Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
Реклама
24 января 2014 13:36

Елена Степанищева: «Роттердамский кинофестиваль – лучшая площадка для премьеры дебюта»

Елена Степанищева: «Роттердамский кинофестиваль – лучшая площадка для премьеры дебюта»

25 января 2014 года в основном конкурсе Роттердамского кинофестиваля состоится премьера дебютной художественной картины документалиста Натальи Мещаниновой «Комбинат «Надежда». Фильм рассказывает о жизни молодых людей в Норильске. Мы поговорили с одним из продюсеров ленты – Еленой Степанищевой о том, почему премьера «Комбината «Надежда» состоится именно на Роттердамском кинофестивале, как были найдены деньги на производство дебюта и дойдет ли картина до российского зрителя.

Корреспондент:
«Комбинат «Надежда» - первый игровой фильм Натальи Мещаниновой. До этого она чаще выступала в качестве режиссера документального кино. Как появился этот проект и что Вас как продюсера в нем заинтересовало?

Елена Степанищева:

Мы с Наташей были знакомы, и она мне дала почитать сценарий. Он мне дико понравился тем, что был про сейчас, что вообще редко. Бывают фильмы просто современные – с допуском плюс-минус 10 лет, а бывают про человека сейчас, сию секунду. В сценарии были очень живые и ироничные диалоги. Он мне показался любопытным. Странно его сравнивать с американским сериалом «Girls», хотя по степени документальности существования актеров, мне кажется, они похожи. Дальше мы уже обсуждали, как сценарий может превратиться в фильм.

Корреспондент:
Какие средства использовались для создания картины «Комбинат «Надежда» и как Вы искали финансирование?

Елена Степанищева:

Фильм снят полностью на частные деньги. К моменту поиска средств на «Комбинат «Надежда» мы уже работали с моими партнерами – Зауром Болотаевым и Петром Гудковым, с которыми мы для производства фильмов объединились в студию «Первое Творческое Объединение» и студией «Look Film» Александра Плотникова. С ними мы работали над фильмом Бориса Хлебникова «Пока ночь не разлучит». Мы уже сняли и монтировали его, готовили к прокату, когда появился проект Наташи Мещаниновой. С ними мы стали искать одновременно государственные и частные деньги.
Остальные продюсеры фильма – Заур Болотаев, Петр Гудков и Александр Плотников вместе с Юлией Мишкинене делали «Интимные места», сейчас работают над лентой «Генерал» Бакура Бакурадзе. И Саша до этого с другой компанией продюсировал фильм «Рассказы». Все партнеры фактически - производственные продакшны, у Болотаева с Гудковым еще есть своя студия «Digital Movie», которая занимается пост-продакшном .

Корреспондент:
То есть, в принципе, Вы не против государственного финансирования проектов?

Елена Степанищева:

Нет, конечно. Просто получить государственное финансирование довольно сложно.

Корреспондент:
Проект «Комбинат «Надежда» был презентован на площадке Red Square Screening в 2012 году. Удалось ли там найти партнеров среди зарубежных компаний и частных лиц?

Елена Степанищева:

Участие в Red Square Screening было очень интересным опытом, было много представителей иностранных сейлз компаний, дистрибьютеров, баеров, которые заинтересованы в сотрудничестве. Это была первая площадка, где мы показывали материал фильма, и это оказалось очень эффективным с точки зрения привлечения внимания к фильму российской прессы. Наш проект поддерживала компания «Роскино». В этом году фильм был презентован в «Русском павильоне» в Каннах и будет представлен на передвижном кинорынке «Doors» во время Берлинале.

Корреспондент:
Получал ли фильм «Комбинат «Надежда» предложения от других кинофестивалей? И если да, то почему для премьеры в итоге был выбран именно Роттердам?

Елена Степанищева:

Да, у нас были приглашения с других больших фестивалей. Это было очень сложное решение. Но Роттердам – это такой европейский «Сандэнс», и для дебюта – участие в конкурсе Роттердама обеспечивает лучшее представление, на мой взгляд.

Корреспондент:
Роттердамский кинофестиваль – хорошая площадка для презентации картин, но потом, к сожалению, фильмы этого смотра очень редко добираются до нашего проката.

Елена Степанищева:

Доходят фильмы для проката или нет, зависит от продюсера и его действий: будешь ли ты работать с дистрибьютором, предлагать маркетинговые и прокатные стратегии или ты будешь просто ждать, что тебе предложат прокат. Роттердам, конечно, экспериментальная площадка, это правда. И именно этим она нам и была интересна.

Корреспондент:
Планируется ли прокат фильма в России? И для Вас как для продюсера, какой рынок продвижения данной картины, кажется более важным – отечественный или зарубежный?

Елена Степанищева:

Конечно, выход фильма «Комбинат «Надежда» в прокат запланирован. Нас как российских продюсеров, безусловно, интересует национальный рынок. Но Роттердам – площадка, где много иностранной прессы, которая с интересом относится именно к дебютам. На большом фестивале можно потеряться с режиссером, который снял первый фильм, а здесь, очевидно, к нему будет много внимания. Я надеюсь, что к моменту показа на фестивале у нас появится сейлз-агент и мы будем работать с европейскими компаниями.

