

Тенденция к увеличению доли экранизаций сама по себе не является чем-то негативным, но влечет к существенным парадигмальным сдвигам и изменениям в природе анимационного фильма. Сами свойства текстуальной основы вынуждают авторов делать длинные, растянутые фильмы, вводить закадровый голос. И это, увы, становится трендом.

3. Зачем много говорить, если можно показать?

Хотя кино – в первую очередь искусство визуальное, многие авторы не стремятся отказываться от закадрового текста и не пытаются избегать обилия диалогов. В большинстве случаев закадровый голос буквально пересказывает то, что зритель видит на экране. Если зритель имеет хотя бы один глаз, то, как правило, в подобных разъяснениях он не нуждается. А если нуждается, значит, режиссер потерпел полное фиаско в плане сюжетной и художественной выразительности.

Если в студенческих работах вроде «Непослушной морской свинки» (реж. Екатерина Полякова) это вызвано опасениями неопытного режиссера остаться непонятым и желанием подставить себе костыль, то в зрелых работах вербальность уже граничит с преступлением против природы кино. Как иллюстрация: в фильме «Чертик на заборе» (реж. Роза Гиматдинова) необходима только одна реплика, всё остальное содержание понятно из разворачивающегося на экране действия. Даже в фильме такого мастера как Алексей Демин «Тише, бабушка спит» наблюдается чрезмерное использование закадрового текста, доминирующего до такой степени, что мультфильм из самостоятельного произведения искусства превращается в последовательный набор движущихся иллюстраций к сказке Давида Дара. Казалось бы, уж к обладателю Гран-При точно не должно быть претензий, однако и ему не удалось избежать влияния указанных тенденций. В «Бессмертном» Михаила Алдашина горская сказка одновременно рассказывается в двух параллельных измерениях: визуальном и вербальном. Вопрос о такой уж безусловной необходимости закадрового голоса остается открытым.

Ведь могут же быть сами по себе понятны столь невербальные «Длинный мост в нужную сторону» Ивана Максимова, «Снежинка» Натальи Чернышовой, «При выходе не забывайте свои вещи» Нины Бисяриной, «Обида» Анны Будановой, «Первобытный папа» Владимира Данилова, «Крот на море» Анны Кадыковой, «Дыра» Анны Абашиной, «Дождь идет» Анны Шепиловой и другие увиденные на фестивале ленты.

На наш взгляд отсутствие слова не только делает фильм понятным носителям разных языков, но и придает произведению искусства особую ценность, помогает поддержать необходимую атмосферу, создать нужное настроение. В конце концов, именно изобразительная, невербальная считываемость составляет специфику киноязыка и особенность кино как вида искусства. Не будем забывать, что специфика киноискусства заключается в его свойстве быть понятным без слов.

Хорошей аналогией могут служить современные художественные выставки, на которых полотна с несколькими невыразительными цветовыми кляксами сопровождаются длинными и порой весьма заумными текстами, объясняющими нам, что мы должны видеть в том или ином произведении. Соотнесение такого рода живописи с классическими традициями достойно отдельного исследования и осмысления, но не хочется, чтобы подобные постмодернистские тренды послужили делу разрушения традиционного киноязыка, в канонах своих восходящего к дозвуковому периоду.

4. Моча, кровь и слезы…

Еще одна явно навеянная депрессивным климатом постмодерна тенденция: тяготение авторов к мрачным историям, психологическим драмам и страшилкам. В «The gift» Алиса Костогарова рассказала о ночных схватках черного кота с дьяволом, погрузила зрителей в атмосферу неизвестности и ужаса. Стефания Двояк поведала страшную сказку «Девушка-скелет». Фильмом «Обида» Анна Буданова рассказала о девочке, обида которой материализовалась в черном, мохнатом существе и постепенно захватила контроль над жизнью своей хозяйки. Маленькая героиня истории взросления «При выходе не забывайте свои вещи» Нины Бисяриной в поисках забытого в трамвае игрушечного зайца попадает в мистический и мрачный лес, населенный страшноватыми существами.

