Интервью с командой «Астра»: «Сейчас уже дело чести и имиджа — поддержать российское 3D»



Версия для печати Опубликовать в блоге Послать ссылку другу

26.02.2016 13:45:00

1 марта 2016 года в рамках 99 Российского Международного Кинорынка состоится индустриальная конференция «3D для российских проектов: тренд, преимущество или бонус?». Один из организаторов мероприятия — компания «АСТРА Иджис Альянс», российское представительство группы компаний «EGIDA EURO» (Чехия), специализирующейся на 3D-конвертации видеоконтента различного содержания, назначения и объёма. Среди недавних успешных проектов в истории команды «Астра» — 3D-версии фильмов «Вий» (режиссер Олег Степченко), «Он-дракон» (режиссер Индар Джендубаев), «Экипаж» (режиссер Николай Лебедев), трейлер «Мафия: Игра на выживание» (режиссер Сарик Андреасян), трейлер «Викинг» (режиссер Андрей Кравчук). В преддверии события интернет-портал «ПрофиСинема» пообщался с генеральным продюсером и владельцем компании Юрием Литвиновым, генеральным директором Мариной Литвиновой и директором по производству Олексом Петцом о проблемах и перспективах 3D в России. 

Юрий Литвинов   Марина Литвинова

Корреспондент:
Группа компаний Egida Euro была основана ещё в 2007 году в Чехии, а на сегодняшний день у вас есть представительства в России и Индии. Недавно пыталась вспомнить, какой первый фильм посмотрела в 3D, но так и не смогла. Понятно, что «бум» пришёл с «Аватаром», но это был 2009 год, а что же было до? Расскажите, с чего вы начинали. 

Олекс Петц: 
У меня всё началось с детского восторга при просмотре объемных геометрических объектов в атласе инженера. Когда ты надевал анаглиф-очки и смотрел 2D картинки, они превращались в парящие над бумагой 3D-объекты. Природа этого явления казалась загадкой, которую очень хотелось разгадать. Инженерное образование позволило сделать это быстро, но останавливаться только на понимании теории не хотелось. Хотелось создавать такие изображения самому. Вот тогда в 2005 году был разработан первый прототип метода конвертации, который использует наша компания. Он был полностью аутентичным. В дальнейшем я узнал и другие существующие подходы к 3D-конвертации. Разработка собственного метода дала абсолютное понимание процесса, его достоинств и недостатков, после чего возник вопрос: не перевести ли это из увлечения в бизнес? 3D-технологии, разумеется, диктуют необходимость использования специализированного оборудования, поэтому путь популяризации этого бизнеса был нелёгким. Когда в 2009 году Джеймс Кэмерон представил миру «Аватар», наше предложение и навыки получили должное применение. Из-за специфичности и трудоемкости процесса, конкурентов на ближайших рынках почти не было, но ситуация быстро изменилась, когда процесс освоили китайские и индийские студии.

Юрий Литвинов: 
Память хранит два впечатления из далёкого советского детства, напрямую связанные с моим нынешним делом жизни. Первое - это объёмные зверушки в анаглифе из книжки про театр Дурова. Эмоции были настолько сильны, что я даже запах этой книги помню. Вторым был взрыв восторга от направленной прямо в лицо палки шашлыка во время просмотра фильма в пионерском лагере в Евпатории. Именно таким образом верно используемый стереоэффект должен оставлять глубокие засечки в памяти зрителя. Теперь я знаю, что это называется отрицательный параллакс, иначе — вылет. 
Свой современный поход в стерео мы начали почти 9 лет назад на территории Европы, в Чехии, где все кинотеатры оснащены оборудованием 3D. Бизнес-идея для меня стала ещё и увлечением, благодаря Олексу. Он подходит к процессу с научно-исследовательской точки зрения. Всё программное обеспечение, используемое в производственном цикле, создано нашими разработчиками на основе многолетних теоретических изысканий и практических работ. Более того, эта система совместима с любым ПО, используемым на стороне наших партнёров. 
А партнёров становится всё больше. Но, к сожалению, количество не всегда перерастает в качество. Мода на 3D пришла, фильмы стали зарабатывать на этом кассу, и некоторые авторы стали эксплуатировать 3D без разбора. Зритель же привыкает к банальным объёмным картинкам и забывает, что он пришёл на аттракцион. Другое дело, если в фильме есть хотя бы пара десятков wow-эффектов, тогда люди, выходя из зала, вспомнят их и расскажут другим – сделают сарафан. Есть фильмы, которым просто не нужна стереоверсия. Зачем приглашать зрителя на просмотр ходячих объёмных картинок? 