Корреспондент:
Каким был бюджет фильма?

Елена Степанищева:

Общий производственный бюджет картины составил 400 тысяч долларов, учитывая ресурсы всех продюсерских компаний, участвовавших в производстве фильма. Весь пост-продакшн, кроме звука, делала студия Заура Болотаева и Петра Гудкова «Digital Movie».

Корреспондент:
Насколько, по вашему мнению, в России возможен прокат так называемого фестивального кино? Судя по кассовым сборам, зрители по-прежнему предпочитают другой контент. Или это результат работы кинотеатральных сетей, которые пока не очень активно работают с авторским кино?

Елена Степанищева:

Как мне кажется, спрос у зрителей есть. Чаще всего это вопрос расположения фильма в прокате, информации о нем, росписи его в тех кинотеатрах, где он будет работать, а не просто максимальная роспись, с которой он проработает неделю. Есть очень серьезный фактор – работа всей команды на прокат. И продюсеры, и режиссеры, и дистрибьюторы. По-моему, очень удачно для фестивальной картины прошел в прокате фильм «Жить» Василия Сигарева. И я знаю, что очень много сил на это потратили сами Яна (Троянова) и Вася: они много ездили по кинотеатрам и представляли свой фильм. Это, конечно, влияет на сборы. Как ни странно, когда приходят авторы, рассказывают, что это такое, почему и зачем, зрителей приходит больше.

Корреспондент:
«Комбинат «Надежа» Вы планируете в провинции представлять? В том же Норильске, например, где происходит действие картины, будет премьера?

Елена Степанищева:

Конечно же, да. Мы с удовольствием покажем фильм в Норильске. Я просто думаю, что успешный прокат для такого фестивального кино - это несколько иного толка усилия и чуть более нестандартные решения по маркетингу.

Корреспондент:
Ваш предыдущий проект «Пока ночь не разлучит» был профинансирован по схеме краудсорсинг, когда все члены съемочной группы работали бесплатно – за процент от будущего проката картины. Насколько эта схема оказалась эффективна, ли заработали Вы на этой картине деньги?

Елена Степанищева:

Мы вернули инвесторам бюджет и выплатили проценты всем – и актерам, и группе. Один процент был равен по тем деньгам 30 тысячам рублей. В фильме 40 актеров, довольно большая группа. Это был эксперимент, который, в том числе, сделан для того, чтобы проверить, как в условиях рынка может работать такая схема финансирования независимого кино. И мы поняли, что она работает.

Корреспондент:
Эффективность подобной схемы больше зависит от продюсера или от личности режиссера?

Елена Степанищева:

По-моему, дела обстоят так, что интересных предложений – у актеров, у режиссеров, операторов, – сейчас в целом не так много. Поэтому когда они появляются, скорее, важно, о чем конкретно идет речь: что это за сценарий, история, фильм, проект. Наша история с Хлебниковым показала, что можно обращаться к абсолютно любым людям. Получить отказ – не страшно. И мы их практически не получали: несколько человек просто не смогли с нами поработать из-за графика. Я думаю, что режиссеры, которые снимают первый или второй фильм, должны, совершенно не стесняясь, обращаться к тем людям, которые им интересны. Конечно же, им стоит просчитывать риски, понимать, как они будут продавать фильм и возвращать деньги. Но, в принципе, это работает, и очень сокращает период поиска денег, который занимает довольно много времени.

Корреспондент:
Какая из схем частного финансирования кино Вам кажется более эффективной? Краудсорсинг – как вы делали фильм Хлебникова, краудфандинг, как сейчас Наталья Мокрицкая делает фильм Михаила Сегала, поиск частных инвесторов, обращение за кредитами в банк? Или вообще лучше обратиться к государственному финансированию?

Елена Степанищева:

На государство странно рассчитывать как на единственный способ получения денег на фильм. Все-таки это рынок, на котором что-то производишь, затем продаешь и получаешь прибыль. Так что выгоднее работать от продажи, а не от производства, как это принято часто делать. Вот это меня скорее волнует. А дальше все зависит от конкретного проекта. С фильмом Наташи Мещаниновой было сложно, конечно, обещать всем проценты, мы понимали, что будет непросто вернуть деньги. Поэтому пошли другим путем: смотрели вокруг - на других дебютантов. В картине дебюты и у художника-постановщика, и гримера, и художника по костюмам, и у большинства актеров. Это дебют и сценариста Любы Мульменко, и Наташи.

Корреспондент:
Частный бизнес сегодня заинтересован в том, чтобы вкладывать деньги в кино?

Елена Степанищева:

Все зависит от предложения и от цели инвестора: кто-то хочет получить финансовую прибыль, кто-то – имя, а кто-то видит в поддержке современного искусства социальную миссию своего бизнеса.

Корреспондент:
А для Вас что важнее?

Елена Степанищева:

Мне интересно пробовать разные экономические модели производства и продвижения независимых фильмов на рынке. Я думаю, что это может позволить большему количеству новых и необычных фильмов состояться быстрее.
Автор:
Мария Токмашева

Все новости о фильме

Другие статьи по теме Международный Роттердамский кинофестиваль

Реклама
01