Олег Погодин: «Я брал уроки у Сергея Гармаша»



Версия для печати Опубликовать в блоге Послать ссылку другу

04.11.2011 18:44:07
В России начался прокат фильма Олега Погодина «Дом», совместное детище двух крупнейших продюсеров нашего времени Рубена Дишдишяна и Сергея Сельянова (дистрибьютор ЦПШ). Картина еще до выхода в прокат вызвала большой резонанс. Накануне проката обозреватель «ПрофиСинема» поговорила с режиссером и выслушала авторскую позицию.

Вита Рамм:
У вас не режиссерское, а киноведческое образование. Не планируете вернуться к первой профессии? Статьи ведь писать легче, чем снимать кино.

Олег Погодин:
Критиков и без меня в стране достаточно. Хороших – мало. Как и режиссеров. Если бы вернулся, то не ради рецензий, а ради киноведения. Почти никто не пишет о кухне фильма. Зрителям надо объяснять суть кино – писать о процессе, не только о результате. На русском языке нет монографий о крупнейших режиссерах мира. Где киноведение, которое историю кинематографа представляло бы в лицах? Как, например, книги, выходящие в издательстве «Rosebud Publishing». Вот «Знакомьтесь – Орсон Уэллс», в которой беседуют два режиссера – Уэлсс и Питер Богданович, правильная и нужная всем книга. Ее обязаны прочитать все, кто занимается кинематографом. И не только сценаристы, операторы, но и критики. Или «Знакомьтесь - Вернер Херцог», в которой режиссера «пытает» Пол Кронин. Мне очень жаль, что у нас подобных книг не пишут.

Вита Рамм:
Так может быть вам и начинать? Сочетание двух кинопрофессий сделает подобную книгу особенно интересной и полезной.

Олег Погодин:
Кто знает, может случиться и такое в моей жизни. Помехой будет лишь отсутствие среди отечественных кинематографистов культуры бесед о киноязыке. Режиссеры боятся серьезно рассуждать даже со своими коллегами. Не стоит бояться, надо рассказывать, как делается кино. Фильм от этого хуже не станет, а зрителю будет легче и интереснее на сеансе. Уж на что Стэнли Кубрик скрытным был, и то рассказывал, как снимает. А наши предпочитают напускать туман и делать вид, что им кто-то в ушко нашептывает решения.

Вита Рамм:
Ловлю на слове. С вас и начнем. Как сценарий воплощался на экране? Рассказывайте.

Олег Погодин:
Если бы не продюсер и тогда еще глава «Централ Партнершип» Рубен Дишдишян, поверивший в меня и запустивший с мини-сериалом «Родина ждет», а затем с «Непобедимым», фильма «Дом» не было бы, так как я не стал бы кинорежиссером. А воплощению замысла большое содействие оказал продюсер Сергей Сельянов. Стимул возник еще в 90-х, после беседы с один оператором. Он сказал: «Вот, представь себе - на экране просто дом, стоящий на открытом пространстве. Истории не было, только образ. И что-то во мне зрело так несколько лет. Плюс в подсознании, наверно, работали вестерны Сэма Пекинпа и Джона Форда. Одинокий дом легко ведь представить в голливудском кинопространстве. Но я вырос в Ростовской области, в таком же степном городе, и подобные пространства знаю, чувствую. Вот и подумал, что можно выстроить и русскую историю в таком одиноком доме. Я хотел сделать картину пейзажную, атмосферную, но при этом конфликтную.

Вита Рамм:
На экране зритель видит дивный дом. Где подобный нашли?

Олег Погодин:
Строили и построили. Мне повезло, что я работал с Сергеем Агиным. Невероятно талантливый и работоспособный художник. Он придумал дом, в котором реалистичность сочеталась со стилем барокко – всякие балкончики, мансарды, галереи. Я попросил упростить, потому что в подобной декорации очень сложно выстраивать мизансцены. Персонажам для того, чтобы просто встретиться, нужно было бы свешиваться через перила, долго идти друг к другу навстречу, вместо того, чтобы просто сделать пару шагов. Сергей согласился и переделал эскизы из гениальных в просто талантливые. А что он творил во время постройки дома! Искал в ближайших деревнях части старых домов – оконные рамы, двери, наличники, половицы, старый кирпич, сарайные доски…Он режиссировал биографию дома. Мне также очень повезло с оператором - Антуан Вивас-Денисов - запомните это имя!

Вита Рамм:
«Дом» снимался в большом пространстве. Тем не менее, в фильме очень плотное действие, вы не позволяете зрителям любоваться красотами природы.

Олег Погодин:
Героям разъезжать по степи и медитировать на природе некогда. У них много дел и время для них спрессовано до секунды. Да и мне такой открыточный кинематограф не близок. Все паузы, их продолжительность должны быть оправданы смыслом. Через паузы тоже можно раскрывать отношения. В сценарии было больше диалогов, но во время съемок, а затем и монтажа, я стал сокращать, так как увидел взаимодействие актеров на площадке – их взгляды, реакции были выразительнее, нежели слова. Например, в сцене с сестрой, которую играет Евгения Дмитриева, герой Сергея Гармаша рассказывал больше. Информация была важна, но эпизод затягивался, и пропадало напряжение. Мы перед съемками, ночью, с Сергеем выстроили эпизод на недомолвках, как страшную сказку. Это сработало лучше, чем подробности, что были прописаны в сценарии.