Марина Литвинова: 
Фильм для 3D должен затачиваться на стадии сценария, а разработка стерео-брэйкдауна являться неотъемлемой частью подготовки съёмок. Первым подобным ярким опытом для нас останется работа с авторами фильма «Викинг». Режиссёр Андрей Кравчук был первым, кто говорил с нами о 3D, как возможном способе реализации своего творческого замысла. А пример скрупулёзного подхода к качеству выходного материала дал продюсер Анатолий Максимов. Фильм сам по себе станет ярчайшим событием, а если производители примут решение делать стереоверсию, то это будет настоящее, правильное 3D.

Корреспондент:
Когда вы открыли подразделение в России? У вас на тот момент уже были здесь проекты?

Юрий Литвинов: 
Ростки нашего бизнеса занялись на этом рынке после «Аватара». Большинство российских игровых и мультипликационных фильмов, конвертированных в 3D, сделаны с участием наших специалистов на подряде под эгидой других компаний. Мы на тот момент только пробовали здесь свои силы — заказов хватало в Европе и Китае, как собственно и сейчас. Но в 2013 году волею случая вместе с проектом «Вий» Олега Степченко мы официально шагнули на российский рынок. Тогда продюсеры компании «РФГ» сами предложили поработать, а Egida Euro впервые попала в титры на русском языке. После знакомства с Алексеем Петрухиным, продюсером этого фильма, я понял, что пришло время интегрироваться в российский постпродакшн. Кстати, следя за успешным продвижением франшизы «Вий», надеюсь ещё раз прикоснуться к прекрасному. Потому что, судя по увиденным рабочим материалам, это будет кино высочайшего качества стереосъёмки.
В последние годы, к сожалению, я вынужден констатировать отсутствие конкуренции на рынке 3D-конвертации. Злую шутку сыграл рубль со своим падением. Бюджеты компаний трещат по швам, и не могут позволить привлечь зарубежных специалистов. С одной стороны, это хорошо, но с другой, даже обидно — при отсутствии конкуренции падает потребность в 3D. И меня здесь больше волнуют не перспективы продвижения нашей компании (у нас работы хватает), а пустой российский рынок. В 2015 году в России состоялся релиз порядка 750 кинокартин, из которых 50 вышло на экраны и в формате 3D. Это количество составляет около 7% от числа всех релизов за год — среди них только 5 кинопроектов российского производства (0,7% от общего числа и 10% от всех 3D фильмов). Почему 3D в загоне? 
Основная причина, как я сказал, в том, что нет настоящего стерео, нет эффектов, нет зрелища, за которым зритель приходит в кинотеатры. Ну и, конечно, низкое качество 3D, что часто является причиной плохого самочувствия людей после просмотра. Супервайзер одной компании пожаловался, что голова болит после 3D. Когда он перечислил фильмы, которые смотрел, я заметил, что среди них нет ни одного с нашим участием. Так что, всё познаётся в сравнении, и мы в этом сравнении часто переигрываем многих зарубежных исполнителей.

Корреспондент:
В Лас-Вегасе на выставке достижений в области оборудования для кинотеатров ShoWest 2008, New Line Cinema представила проект «Путешествие к центру земли», как первый пример художественного фильма полностью снятого в 3D по новой технологии. Насколько все изменилось с тех пор? Как изменились технологии? Изменились ли услуги, которые предоставляет ваша компания? 

