Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
Реклама
16 сентября 2013 13:45

Сергей Беспалов: «Только широкий прокат – других вариантов нет!»

Сергей Беспалов: «Только широкий прокат – других вариантов нет!»

В 2010 году американский кинопродюсер российского происхождения Сергей Беспалов основал компанию Aldamisa, которая за три года существования стала третьей по крупности студией независимого кино в Голливуде. В эксклюзивном интервью порталу ПрофиСинема Сергей рассказал о своих грядущих проектах, в числе которых «Мачете убивает» и «Город грехов 2», сотрудничестве с Александром Роднянским, об особенностях кинопроизводства в США и его отличиях от кинобизнеса в России, о том, как добавить голливудскому кино привлекательности для российской аудитории и многом другом.

Корреспондент:
Ваш первый проект в качестве продюсера «Гениальный папа» датирован 2010 годом, после чего Вы спродюсировали уже более 15 лент, находящихся сейчас на различных этапах производства. Налицо – стремительное развитие карьеры. При этом о Вас практически ничего не известно. Расскажите, пожалуйста, подробнее о том, как Вы попали в кинобизнес.

Сергей Беспалов:

Около 25 лет назад я уехал в США, где получил юридическое образование и стал адвокатом. Я занимался адвокатской практикой, которая была связана с представлением интересов разных людей – в том числе русских, живущих в Америке. Один из моих клиентов работал в киноиндустрии, и меня привлекла идея попробовать свои силы на этом поприще. В итоге, три года назад я начал инвестировать в кино, а потом и сам занялся продюсированием.

продюсер Сергей Беспалов с дочкой

Корреспондент:
И, насколько я понимаю, именно так назрела необходимость основать собственную компанию. Расскажите подробнее о компании Aldamisa. Насколько мне известно, она специализируется на производстве независимого кино. Каков средний бюджет фильмов компании? Ставите ли Вы себе планку, выше которой расходы на производство не поднимаются?

Сергей Беспалов:

Название компании – это слово, образованное от слияния двух первых букв имен моих детей, а их у меня четверо: Алекс, Даниэл, Майкл и Саманта. Aldamisa – это студия полного цикла, входящая в число 3-4 крупнейших независимых студий в Голливуде. У нас есть все, что и у любой крупной студии в Голливуде, а на ключевые позиции я привлек людей, которые являются профессионалами высочайшего уровня. Также у нас есть подразделение – Aldamisa International, которое отвечает за продажи по миру. Общий бюджет наших фильмов, произведенных за последние 2-3 года, составляет порядка 300 млн. долларов. Наша задача – выпускать картины, производящие впечатление больших студийных фильмов, но при этом обладающих изюминкой, которая позволит им выделиться на фоне стандартной голливудской продукции. Причем главным образом нам интересен коммерческий сегмент. Крупные студийные картины обладают большими бюджетами – от $100 млн. и выше. Мы производим фильмы тех же жанров, но с бюджетами до $100 млн., не снижая при этом качество контента, и в этом наше ключевое преимущество.

Корреспондент:
Вы являетесь генеральным продюсеров фильмов «Мачете убивает» и «Город грехов 2». Оригинальный «Мачете» при бюджете в $10 млн. заработал в мировом прокате $44 млн., в то время как «Город грехов» при бюджете в $40 млн. собрал $159 млн. Каковы бюджеты сиквелов и как Вы оцениваете их кассовый потенциал? Закладываете ли Вы в эту сумму бюджет на продвижение, или это отдельная графа?

Сергей Беспалов:

В принципе, бюджеты всех наших фильмов, как я уже упоминал, варьируются от $25 млн. до $75 млн. Для ленты «Город грехов 2» эта сумма составляет $100 млн., $75 млн. из которых – это производственный бюджет, и еще $25 млн. – бюджет на продвижение. Бюджет «Мачете убивает» - $50 млн. долларов. Эта цифра поровну распределяется между расходами на производство ($25 млн.) и рекламу ($25 млн.). Бюджеты лент, как вы видите, возросли по сравнению с первыми частями. Мы считаем это логичным, поскольку оригинальные картины показали хорошие результаты в прокате, и продолжения, мы надеемся, вызовут еще больший интерес у публики. Обе ленты мы будем выпускать в широкий прокат – так, в США они будут выходить на 3500 площадках, в России более 1000 копий. Качество наших проектов соответствует студийному крупнобюджетному кино, и мы соответствующим образом их позиционируем. Поэтому прокат может быть только широкий – других вариантов нет. Наши партнеры – дистрибьюционные компании обычно его обеспечивают!

