Евгений Емелин: «Чудеса сопровождали нас во время работы над фильмом "Варавва"»



Версия для печати Опубликовать в блоге Послать ссылку другу

20.02.2019 13:45:00

Сегодня, 20 февраля, в Интернете появился трейлер жизнеутверждающей ленты «Варавва». Картина выйдет в прокат весной этого года. Режиссер Евгений Емелин и продюсер Антон Кириллов в интервью ПрофиСинема рассказали о своем ярком кинодебюте.

Корреспондент:
Евгений, «Варавва» - ваш дебют в кино, задумка которого пришла к вам еще в 2006 году. Расскажите пожалуйста, как родилась идея сценария? Что побудило вас заняться режиссурой?

Евгений Емелин:
Все началось с книги, которую мне порекомендовали прочитать, она называется «Варавва. Повесть времен Христа» Марии Корелли. Я по-настоящему проникся ею: думаю, большое значение имел и перевод, сделанный княгиней Кропоткиной - как я узнал позже, книга была переведена по настоянию императора Николая II. Роман показался мне невероятно кинематографичным. Я никогда не писал сценарии, не снимал кино и даже не думал об этом, но, прочитав книгу, захотел, чтобы ее экранизировали. И решил попробовать самостоятельно подготовить сценарий. Позже мой друг, а впоследствии оператор-постановщик картины Андрей Дейнеко, который в то время учился на операторском факультете во ВГИКе, предложил снять с ним первую сцену из сценария в качестве зачета по дисциплине «Этюд». Мы сняли и даже показали этот фильм на фестивале ВГИКа, получив положительную рецензию в студенческом журнале. Через четыре года Андрей снял полнометражную картину «Варавва» и защитил диплом. Спустя время я дал почитать сценарий Антону Кириллову, с которым мы работаем вместе. Он загорелся идеей снять картину и предложил мне самому стать режиссером. Я настолько хотел реализовать эту задумку, что согласился на его предложение. А потом «включать заднюю» было уже как-то неловко.

Корреспондент:
В основе картины - библейский сюжет о распятии и воскресении Христа. По сути, вы перенесли на экран историю, которая могла происходить чуть менее 2000 лет назад. Важно ли было, рассказывая историю о вере, коммуницировать с современным зрителем? Какой месседж заложен в картине?

Евгений Емелин:
В картине мне было очень важно показать переход от жизни героев до встречи с Христом и после нее, показать осознание всеми героями картины исключительности происходящего: жизнь текла и протекала, а потом произошла встреча с Ним, и теперь ничего уже не будет по-прежнему. Солнце будет всходить и падать за горизонт, как и раньше, дети будут вырастать, как и раньше, седых волос с каждым годом будет становиться все больше и больше. Но ничего не будет по-прежнему. Таким образом, я хотел сказать зрителям, что всё меняется и наполняется смыслом, когда человек обретает веру. В фильме показан путь героя от убийцы до христианина, встретившегося с Богом и достигшего гармонии с самим собой. Поэтому, взяв за основу библейский сюжет, мы рассуждаем на вечную тему выбора жизненного пути. Думаю, эта тема будет всегда актуальна для зрителей.

Корреспондент:
Фильмы на сюжет о распятии и воскресении Христа снимали Пьер Паоло Пазолини, Франко Дзефирелли, Мартин Скорсезе, Джордж Стивенс и другие культовые кинорежиссеры. Вдохновлялись ли вы их киноработами при создании фильма?

Евгений Емелин:
Безусловно, я видел много фильмов на эту тематику: работы Пазолини и Скорсезе, других режиссеров, картину «Разбойник Варавва» 1961 года, снятую по мотивам романа шведского писателя Пера Лагерквиста. Совсем недавно посмотрел «Страсти Христовы» Мэла Гибсона, в которой он пытался воссоздать последние 12 часов из жизни Христа, показал происходящее во всей жестокости и, по-моему, опустил свою ленту до жанра хоррора. Не могу сказать, что вдохновлялся этими киноработами – смотрел их больше из интереса к теме. Думаю, наша картина отличается от большинства фильмов, повествующих о событиях тех времен. Мы ушли от прямого изображения образа Иисуса: он присутствует в фильме как символический образ. Кроме того, наша история, положенная на библейский сюжет - вымышленная. Не нужно забывать, что это экранизация. В ней есть придуманные герои: например, сестра Иуды Юдифь, о ней нет ни одного упоминания ни в первоисточнике, ни в апокрифах. Все «детективные» мотивы в картине также вымышленные - это размышления на тему, как могло быть, своего рода «спин-офф» библейского сюжета.

На съемках фильма «Варавва»

Корреспондент:
Нередко мастера кино в изображении библейских мотивов переносят на экран работы известных художников. Есть ли в вашей картине отсылки к другим произведениям искусства?