Олекс Петц: 
На самом деле, это не совсем так. 3D-технологии как таковые известны еще с 19 века, а в кинематографе — с середины 20 века. Из-за сложности оборудования их распространение все время натыкалось на барьер экономической целесообразности. Однако единовременный рост интереса к 3D и появление компьютерного инструментария дали толчок новому витку развития технологий и появлению 3D-реконструкции, как способу создания масштабных спецэффектов для фильмов. Рост уровня спецэффектов, которые уже пришлись по вкусу зрителю, даёт значительное усовершенствование качества картинки. Естественно, мы тоже не можем отставать, и спектр наших услуг постоянно пополняется различными задачами, которые, так или иначе, близки нам по технологиям и навыкам. 

Корреспондент:
Ваша основная услуга — 3D-конвертация. Не могли бы пояснить, в чем преимущество 3D-конвертации перед съёмкой в 3D? 

Юрий Литвинов: 
Снимать кино сразу в 3Д дорого и непросто, поэтому очень часто прибегают к конвертации. Особенно с сегодняшними низкими бюджетами. Конвертация дешевле съёмки. Поэтому преимущество одно – стоимость! Конечно же, добиться съёмочной картинки реконструкцией не возможно. Но, благодаря росту технологий, мы позволяем получить высокое качество за очень разумные деньги. К слову, даже при стереосъёмке приходится дорабатывать многие моменты с помощью конвертации. Так что можете себе представить, качество даже для искушённого зрителя очень хорошее.

Корреспондент:
То есть правильно я понимаю, что 3D конвертация более востребована?

Олекс Петц: 
Да! Как и в Европе, в России практически нет фильмов, которые сейчас снимаются непосредственно в 3D. Простят меня те, кого я не упомяну, но мне известно только о франшизе «Вий» Алексея Петрухина.
Есть и другие способы получения стереоизображения, кроме конвертации. К примеру, если сцена не снята на камеру, а является результатом композинга 3D моделей и 3D окружения, т.е. практически полностью состоит из компьютерной графики, то при должном подходе можно выполнить эмуляцию стереосъемки виртуальными камерами. Хотя опыт последних фильмов показывает, что это не самый удачный вариант. Во-первых, существует специфика получения стереоизображения, и специалисты по графике, возможно, не всегда представляют, как картинка будет смотреться на экране. Они делают это, скорее, по неким заданным параметрам. Потому что им важнее получить визуальное оформление. Во-вторых, надо отделять мух от котлет — графикой должны заниматься одни люди, а стереореконструкцией другие. Ты сам никогда не сможешь объективно оценить результат своей работы. Кроме того, есть такое понятие, как вкусовщина. В-третьих, художники, к сожалению, иногда просто не успевают! Все проекты, хоть и по объективным причинам, на постпродакшн горят — последние шоты и фреймы допиливаются в последние недели, дни и часы. Многие продюсеры и режиссёры после этого задумываются, отдавать ли стерео художникам. Но беда в другом! Многие задумываются, делать ли вообще стерео. 

Юрий Литвинов: 
Добавлю, 3D-конвертация — это отдельный вид VFX со своей спецификой и нюансами. А самое главное, это работа с мозолями! (улыбается) Ей должны заниматься подготовленные люди. Все те, с кем мы работаем, графику делают высокопрофессионально, но стерео для них это непрофильно и дорого. Моя цель — найти постоянных партнёров среди VFX-команд и работать с ними слаженно на общий результат. Дело в том, что часто нашей команде приходиться делать повторно работу, которая уже была проделана специалистами этих студий, и наоборот. Симбиоз наших узкопрофильных команд в постпродакшн является выгодным для понимающих продюсеров, так как приводит к уменьшению бюджета, сроков и повышению качества выходного материала. 

Корреспондент:
Ваша компания «Астра Иджис Альянс» помогает авторам фильма реализовать свой творческий замысел 3D. Как вы вступаете во взаимодействие с заказчиком? 