Вита Рамм:
Но, с другой стороны, надо отметить, что «Дом» - фильм не быстрый.

Олег Погодин:
Да, он не шустрый, как сейчас модно снимать. Плотность его была заложена в характерах. И на экране она получилась благодаря таким актерам как Сергей Гармаш. Он первым возник у меня еще на этапе сценария. Меня в этом и Сергей Сельянов поддержал. Практически с первого дня работы над режиссерским сценарием я думал о Богдане Ступке, Екатерине Редниковой, Владимире Епифанцеве, Иване Добронравове, Игоре Савочкине. А когда познакомился с Ларисой Ивановной Малеванной и Петром Зайченко, то сразу понял, насколько они нужны фильму. Хотя в начале на их роли были утверждены другие артисты.

Вита Рамм:
В вашем фильме действительно яркий ансамбль артистов. Никто из них на площадке не стремился проявлять свою «звездность»?

Олег Погодин:
Спасибо за слово «ансамбль», вы правильно определили наш кастинг. Ничто и никто не должно было мешать воспринимать всех героев как большую семью. А у Сергея Гармаша я еще и учился, он как личность помог мне делать «Дом». В таланте Сергея я никогда не сомневался. Он поразил меня особой дисциплинированностью, порядочностью, человечностью. И ни грамма звездности. Я так могу сказать о каждом своем артисте, но именно Сергей стал стержнем фильма.

Вита Рамм:
Можно замечание? Вы сокращали диалоги, но драка между персонажами Гармаша и Епифанцева снята с натуралистическими подробностями. И эротические сцены, на мой вкус, занимают больше времени, чем нужно для фильма.

Олег Погодин:
В драке проявляются новые грани персонажа Сергея Гармаша, и я не мог сокращать. В начале «танец драки» был поставлен довольно изысканно. Но по ходу дела все манерные штучки я убирал, братья должны были мутузить друг друга грубо, как в жизни. В первые минуты что-то не получалось. А когда подобное происходит, я направляю камеру в лицо артисту. Если актер хороший, то его крупный план всегда подскажет, как работать дальше. И Сергей Гармаш мне показал правильное решение этого эпизода.

А эротика подчеркивает чувственность степи. Разве это плохо? Вашим читателям могу рассказать закадровые подробности. Я хотел, чтобы эротическая встреча Натальи, героини Екатерины Редниковой, и ее любовника в балке, происходила утром. Туман, два одержимых страстью человека. Но степь внесла свои коррективы. После команды «мотор!» вдруг поднялся ветер и поменял мне и артистам весь характер эпизода. Ветер заиграл волосами героини, стал рвать рубашку на герое. Сцена на глазах стала превращаться в романтическую встречу влюбленных. Пришлось все переснимать.

Вита Рамм:
На экране очень много смертей. Вместо любви – плотские страдания. О чем же должен подумать зритель по окончании сеанса? Что семья – это опасно?

Олег Погодин:
"Дом" - фильм о том, как доведенная до первобытного примитива мужская система ценностей разрушает основу русского общества – семью. Меня долгие годы доставала одна мысль: о разобщенности русских, о том, что среди русских слабеют семейные, родственные связи… Я думал о том, что жестокость и насилие в наших семьях, как средство воздействия друг на друга, почитаются больше всего. А любовь – она спрятана где-то глубоко под всем этим. И лишь смерть или беда могут объединить наших людей в любви друг другу. У зрителя, на мой взгляд, должно возникать чувство беспокойства и желание подумать о собственной семье – все ли там в порядке. Мы привыкли обвинять правительство, государство, но во многих своих проблемах и бедах виноваты мы сами. Современная семья, как основа коммуникации, в России, считаю, уже рухнула.

Вита Рамм:
А причина разлада семьи в Вашем «Доме»? В столетнем деде – красноармейце, который штыком устанавливал новые порядки в стране?

Олег Погодин:
С него начинался сценарий. 1919 год, дед приезжает в эти края собирать первую продразверстку и зарубает собственного брата. (Продразверстка - продовольственная разверстка - система заготовок сельскохозяйственных продуктов в Советской России в 1919-1921 гг., элемент политики «военного коммунизма» - прим. ПрофиСинема). К сожалению, продюсеры не согласились финансировать съемки пролога. Я предлагал снимать в совсем бюджетном варианте – на пленку Супер 8, в черно/белом варианте, с крупной зернистостью, что создавало бы иллюзию хроники. Но продюсеры посчитали, что такой эпизод придаст фильму совсем уж негативное настроение. Сценарий и без этого особым оптимизмом не отличался. Виню себя за мягкотелость, надо было настоять.



Автор: Вита Рамм




Просмотров: 5740   |      









 
Все новости  |  Архив за неделю  |  Архив за месяц RSS

 PR агентство |
 
 О проекте |  Контакты |  Реклама на сайте |  Услуги |  Форум
 





База данных по киноорганизациям.