Корреспондент:
Как Вам удалось получить права на «Мачете убивает» и «Город грехов 2»?

Сергей Беспалов:

Я хорошо разбираюсь в цифрах, в математике, и моя самая сильная сторона – это подсчет рисков. Поэтому взял себе за правило – брать на работу сильнейших профессионалов в разных областях киноиндустрии: глава отдела продакшн у нас – Джеймс Брубейкер, в прошлом президент Universal, а Джери Хаусфатер – возглавляет в Aldamisa дистрибьюционный отдел, а до этого Джери был президентом компании Miramax, которая занималась производством первой части «Города грехов». Он и познакомил меня с Робертом Родригесом и предложил мне заняться производством сиквелов «Города грехов» и «Мачете». Просчитав риски, вместе с коллегами, я взялся за продюсирование этих картин.

на съемках фильма "Мачете убивает", актер Дэнни Трехо и продюсер Сергей Беспалов

Корреспондент:
Планируете ли Вы и дальше развивать эти две франшизы?

Сергей Беспалов:

Мы думаем над тем, чтобы снять еще один фильм франшизы «Мачете» - «Мачете в космосе». Но все будет зависеть от сборов «Мачете убивает». Мы уже отсняли часть материала, готов трейлер, и как только появятся первые цифры бокс-офиса, в случае, если они нас удовлетворят, мы сразу начнем съемки фильма, чтобы промежуток между релизами второй и третьей частей не был слишком большим. Я считаю, что это логичный шаг, поскольку мы владеем правами на все последующие фильмы франшизы «Мачете» и убеждены, что нужно реализовывать ее потенциал в полной мере. Также у нас есть права на семь следующих фильмов франшизы «Город грехов».

Корреспондент:
Как Вы сами отметили, компания Aldamisa ориентирована на производство коммерческого кино. Каким образом, в таком случае, в эту концепцию укладывается фильм «Машина Джейн Мэнсфилд»? Ведь это явно артхаусный проект.

Сергей Беспалов:

На первый взгляд, так и есть, однако стоит учесть, что это замечательное кино с потрясающим актерским составом, очень талантливо снятое. Поэтому тут велики шансы, что картину заметит оскаровский комитет. Если это произойдет и ленту номинируют на Оскар в какой-либо из категорий, то это вызовет к фильму существенный интерес, ведь, как известно, оскаровские номинанты при правильном позиционировании собирают приличную кассу. Таким образом мы и попадаем в коммерческий сегмент. Во всяком случае, мы все сделали для того, чтобы это произошло.

Корреспондент:
«Машина Джейн Мэнсфилд» стала тем проектом, с которого началось Ваше сотрудничество с Александром Роднянским или это произошло раньше? На каких условиях строится ваше партнерство с Роднянским? С кем еще из российских продюсеров вы работаете?

Сергей Беспалов:

Да, наше сотрудничество началось с «Машины Джейн Мэнсфилд». Мы с ним партнеры, коллеги, друзья. Он участвует в некоторых проектах компании Aldamisa. Я считаю, что Александр Роднянский – один из лучших российских продюсеров. Что касается условий нашего сотрудничества, то каждый раз они разные. Роднянский проводит очень сильную экспертизу проектов, поэтому с ним очень удобно работать, но все зависит от конкретного проекта, количества партнеров и многих других факторов.
Из российских продюсеров я также сотрудничаю с Борисом Тетеревым, Олегом Бойко и Ольгой Лесновой. Борис и Олег являются моими партнерами по второй части «Города Грехов», а также по нескольким другим крупным проектам. Так, Борис, участвовал в производстве «Мачете убивает», «Тайна перевала Дятлова», «Козы», «Шеф-повар» и нескольких других, а с Олегом, помимо «Города грехов 2», в следующем году мы совместно делаем еще один крупный проект - «Летний круиз». С Ольгой мы сотрудничаем по проекту «Шеф-повар».