Евгений Емелин:
Мы не стремились к воссозданию каких-либо произведений в тексте картины, но вдохновлялись живописью таких художников, как Николай Ге, Караваджо, Рембрандт.

Корреспондент:
В фильме вы воссоздали атмосферу эпохи Христа. Как на экране рождался образ того времени? Где снималась картина? Каким средствам выразительности уделили наибольшее внимание?

Евгений Емелин:
Мы не ставили перед собой задачу добиться детальной реконструкции, точного соответствия времени костюмов и реквизита, в нашей ситуации это было бы невозможно, но нам было важно передать чувственный образ эпохи. При выборе визуальных решений стремились к очень простой цели - снять красиво.
Большая часть картины снималась в Крыму, мне показалось, что это место по энергетике, атмосфере, пейзажам, истории напоминает Иерусалим. Кроме того, в Севастополе крестился князь Владимир, именно там началось Крещение Руси. Мы снимали в каменном городе Чуфут-Кале в Бахчисарае, в Севастополе, в Ялте, пустыню - в Инкермане. Несколько смен работали в Москве и Подмосковье. Совершенно случайно нашли в Балашихе очень живописную пещеру: сценами в этой локации начинается и завершается картина.

На съемках фильма «Варавва»

Корреспондент:
Поговорим о главном герое картины - Варавве. Что было важно передать в образе персонажа?

Евгений Емелин:
В нашей истории Варавва - обычный человек, который совершает жестокий поступок из ревности. Нам было важно показать каждого из библейских героев простыми людьми, объяснить мотивы их поступков, чтобы зритель мог острее сопереживать персонажам, погрузиться в историю. Существует множество стереотипов о библейском сюжете, и в нашей картине мы пытаемся их разрушить. Как я уже говорил, единственный символичный образ в фильме - образ Христа, который оттеняют характеры остальных персонажей.

Корреспондент:
В роли Варравы в фильме снялся Павел Крайнов. Сложно ли было найти артиста на главную роль? Как проходил кастинг на другие роли?

Евгений Емелин:
Кастинг прошел довольно легко. Так получилось, что мы находили артистов по совету тех исполнителей, которых уже утвердили на роли: именно так отобрали Павла Крайнова. На роли Понтия Пилата и его жены Юстиции проводили совместный кастинг, и остановили выбор на Константине Самоукове и Елене Подкаминской, которые пробовались в паре. Потом Константин посоветовал пригласить на пробы Павла Крайнова. Я согласился, и изначально рассматривал актера на роль Иуды. Однако, пообщавшись с ним, решил попробовать на Варавву. На пробах Паша сыграл кульминационную сцену, и я понял, что он прекрасно подходит на эту роль. Самым сложным оказалось найти актрису на роль Юдифи, мы провели большой кастинг, пробовали, в том числе, и известных актрис, но я остановил выбор на Регине Хакимовой. Вообще, я считаю, кастинг получился достаточно сильным. Одну из своих последних ролей в нашей картине исполнил замечательный актер Альберт Филозов. Спасибо ему большое за доверие ко мне, как режиссеру.

Корреспондент:
Поскольку «Варрава» - ваш дебютный фильм, расскажите пожалуйста с какими сложностями вы сталкивались на этапе производства? Что для вас было самым трудным?

Евгений Емелин:
Как ни странно, особых сложностей при создании картины не возникло. В нашей истории много чудес, и они сопровождали нас на протяжении всей работы над фильмом. Конечно, можно называть это совпадениями, но думаю, мы все ощущали присутствие Бога. Например, в силу ограниченности по финансам, мы не могли себе позволить отменить или перенести смену, но при этом, нам невероятно везло с погодой. Когда нам были нужны светлые кадры - было тепло и солнечно, когда темные и мрачные - пасмурно. На съемках одной из важных сцен фильма, в которой тайный ученик Иисуса приходит к Понтию Пилату, чтобы просить его забрать тело Христа, начался очень сильный ветер, который в итоге помог нам добиться нужной нагнетающей атмосферы: в кадре за счет раскачавшихся факелов, длинных теней, создалась удивительная «нервная» динамика. Вообще, во время работы над фильмом казалось, будто бы все вокруг работало на нас и помогало создавать картину.

Продюсер Антон Кириллов

Антон Кириллов: «С самого начала я принял решение во всем доверять Евгению 
и дать ему творческую свободу»

Корреспондент:
Антон, вы работали в качестве режиссера и продюсера ТВ-программ, реализовали известные рекламные проекты. Почему решили поработать над созданием полнометражной картины «Варавва»? Чем вас привлек проект?

