Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
Реклама
12 сентября 2011 13:55

Александр Литвинов: «Если государство тратит такие огромные деньги на кино, значит, нужно создавать свою систему проката»

Александр Литвинов: «Если государство тратит такие огромные деньги на кино, значит, нужно создавать свою систему проката»

15 сентября 2011 года на российские экраны выходит комедия «Калачи» о доблестной казачьей семье, в жизни которой начинаются настоящие чудеса, после того, как любимого внука забирают в армию. В главных ролях звезды нашего кино Ирина Купченко и Владимир Ильин, а также молодые актеры. Фильм вошел в число 13-ти социально значимых проектов, профинансированных Фондом кино в 2010 году. Накануне премьеры ленты мы встретились с ее продюсером Александром Литвиновым, чтобы поговорить об истории создания картины и проблемах финансирования и проката отечественных фильмов.

Корреспондент:
Александр Георгиевич, расскажите, как в Вашей жизни возник проект «Калачи» и сколько времени потребовалось на его создание?

Александр Литвинов:

Сценарий фильма «Калачи» написал Олег Тимошишин – молодой талантливый автор. Это его первый сценарий художественного фильма. Я остался очень доволен чтением, от души смеялся. Договорились, что буду пытаться что-то делать, искать деньги. В 2010 году Фондом поддержки кино был объявлен конкурс, и мне представилась возможность в нем поучаствовать. От подачи заявки до получения финансирования прошел почти год. Но тем не менее все разрешилось успешно для нас. И мы начали работать, еще не имея денег из Фонда. Рискнули, потому что теряли погоду. Уже совсем уходили в осень. А картина должна была быть сентябрьская. Но нам повезло. В октябре мы уехали в экспедицию в Геленджик, вблизи которого расположено много казацких деревень. Снимали во вторую половину октября и в ноябре. И погода была замечательная.

Корреспондент:
Ваша картина попала в число 13-ти социально значимых проектов, которые профинансировал Фонд кино. Были ли Фондом озвучены какие-то критерии отбора? Ведь социально значимый – очень широкое понятие.

Александр Литвинов:

Определенных критериев не было. На мой взгляд, любую картину можно подогнать под понятие социально значимой. Все социально значимо, если хорошо сделано и смотрится зрителем. Я не думаю, что это верное решение – делать такие обзывалки. Придумывая их, они сами ставят себя в неловкую ситуацию. Надеюсь, что это пройдет. Решение, по всей видимости, будет приниматься или с точки зрения жанровой политики, что, по-моему, правильно, или просто будут поддерживаться интересные индивидуальные проекты. Это временное явление, так же как, например, мода на артхаус в Министерстве Культуры. Попробуйте понять по сценарию, относится он к артхаусу или нет. При отборе должен учитываться, в первую очередь, хороший сценарий и сам проект – продюсер, режиссер, сценарист.

Корреспондент:
Как человек, начинавший работать в кино в советские годы, скажите, в то время существовало подобное разделение кино на авторское и зрительское?

Александр Литвинов:

Конечно, нет. Кино было жанровое. Но можно было, к примеру, сделать такую картину в жанре исторического фильма, как «Андрей Рублев». Все ее смотрели, и никому в голову не приходило назвать этот фильм авторским или не авторским. Все началось в 90-е годы, когда кинопремии стали получать буквально несколько человек – Кира Муратова, Сокуров, Герман и другие. Вот этих режиссеров критики усиленно поднимали наверх. Недавно отмечали юбилей Сокурова. Он давал много достаточно любопытных интервью. Но уже везде прослеживается некая обида на то, что его картины не смотрят. То прокатчики виноваты, что не взяли, то по телевизору его не показывают. Ну, так подумайте, почему так происходит. Чего толку обижаться на зрителя? Постарайтесь, чтобы он смотрел ваше творчество.

Корреспондент:
В прошлом году Вы говорили нам о том, что отношения с Фондом кино еще не выстроены, неизвестно, что от него ждать. Изменилось ли что-то в лучшую сторону за минувшее время?

Александр Литвинов:

Система стала понятнее. Фонд ведет себя даже более либерально, чем Министерство культуры. Но процесс принятия решений, на мой взгляд, безумно затянут. Окончательное решение принимает попечительский совет, в котором состоят люди очень значимые и занятые. Им приходится принимать решение по большому количеству картин. Нужно понимать, что основное время работы съемочных групп – это лето. А получается, что они все лето принимают решение. Надо оптимизировать эту систему. Решение должно приниматься в течение месяца – двух. В остальном же я ничего страшного в работе Фонда кино не вижу.

Корреспондент:
Нет уже того недовольства со стороны продюсеров, которое было год – полтора назад?

Александр Литвинов:

Недовольство есть в принципе, потому что деньги должны быть в одних руках – Министерства культуры или Фонда кино. А когда одни обижаются на других, это неправильная ситуация.

Корреспондент:
Но ведь прежде все и было в одних руках - в руках Минкульта?