Корреспондент:
У Вас много российских партнеров. Означает ли это, российский рынок входит в сферу Ваших интересов?

Сергей Беспалов:

Действительно, у меня есть очень надежные и хорошие российские партнеры, с которыми мы производим совместные фильмы. Я знаю практически всех игроков российского кинобизнеса, но этот рынок практически невозможно просчитать, поэтому я не представляю себя в нем, но с помощью определенных механизмов мы можем делать голливудские фильмы, заточенные под русский рынок. Например, возьмем классический голливудский фильм «Крепкий орешек». Если бы в нем играл русский актер, а в производстве участвовал русский продюсер, то эта лента бы больше собрала в русском прокате. Но это гипотетические рассуждения. Я же приведу конкретный пример: если бы при производстве фильма «Тайна перевала Дятлова» у нас не было бы российских партнеров, то вряд ли бы лента собрала так много на этой территории. Все фильмы, которые мы делаем совместно с российской стороной, проходят экспертизу моего партнера Александра Роднянского на их соответствие российскому рынку. Это позволяет в любой американский концепт ввести что-то такое, что привлечет внимание российского зрителя.

 продюсер Сергей Беспалов

Корреспондент:
Вы сказали, что не имеете отношения к российскому рынку. Как же тогда фильм «No winter», режиссером которого выступает Илья Демичев?

Сергей Беспалов:

Мы оказывали этому проекту производственные услуги – мой партнер Борис Тетерев попросил нас закончить кино, подключившись на постпродакшене. Мы имеем отношение к картине только в данном аспекте. С другой стороны, в разработке у нас сейчас находится фильм «На игре» / «Hooked». Мы купили права на картину Павла Санаева и вместе с российским продюсером Александром Бондаревым будем снимать американскую версию. У нас уже готов сценарий (к сожалению, имя сценариста я пока не могу озвучить), и мы готовы запустить проект в производство уже этой зимой, бюджет составит порядка $100 млн. В этом смысле говорить, что я совсем не имею отношения к российскому рынку, было бы неправильно. Я постоянно отсматриваю российские новинки и ищу проекты, потенциально применимые к американскому рынку. Если такое происходит – мы покупаем права.

Корреспондент:
Еще мы знаем, что компания Aldamisa, совместно с Россией, участвует в судьбе фильма «Red sky».

Сергей Беспалов:

На этом фильме мы также занимались пост-продакшеном. Сюжет базируется на реальной истории, которая происходила в России. За производство картины отвечали наши русские коллеги - продюсеры Дмитрий Гузеев, Александр Белканов, Павел Поляков, а мы подключились уже на последнем этапе. Рабочая версия ленты была показана на Каннском фестивале, где мы представляли проект дистрибьюторам из разных стран и он понравился всем, кто его увидел. Через месяц картина будет полностью готова и мы вплотную займемся ее продвижением.

Корреспондент:
О вашей компании и о вашей деятельности в официальных источниках очень мало информации. Расскажите, пожалуйста, о других проектах компании Aldamisa, которые Вы развиваете с нуля и осуществляете полный цикл производства. Относится ли к ним картина «Мария»?

Сергей Беспалов:

Сценарий к фильму написал известный режиссер Сергей Бодров. Скорее всего, он и станет режиссером «Марии». Сейчас мы ждем, когда Сергей освободится, чтобы предпринять дальнейшие шаги. Когда это произойдет, мы пока не знаем, потому что все зависит от графика режиссера.
Еще одним нашим будущим приоритетным проектом является «Captive» / «Пленник» с Арнольдом Шварценеггером в главной роли. У нас уже есть режиссер и ключевые фигуры съемочной команды. Мы запускаем картину в производство буквально через три месяца.
К сожалению, информации в открытых источниках действительно мало, и она не всегда бывает достоверной, поскольку все очень быстро меняется. К тому же, мы не можем загадывать слишком далеко вперед, потому что графики актеров очень подвижные. Также есть много других факторов, которые осложняют планирование, поэтому потенциально у нас очень много проектов, но не всегда ясно, какие из них мы запустим в производство в первую очередь, а какие пока попридержим. С Арнольдом все согласовано, поэтому я уже могу озвучить эту информацию.
Есть еще целый ряд проектов, с которыми все пока не столь определенно. В стадии обсуждения находится проект с Мелом Гибсоном – он пишет сценарий с очень хорошей командой. Обсуждается комедия с российским режиссером Мариусом Вайсбергом. Сейчас мы в процессе обдумывания, как реализовать проект, каких пригласить актеров и так далее.
В целом у нас в производстве находится где-то 20 фильмов на разной стадии. Мы выпускаем 5-6 фильмов в год, поэтому через нас проходит очень много материала, и этот процесс никогда не останавливается. У нас большой редакторский отдел, в который каждую неделю поступает не меньше 30 проектов. Некоторые из них очень долго ждут своего часа, другие же сразу прокладывают себе путь на экран.
Так, проект «Шеф-повар» / «Chef» был предложен в первую неделю мая 2013, и ровно через месяц мы приступили к съемкам, а в мае 2014 он уже будет во всех кинотеатрах мира!

фотосессия создателей фильма "Возвращение героя", Арнольд Шварценеггер

Корреспондент:
Расскажите, пожалуйста, о проекте «Шеф-повар» подробнее.

Сергей Беспалов:

Это хороший коммерческий проект, комедия с большим количеством звезд, и у нас уже есть российский дистрибьютор. В конце августа мы как раз завершили съемочный период. В основе сюжета история о том, как после потери работы в известном ресторане Лос-Анджелеса, главный герой решает организовать сеть закусочных на колесах, что приводит к многочисленным курьезам. Бюджет картины – около 20 миллионов.

Корреспондент:
В ленте снялись Скарлетт Йоханссон, Роберт Дауни мл., Джон Фавро, Джон Легуизамо, Дастин Хоффман и другие. Как Вы этого добились?

Сергей Беспалов:

В этом и состоит прелесть независимого кино – актеры не запрашивают баснословные гонорары. Конечно, они тщательно выбирают проекты, и для компании тут очень важно иметь хорошую репутацию. Как и в любом другом бизнесе, сначала ты работаешь на имя, а потом уже имя работает на тебя. Теперь я сам могу звонить агентам и менеджерам актеров класса А, они знают кто я и с вниманием выслушивают. Поэтому я не могу сказать, что испытывал большие сложности с тем, чтобы заполучить такой актерский состав. Актеры ведь тоже заинтересованы в качественном материале. И если интересы совпадают, они готовы работать за гораздо меньшие деньги, чем в студийном кино. Хотя сначала это было сложно. Теперь проблем с проектами нет – есть проблемы с выбором проекта, который удовлетворяет самым высоким критериям.
Очень важно при выборе фильма подсчитать возможные риски. Потому что всегда существует возможность того, что кино по тем или иным причинам не сложится, или зритель отреагирует на него не так, как мы предполагали. Но даже в этом случае наши риски никогда не превышают 30%. Как я уже говорил, в неделю мы получаем около 30 проектов на рассмотрение, и все они примерно такого масштаба. Из этого пула мы и выбираем свои будущие проекты.

Корреспондент:
Не так давно в прессе появлялась информация о том, что Ваша компания будет заниматься производством режиссерского дебюта Скарлетт Йоханссон под названием «Летний круиз» по книге Трумана Капоте.

Сергей Беспалов:

Да, это так. Как я уже упоминал, мы продюсируем этот фильм вместе с Олегом Бойко. Этот проект станет полнометражным режиссерским дебютом актрисы, ранее уже поставившей одну из новелл к альманаху «Нью-Йорк, я люблю тебя». Сюжет фильма основывается на одноименном романе Трумена Капоте и рассказывает о семнадцатилетней великосветской дебютантке, которая отказывается от поездки с родителями в Париж в середине аномально жаркого лета 1945 года в Нью-Йорке ради романтических отношений с еврейским служащим автомобильной парковки. Любопытно, что писать «Летний круиз» Капоте начал в 1943 году, когда ему было двадцать лет. Произведение было впервые опубликовано в 2005 году, хотя больше 50-и лет считалось утерянным. Съемки будут запланированы на август 2014 года, потому что Скарлетт в это время будет свободна.