Антон Кириллов:
Уже тогда, в 2010 году, у меня возникло желание работать в качестве кинопродюсера. Я считаю, «кульминация» продюсерства в любой сфере - полнометражное кино. Тогда мне присылали сценарии разных комедий. Узнав об этом, Женя Емелин, с которым мы давно работали вместе, дал прочесть свой. Сценарий легкого комедийного фильма я прочел за три дня, а работу Жени - за ночь, настолько она мне понравилась. В тот момент в моей жизни произошли изменения, за которые я буду всегда благодарен Богу. И понял, что хочу вместе с Женей донести эту историю до зрителей. Опыт работы в рекламе - а это довольно жесткая школа - может помочь нам, и при создании фильма мы будем работать более слаженно и четко и сможем достичь нужного результата.

Корреспондент:
Евгений рассказал, что вы сами предложили ему стать режиссером...

Антон Кириллов:
Мы были ограничены в финансах, фильм снимался на собственные деньги. Я не хотел привлекать сторонние средства, потому что скорее всего их нужно было бы возвращать. Отчасти поэтому затянулось производство картины: привлекая творческую силу, мы давали людям свободу по срокам, тем самым компенсируя невысокую оплату. Евгению я предложил выступить режиссером по той же причине, но более важным было то, что Женя «жил» этой идеей уже много лет и кто, если не он, представлял себе героев и события лучше.

На съемках фильма «Варавва»

Корреспондент:
Расскажите о вашей работе над проектом: принимали ли вы участие в творческой работе над картиной? На каких этапах производства были наиболее вовлечены в процесс?

Антон Кириллов:
С самого начала я принял решение во всем доверять Евгению и дать ему творческую свободу. Я не присутствовал на съемочной площадке, но принимал участие в работе над картиной на этапе пост-продакшна: следил за вариациями монтажа, музыки, графики, озвучивания.

Корреспондент:
Фильм рассуждает на вечные вопросы о вере и религии, поднимает непростую тему выбора жизненного пути... Как вы позиционируете картину: это авторское кино для особого зрителя или кино «для всех»?

Антон Кириллов:
Изначально мы задумывали картину как кино для всех: детей, их мам и пап, подростков... Думаю, что фильм будет интересен многим: он рассуждает на темы веры, жизненного выбора, соблазна и сомнений... Кроме того, мы старались показывать героев простыми и человечными. Представьте, если бы сейчас передо мной появился Христос и сказал: «Я Бог!». Я бы сильно удивился и скорее всего подверг сомнениям его слова. Но начал бы ждать чудес. Просто потому что я – обычный человек. Наша картина нужна, чтобы заставить зрителей поверить, а поверить они могут благодаря сильным актерским работам, захватывающему сюжету, красивому визуальному ряду – не зря фильм получил два приза за лучшую операторскую работу.

На съемках фильма «Варавва»

Корреспондент:
Какой вы видите аудиторию проекта? Будет ли фильм интересен зрителям разных конфессий? Будет ли он также интересен людям, которые не принадлежат ни к одной из них?

Антон Кириллов:
Я считаю, фильм может понравиться зрителям разных конфессий и зрителям, которые не принадлежат к ним. В картине нет призыва к смене религии или необходимости быть причастным к какой-либо. «Варавва» - жизнеутверждающий, светлый фильм. За свою жизнь я видел несколько картин, которые позволяли мне переосмыслить что-то, задуматься... И не о вечном, а о своей жизни, о том, что нужно поправить и над чем поработать. Наш фильм - именно такой, поэтому я захотел поучаствовать в его создании и донести до зрителя. Недавно на Facebook я прочитал пост человека за тридцать, написавшего, что недавно он впервые узнал о том, что Пасха – это не только крашенные яйца и куличи… Оказывается, Христос взошел на крест за нас, людей, и просил Отца своего простить нас: «Отче, прости им, ибо не ведают, что творят…» Мне еще больше захотелось показать людям наше кино, чтобы они услышали, поняли, прочитали, заинтересовались.

Корреспондент:
Весной этого года вы планируете выпустить картину в прокат. Каковы ваши ожидания?

Антон Кириллов:
Сама тема картины не нашла поддержки в культурной и бизнес-среде. Я никого не виню, потому что в основе всего - ответственность за бизнес. Я не пропагандирую и не обращаю никого в религию. Каждый волен верить в то, во что ему хочется – в себя, в том числе. Иногда мы должны верить в свое дело и продолжать работу, даже если страшно, даже если переубеждают, даже если нарушается спокойный ритм жизни и приходится выходить из зоны комфорта. Делай то, что должен, и будь, что будет! На всё воля Бога.


Подписывайтесь на наш Телеграм-канал



Автор: Дарья Осташева




Просмотров: 740   |      









 
Все новости  |  Архив за неделю  |  Архив за месяц RSS

 PR агентство |
 
 О проекте |  Контакты |  Реклама на сайте |  Услуги |  Форум
 





База данных по киноорганизациям.