Александр Литвинов:

В той ситуации тоже были разные негативные моменты. И когда уже в течение 10 лет работали по этой системе, выявилось много ошибок. Их нужно было просто исправить, а не принимать кардинальные решения. А они поступили так, что после реформы год никто не работал. Ну а Фонду пока тоже нужно время.

Корреспондент:
Были ли у Вас другие источники финансирования, кроме Фонда кино?

Александр Литвинов:

В финансировании картины также участвовала небольшая частная компания, возглавляемая нашим со-продюсером Виктором Антоновым. Бюджет фильма составил приблизительно 45 миллионов рублей. Из них 30 мы получили из Фонда кино, а остальные от частной компании. Эти деньги нам никто не дарил, их придется отдавать.

Корреспондент:
У Вас уже есть договоренность о показе картины по телевидению?

Александр Литвинов:

Право первого показа у нас приобрел Первый канал и, благодаря этому, мы почти рассчитались с частным инвестором. Мы еще ведем переговоры с украинским телевидением. Украинцы готовы приобрести права на показ фильма, сейчас мы обсуждаем цену вопроса.

Корреспондент:
Получили ли вы из Фонда также средства на прокат картины?

Александр Литвинов:

Получили, но этот процесс тоже продлился очень долго. Нам предоставили средства на достаточно жестких условиях. Более того, по рекомендации Фонда кино мы провели исследование вместе с компанией Movie research, чтобы было более понятно, на что мы рассчитываем, кому адресована эта картина, и сколько денег мы сможем вернуть по результатам проката. Я к таким инициативам отношусь скептически, но это был интересный опыт. Исследования проводились по двум направлениям – Москва и регион. Готовую картину показывали молодым людям от 16 до 20 лет, которые постоянно ходят в кино.

Корреспондент:
И что же показали исследования? Пойдет ли зритель на фильм?

Александр Литвинов:

Трудно дать однозначный ответ. На мой взгляд, зритель пойдет. Я присутствовал на просмотре фильма в рамках Выборгского кинофестиваля. Был полный зал. Думал посмотреть начало, уйти и под конец вернуться. Но я не ушел из зала, потому что был захвачен тем, как зритель смотрел картину. Люди смеялись, переживали, после показа подходили к нашим молодым актерам Виктории Романенко и Андрею Назимову, благодарили. Если же ссылаться на данные компании Movie research, мы должны заработать 5-7 миллионов рублей. Но я не очень в это верю. Чтобы наша компания заработала 7 миллионов, картина должна собрать в прокате миллионов 20. И я сомневаюсь, что кто-то кроме крупных компаний, связанных с телевидением, где идет массированная реклама, способен окупать наши картины и зарабатывать на них. Но там вкладываются в рекламу деньги, адекватные стоимости картины. Не важно, какого качества фильм, все равно тебя заставят его посмотреть. Мы же больше ориентируемся на сарафанное радио, если зритель пойдет на картину и она понравится.

Корреспондент:
Как будете прокатывать фильм?

Александр Литвинов:

Будем более активно демонстрировать его в провинции. В Москве фильм покажут только 4 кинотеатра, в том числе Художественный и Киноцентр. «Калачи» хорошо пойдут на юге, в Краснодаре, Сочи, Ростове. Вообще прокат – это большая проблема в нашей стране. Если говорить о производстве фильма, то в России и в Москве в частности много студий, где есть и оборудование, и специалисты. Можно осуществить постановку любой технической сложности. А вот что касается показа картины зрителям – с этим у нас огромная проблема. Я обращался к сетевым дистрибьюторам. Работаю давно, многих знаю лично. Все отказали под тем или иным предлогом. Я понимаю, почему. Чтобы раскрутить картину, нужны огромные средства. А когда деньги не очень большие, и речь идет приблизительно о 100 копиях...

Корреспондент:
Но 100 копий – это не так уж мало....

Александр Литвинов:

К сожалению, мало. Если посмотреть на данные, которые приводит, скажем, журнал «Кинобизнес»... Хотя, я этим данным не доверяю, их можно запросто поделить надвое. Но, тем не менее, я для себя сделал вывод, что как только выпускаешь в прокат больше 100, даже 150-ти копий, какие-то деньги можно заработать.

Корреспондент:
Недавно «Калачи» принимали участие в кинофестивале «Окно в Европу». Планируете ли вы показывать картину и на других смотрах российского кино, или ее фестивальная судьба на этом окончиться?