Российская премьера фильма "Мстители", актриса Скарлетт Йоханссон

Корреспондент:
В чем Вы видите ключевое отличие кинопроизводства в Америке и в России?

Сергей Беспалов:

Принципиальная разница между российским и американским независимым кинопроизводством состоит в том, что в России люди, вкладывающие деньги в кино, имеют 100%-ную возможность их потерять, потому что никто не может предсказать, насколько хорошо или плохо пойдет кино. В американском независимом кинематографе все подчиняется математическим расчетам: существует метод для подсчета сумм, которые можно потерять. Во всех наших проектах я ставлю планку 30%. Это максимум, который я могу себе позволить потерять в случае провала. Если изначальные риски превышают этот лимит, то я не запущу этот проект в производство, каким бы привлекательным он ни казался. Если кино оказалось успешным, то мы заработаем. Если оно пошло плохо, то мы потеряем всего лишь 30%. Мы рассчитываем на прокат в Америке, и в этом смысле остальные территории нас волнуют с точки зрения дополнительного бонуса. Если картина пройдет хорошо за рубежом – мы будем только рады. Если же нет, у нас всегда есть минимальные гарантии, что дистрибьюторы нам заплатят, и вместе с совокупностью возврата от Штатов это составит 70% затрат на производство. Это связано с возвратами от государства, предпродажами на ТВ и другие платформы, договоренностями на прокат на зарубежных территориях, и т.д. В российском кинобизнесе участвовать сложно, потому что невозможно просчитать убытки. Собственно, принцип производства российского кино схож с тем, что практикуют американские студии мейджоры: они вкладывают деньги в производство и распространяют по своим дистрибьюционным каналам с вероятностью либо хорошо заработать, либо все потерять.

Корреспондент:
У Вас есть прокатный отдел. Значит ли это, что Вы прокатываете свои фильмы исключительно через этот канал, или же сотрудничаете с другими дистрибьюторами?

Сергей Беспалов:

Мы сотрудничаем с разными компаниями, но стоит учесть, что нельзя просто отдать проект на откуп стороннему дистрибьютору – необходимо следить за тем, чтобы он позиционировался определенным образом и, таким образом, смог максимально реализовать свой кассовый потенциал. Мы отвечаем за рекламные материалы, производство трейлера, и порой доходит до того, что подсчитываем число проданных билетов. Стараемся самостоятельно все проверить с целью себя обезопасить.

Корреспондент:
Как Вы оцениваете потенциал российского рынка в целом для проката голливудской кинопродукции?

Сергей Беспалов:

Это один из многих рынков для проката фильмов. Он важен, но я бы не стал переоценивать его значение. Он столь же важен, как и рынок Германии, Англии, Испании и так далее, но основную ставку мы все-таки делаем на США. Россия – это рынок, который занимает 5-6 место по объему валовых кассовых сборов для голливудских лент, но не более того. Если говорить об ожиданиях, то Россия может дать максимум 10% от мирового бокс-офиса для наших фильмов. Безусловно, это важные 10%. Для сравнения скажу, что для студийных картин эта цифра составляет 3-4%, у нас же она выше благодаря добавлению «российского» элемента, например, русских имен. Так, в фильме «Город грехов 2» снялся российский актер и музыкант Алексей Воробьев. Мы не можем дать однозначный прогноз, насколько это добавит фильму привлекательности в глазах российского зрителя, но надеемся, что эффект от такого шага будет положительный.

на съемках фильма "Город грехов", режиссер Роберт Родригес объясняет Алексею Воробьеву задачу по роли, на стуле сидит Джош Бролин - главный герой фильма
Автор:
Фаина Фардо

Все новости о фильмах

Другие статьи по теме Кинобизнес

Реклама
01