Марина Литвинова: 
На моей памяти три способа. Первый: режиссёр, читая сценарий, понимает, что его замысел выиграет от 3D. Продюсер понимает, что стереоверсия повысит кассу. Они на начальной стадии принимают решение и ставят себе задачу найти исполнителя. В данном случае они проводят некий анализ конъюнктуры рынка, находят нескольких исполнителей и делают предложение. Самая важная часть рыночной процедуры на этом этапе — проведение теста. Создатели фильма раздают компаниям один и тот же кусок материала и предлагают сделать тестовое 3D, которое потом оценивают, комментируют ошибки и высказывают пожелания. Здесь, кстати, важно не только качество самой работы, но и умение исполнителя взаимодействовать, адекватно реагировать на комментарии и замечания, а также оперативность исправления ошибок и учёта пожеланий. 
Второй способ: фильм снят, начался монтаж. Продюсер общается с прокатчиками, которые играют серьёзную роль в выборе формата фильма. Если они договариваются, то продюсер ставит новую задачу — сделать 3D-версию. И тут нет других вариантов, кроме как обратиться к нам. Невозможно переснять, невозможно переделать графику. Тогда производители приходят к нам — и мы просто делаем реконструкцию 2D в 3D.
Наконец, третий вариант. Решение делать стерео версию фильма принято изначально: есть исполнители, или исполнитель VFX-студия, однако компания в какой-то момент понимает, что не успевает, обращается к нам и просит помочь. 

Корреспондент:
Должно быть, переделывать уже отснятый фильм путь более сложный, чем работать над фильмом, подготовленным на стадии сценария?

Юрий Литвинов:
Для нас нет. Конечно, это отлично, когда кино изначально задумывается под 3D — это обеспечивает качество в мелочах, но на процесс нашей работы это никак не влияет. И если уж на то пошло, это не влияет на ценообразование, ведь финансовый вопрос сейчас для всех самый больной.

Корреспондент:
Больной, но решаемый?

Юрий Литвинов: 
Опыт последних проектов говорит, что решаем. Существуют мировые цены — цены в долларах и евро, и мы всегда работали в валютных контрактах. Наличие долгосрочных контрактов со студиями из Гонконга и Европы, позволяет не гнаться за сверхприбылями на российском рынке. Самое неприятное произошло, когда обрушился курс рубля: бюджеты многих фильмов, выпуск которых планировался в ближайшее время, изменились, и из планов производителей выпала конвертация. Но заранее проведённая реструктуризация позволила нам получить новое рыночное преимущество: наши российское и индийское подразделения работают за рубли. Поэтому опять выходим на переговоры, согласовываем заново суммы, которые обсуждали год-два назад. Сейчас уже дело чести и имиджа — поддержать российское 3D. 

Корреспондент:
Ваша компания работает над одним из самых ожидаемых российских фильмов 2016 года — «Экипаж». Как вы считаете, удивит ли эта картина зрителя своей зрелищностью? 

Олекс Петц: 
3D-версия фильма «Экипаж» — полностью проект «Астры». Работать со всем материалом целиком — не только выгодно для заказчика, но и правильно для зрителя. В итоге получается сбалансированный результат. 
Картина, безусловно, зрелищная. Николай Лебедев вновь создал шедевр. В очередной раз хочется отметить рост российской школы VFX. Именно для таких картин, когда необходимо полное сопереживание и помещение зрителя в центр событий, необходим 3D-формат, который, на мой взгляд, не только аттракцион, а прежде всего, погружение. На наших глазах и без того профессиональный материал фильма получает дополнительную объёмную жизнь.

Марина Литвинова: 
Мы видим материалы фильма в процессе работы и уверены, что он будет событием года. К тому же в формате IMAX 3D фильм заиграет глубиной всех своих преимуществ. Сейчас погружены с головой в процесс, вроде всё успеваем, в чем во многом заслуга Леонида Верещагина, продюсера фильма, а также персонала студии «Тритэ» Никиты Михалкова. Они, с одной стороны, знают, чего хотят, с другой — очень нам доверяют. Это ценно и комфортно. 
Если говорить в принципе о нашей работе, то в нашем общем деле очень важно доверять профессионалам — мы не лезем в графику, в режиссуру, но когда нас спрашивают, как лучше сделать стерео, беремся за дело. И продюсеры к этому адекватно относятся. 