Александр Литвинов:

Здесь есть один момент, который необходимо учитывать. С точки зрения профессии к картине, на мой взгляд, не привязаться. Очень хороший крепкий режиссер, прекрасный оператор, замечательные актеры, художник, музыка. Фильм может не нравится, как любой другой. Но говорить, что он плохо сделан, неуместно. Нашим фестивальным отборщикам и критикам не нравится позитивная тема этого фильма. Вот в чем дело. Они любят картины с двумя дулями в кармане. Если бы в нашем фильме, к примеру, главный герой был нетрадиционной сексуальной ориентации, да еще и жил бы с командиром полка, вы не представляете, как бы критики визжали от радости. А когда создаешь позитивную картину, наслушаешься такой ерунды... Мне на пресс-конференции задали вопрос, как это может быть, чтобы президент поехал на Кубань в гости к простому казаку? Неужели не понятно, что это комедия, шутка? Меня удивляет, что к нашему фильму относятся как к документальной истории. Нужно же считаться с тем, в каком жанре сделан фильм и принимать его условия. Вы посмотрите, какой у нас трогательный финал. И я вижу по залу, как сопереживают деду Калачу зрители, болеют за него.

Корреспондент:
Мне фильм напомнил старое доброе советское кино, которого нам, зрителям, сейчас не хватает.

Александр Литвинов:

Зрителям не хватает, а директорам кинотеатров и отборщикам фестивалей очень даже хватает. Если же говорить о других фестивалях, то мы практически больше нигде участвовать не будем, так как фестивали любят первый показ, но нашим фильмом 11 сентября открылся кинофестиваль в Анапе, что очень радует, поскольку на открытиях и закрытиях фестивалей обычно показывают заметные картины.

Корреспондент:
Расскажите о своей продюсерской компании и поделитесь планами на ближайшее будущее? Какие проекты у Вас сейчас в производстве?

Александр Литвинов:

Я в данное время представляю две компании – это киностудия «Жанр», художественным руководителем которой является Владимир Меньшов, и «Продюсерская компания Александра Литвинова». Что касается «Жанра», то у нас сейчас в запуске находится дебютная картина одного талантливого театрального режиссера Владимира Панкова. Она будет называться «Doctor». Деньги там небольшие - 24 миллиона рублей. Фильм поддержало Министерство культуры как дебютный проект. Нам понравился сценарий Панкова, и мы с Владимиром Валентиновичем решили дать режиссеру карт-бланш, предоставили ему возможность делать то, что он хочет. Единственное условие – уложиться в 21 съемочный день.

Корреспондент:
Собираетесь ли Вы также продолжать работать с режиссером «Калачей» Нурбеком Эгеном?

Александр Литвинов:

Да, мы сейчас запускаем картину совсем другого типа, не жанровую, но не хочу ее называть и артхаусом. Не люблю это слово. Рабочее название фильма «Шахта». Это сложно-постановочная картина. Будут экспедиции, не любимые всяким продюсером. Планируем экспедицию в Воркуту и, возможно, в Америку. А шахты постараемся снимать в Москве. Но сейчас мы пока ищем дополнительное финансирование.

Корреспондент:
То есть Вы планируете в год делать где-то две картины?

Александр Литвинов:

В идеальном случае. Потому что на одной картине компании прожить очень сложно, особенно на завершающем этапе. Но проблема и в том, что у нас сейчас очень большой дефицит хороших сценариев. Раньше было гораздо больше, а сейчас пишут, в основном, под заказ. Я очень много читаю сценариев, так как являюсь членом экспертного совета Министерства культуры. В августе был отбор проектов, и я прочитал за месяц, наверное, 70 сценариев. У меня такая каша в голове была. Я просил редактора, которая тоже читала сценарии, чтобы она специально делала для меня пометки, о чем тот или иной сценарий. Но достойных среди них было очень мало.

Корреспондент:
Вы всегда болеете за зрительское кино. На Ваш взгляд, за минувший год произошли ли изменения к лучшему в этой сфере?

Александр Литвинов:

Безусловно, есть прогресс. Года два назад была полная тоска. А в прошлом году я посмотрел целый ряд хороших зрительских картин. Из приблизительно 70-ти фильмов, которые я как член экспертного совета «Золотого Орла» смотрю в год, мог бы назвать 20, сделанных профессионально и обладающих зрительским потенциалом. И радует, что все это работы молодых режиссеров. Другая проблема в том, что эти фильмы не могут выйти к зрителю, потому что прокатчики не хотят их брать. У них договора с американскими компаниями на 2 года вперед.

Корреспондент:
Получается замкнутый круг?

Александр Литвинов:

Выход один. Если государство тратит такие огромные деньги на кино, значит, нужно сделать свою систему проката. Не надо ни у кого ничего забирать, национализировать, вводить квоты. Нужно создать свою кинопрокатную сеть в рамках существующих сетей. Должно быть принято такое политическое решение. Но нашим чиновникам, которые обязаны этим вопросом заниматься, все это кино до лампочки, по большом счету. Их спокойно устраивают те цифры, которые дают американские фильмы. Так что проблема проката, на мой взгляд, это на сегодняшний день проблема номер один. Хороших сценариев всегда не хватало. Это творческий вопрос. Режиссеры у нас есть, умеющие работать в жанровом кино. Есть блестящие операторы, композиторы. Но прокат – это просто ноль. И тоже самое вам скажет любой вменяемый продюсер.
Автор:
Ксения Сахарнова
Реклама
01