При выходе не забывайте свои вещи

В перечисленных выше фильмах, несмотря на некоторое атмосферное несоответствие ожиданиям зрителя, пришедшего «посмотреть мультики», всё-таки не содержится ничего разрушающего генетический и культурный код отечественной мультипликации. Патологично, когда мрачность сюжета усугубляется эстетически неприемлемыми физиологическими подробностями, коим вообще не место в анимационном фильме (мочеиспускание, половые акты и проч.) как это происходит в «Краткой истории Франца В.» Михаила Лисового. Эта история – один из тех случаев, который нуждается в отдельном психоаналитическом исследовании. К сожалению, создатели фильма, как часто бывало в подобных случаях на прошлых смотрах, не сочли необходимым предъявить себя зрителям и жаждущим общения критикам.

Краткая история Франца В

5. Обращение к традиции как контртенденция

Учитывая вышесказанное, впору поставить вопрос о генетической мутации отечественной мультипликации. Традиционно наши анимационные фильмы несут в себе неистребимый ген доброты. Они проникнуты добром, дарят надежду, настраивают на позитивное отношение к жизни и оставляют светлое послевкусие радости. Появление разножанровых картин – вещь хорошая, главное, чтобы негативные, патологически ущербные и мировоззренчески дефективные фильмы не стали доминирующим трендом.

Наиболее представительно и полно демонстрирует связь с отечественной традицией режиссер из Уфы Рим Шарафутдинов, показавший на фестивале сказку «Алдар и серый волк». Персонажи этой сказки созданы в манере Бориса Дежкина – незабвенного автора мультфильмов «Необыкновенный матч», «Шайбу! Шайбу!» и др. Публика с восторгом приняла картину, овациями отметив остроумные гэги, точные диалоги, выразительный мультипликат, динамичную драматургию. Увы, профессиональные жюри год из года принимают работы Рима с прохладцей. Диплом «За самый смешной грустный фильм» способен не утешить, а лишь раздосадовать. Причем не только автора, но и публику… особенно «нестоличную», «местечковую» - суздальскую. На древней земле, где все дышит великими традициями прошлого, как-то лучше помнят уроки истории, бережнее хранят культурное наследие - быть может, единственное еще не растащенное наше богатство. А кто обладает таким богатством, кто обладает культурной памятью – за тем неизменно есть будущее…

Алдар и серый волк

Вместо послесловия

В целом конкурсная программа 18-го фестиваля в Суздале произвела положительное впечатление, поскольку почти каждый из показанных фильмов хоть в чём-то неплох и демонстрирует хотя бы одну творческую удачу в какой-либо составляющей «анимационного волшебства». Профессиональные аниматоры, художники, сценаристы, режиссеры у нас, безусловно, есть. Вот только редко всех лучших людей отечества удается собрать в одном проекте. Постоянно где-то кого-то не хватает. Именно суздальский фестиваль становится той площадкой, на которой они могут встретиться для создания совместного, очень качественного проекта. Формированию таких профессиональных команд способствует проведение питчингов, которые в будущем должны стать неотъемлемой частью фестиваля. Если большинство съемочных групп будет состоять из профессионалов своей области, то преодоление небезопасных тенденций в отечественной анимации не за горами.  



Автор: Алёна Сычёва




Просмотров: 5835   |      





Все статьи по теме Открытый российский фестиваль анимационного кино в Суздале

06.11.2018Начался прием заявок на главный отечественный фестиваль анимации
19.03.2018Призеры Суздальского фестиваля: «Суета сует» получает Гран-при, «Динозавр Рики» едет в Канны
07.03.2018Суздальфест 2018 обнародовал конкурсную программу
20.02.2018Суздальфест 2018: Первые победители
02.02.201823-й Открытый российский фестиваль анимационного кино в Суздале: Курс на открытие новых имен


Комментарии:

12.03.2013
Алена, перекладка, про которую ты пишешь это следствие неправильного использования компьютерных программ, незнание мультдвижения и просто недостаток вкуса. Такая перекладка ничего не имеет общего с настоящей перекладкой, техника которой является такой же сложной как и рисованная анимация, да еще и и...
Подробнее  
11.03.2013
спасибо за полный обзор)




 
Все новости  |  Архив за неделю  |  Архив за месяц RSS

 PR агентство |
 
 О проекте |  Контакты |  Реклама на сайте |  Услуги |  Форум
 





База данных по киноорганизациям.