Корреспондент:
А бывает ли, что вопрос не в бюджете, а просто сама по себе картина не нуждается в 3D, но заказчик настаивает?

Юрий Литвинов: 
Да, бывает! Был такой клиент в прошлом году — мы сделали ему всё очень качественно, но сам по себе фильм не для 3D, и этот формат ему ничего не принёс. Вот представьте себе такие фильмы, как «Собачье сердце» или «Семнадцать мгновений весны» — шедевры советского кинематографа, бесподобные картины, но зачем им объём? Тем не менее заказчик по каким-то причинам хочет 3D-версию и находит под это деньги. В этом одна проблема – аналитики вносят подобные картины в общий список «неудачного» 3D, строя на этом свои выводы о невостребованности стереоверсий.
Гораздо хуже обратная ситуация: 3D напрашивается, но у производителя не хватает бюджета, и он в последний момент жёстко оценивает финансовые риски. Общий вывод очевиден: либо нет денег, либо нет желания, либо понимания, что это принесёт. 

Корреспондент:
Что же всё-таки приносит 3D-формат производителям? На сегодняшний день 3D — это тренд, преимущество или бонус?

Олекс Петц: 
Я думаю, что выбор многих продюсеров в пользу 3D, в первую очередь, обусловлен желанием сделать кино для разного зрителя. Несмотря на то, что 3D ругают, я бы назвал это ворчанием. Конечно, при правильном подходе (мы, как никто, знаем его) — это бонус. И, в конце концов, давайте Россия будет уважать себя не только за то, что делает ракеты и когда-то перекрыла Енисей....

Юрий Литвинов: 
На мой взгляд, это уже давно не тренд. Как и любая мода, мода на 3D может уйти. По мнению обывателей и даже некоторых специалистов, это и происходит. Однако судят они исключительно по цифрам. Аналитики берут общие цифры бокс-офисов, видят упадок и делают выводы, сравнивая с «Аватаром», «Марсианином» и так далее. Я думаю, что это не мода проходит, а на фоне избытка некачественного продукта теряется хорошее 3D, и, соответственно, общая потребность в нём. Главный вывод в том, что не нужно делать каждый фильм в 3D — создавайте кино специально под этот формат и делайте качественно, и тогда вы на этом заработаете. Конечно, это преимущество для конкретного фильма, и соответствующий вытекающий финансовый бонус — к этому ведёт вся доказательная база. 

Корреспондент:
Может ли сегодня формат 3D принести существенную прибыль проекту? 

Юрий Литвинов: 
Количество кинозалов в России с оборудованием 3D уже достаточно большое. Но с сожалением хочу констатировать, что в эти новогодние праздники многие залы простаивали из-за отсутствия 3D контента. На самом деле, и у 3D-формата есть свой зритель, страсть которого к стереоэффектам, безусловно, даёт дополнительный доход.

Марина Литвинова: 
Про прибыль должны говорить данные о прокате. Есть фильмы, которые формат 3D тянет вниз и до конца себя не отрабатывает. Это ошибка продюсера, но не исполнителя. Конечно, если привязывать 3D к каждому фильму, стерео может сыграть негативную роль, и прежде всего в отношении себя, как бонуса. Этот ответственный момент контролируется продюсером, который должен сделать осознанный выбор 3D. И сейчас он может это сделать за реальные российские деньги. Когда у исполнителя, как у нас, есть стабильные долларовые контракты, компания может себе позволить снизить прибыль. Например, «Экипаж» мы делаем по эксклюзивной договорной цене, потому что верим в российское кино, и в частности в этот фильм. 

Корреспондент:
Вы работали и с российским, и американским, а также с европейским, с китайским заказчиком. Есть ли какие-либо принципиальные различия в процессах производства? 

Юрий Литвинов: 
Русская удаль присутствует и в кинопроизводстве. Только в российском постпродакшн можно сделать конвертацию сцены — она уйдёт, работа будет оплачена, но потом сцена вернётся перемонтированной, с необходимостью делать конвертацию заново. И хоть за это платят, но специалисты (особенно, чехи) поражаются: как можно просто выкинуть в корзину проделанную работу? Знаете, как просто и скучно работать с китайцами?! На самом берегу договорились, сказали: нам нужно 10 раз по 10 минут. Аванс — материал — работа — расчёт. Ни разу за всю работу ни одного возврата! Как написано в договоре, так и происходит. У нас в России всё творчески, всегда с ночными и праздничными переработками, но в кайф. 

Корреспондент:
Несмотря на все эти трудности работы с российским заказчиком и общую нестабильность рынка, вы, тем не менее, активно работаете в России и даже идёте на компромиссы, возможно, где-то себе в ущерб. С чем это связано?

Юрий Литвинов: 
Не хочется говорить банальностей, но я патриот. Жил во многих странах, в том числе, бывшего СССР и в Европе. Всегда и везде уживался, уважая страну проживания и её обычаи. Но родина здесь, где могилы моих родителей и родных. Досадно слышать людей, которые уехали жить за границу, преуспели там в чём-то, и оттуда начинают поносить Россию. Если что-то не даёт тебе покоя, возвращайся и меняй, переделывай, привози опыт и внедряй, что-то делай для страны, которая дала тебе многое. Поэтому наша команда работает, чтобы российское 3D-кино поднялось на мировой уровень и выше, вышло на международный рынок. Множество проб по просьбе продюсеров для определения будущего формата их картин выполнены безвозмездно. Реконструированные нами в 3D трейлеры фильмов «Мафия: Игра на выживание» (режиссер Сарик Андреасян) и «Викинг» (режиссер Андрей Кравчук) представляли российское кино на международных мероприятиях. Мы готовы участвовать в любых российских проектах на стадии принятия решения о необходимости 3D версии абсолютно бесплатно.

компания АСТРА Иджис Альянс и группа компаний EGIDA EURO (Чехия)



Автор: Кристина Манжула




Просмотров: 4812   |      





Все статьи по теме кинобизнес

14.08.2018Итоги уикенда с 9 по 12 августа: монстр глубины проглотил Тома Круза
14.08.2018Распространение европейского контента на внешнем рынке
14.08.2018Рынок копродукции на кинофестивале в Les Arcs принимает заявки
14.08.2018Teen Choice Awards 2018: подростки сделали свой выбор
13.08.2018120 кинематографистов со всего мира поддержали Олега Сенцова

Все статьи по теме Российский Кинорынок

09.08.2018Объявлены даты проведения 107 Российского кинорынка
08.08.2018Европейская аудиовизуальная обсерватория приедет на Кино Экспо
07.06.2018106 Кинорынок: Инструкция о том, как найти киллера для самого себя, излечиться от депрессии и клонировать мамонта – в пакете Русского Репортажа
06.06.2018106 Кинорынок: Russian World Vision – от Каннских хитов до крупных фантастических проектов
05.06.2018106 Кинорынок: Экспонента переходит на высокобюджетные проекты

Фоторепортажи по теме Российский Кинорынок

105-й Российский Кинорынок: основные мероприятия104-й Российский Кинорынок: Основные мероприятия103 Кинорынок: Основные мероприятия


Комментарии:

26.02.2016 Игорь Дауров
Главная проблема спада зрительского интереса к 3D кино - именно в том, что продюсеры и режиссёры уверены в крайне ошибочном посыле: создавайте кино специально под 3D формат. Это категорически неверно!!! Ибо стереоскопия - как новое выразительное средство в руках умелого художника даёт совершенно нов...
Подробнее  




 
Все новости  |  Архив за неделю  |  Архив за месяц RSS

 PR агентство |
 
 О проекте |  Контакты |  Реклама на сайте |  Услуги |  Форум
 





База данных по киноорганизациям.