Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
в фокусе:
Реклама
6624
на печать
27 Января 2014 12:31

Оксана Бычкова: «Предложение о новом фильме мне пришло, благодаря фейсбук»

Оксана Бычкова: «Предложение о новом фильме мне пришло, благодаря фейсбук»

28 января 2014 года на Роттердамском кинофестивале состоится премьера новой картины Оксаны Бычковой «Еще один год». Лента участвует в программе «Спектр», где может претендовать на награду Big Screen Award. Новый фильм Бычковой создан по мотивам пьесы Александра Володина «С любимыми не расставайтесь» и рассказывает о жизни молодой пары – Жени и Егора.

Он не может найти работу и по ночам «бомбит» на московских дорогах, она начинает работать бильд-редактором в общественно-политическом издании, знакомится с новыми людьми и постепенно отдаляется от Егора, который начинает мучиться от ревности. Мы поговорили с Оксаной Бычковой об истории создания картины «Еще один год», актуальности володинской пьесы и будущих проектах режиссера.

Корреспондент:
Насколько нам известно, Ваша картина создана по заказу Госфильмофонда России. Продюсерами выступили Михаил Розенцвейг, Арнольд Татаринцев и Николай Бородачев. Как сложилось ваше сотрудничество и почему Вы вообще решили сделать современную версию «С любимыми не расставайтесь»?

Оксана Бычкова:

Да, странная история получилась. Я готовилась снимать совершенно другое кино. Мы уже несколько лет с моим продюсером Еленой Гликман хотели делать ремейк по фильму «Слово для защиты» Вадима Абдрашитова и Александра Миндадзе. Александр Анатольевич на начальном этапе даже принимал участие в написании сценария. Мы хотели сделать современную версию – про сегодняшний день. Я ездила на фестивали, смотрела прекрасные фильмы для вдохновения. Очень хотелось делать кино. Уговаривала Лену найти какие-то не очень большие деньги, стала думать, что надо что-то еще добавить в сценарий, дописать его. И решила, что хорошо бы еще посмотреть ряд фильмов про ревность, кто как в этом упражнялся, что делал на эту тему. Я написала пост в фейсбуке, где у меня очень много знакомых критиков и киноведов в друзьях, и попросила совета. А затем мне на почту пришло письмо от Александра Голутвы с темой «К вопросу о ревности» и текстом: «А не хотите ли вы снять кино – ремейк по фильму «С любимыми не расставайтесь»?». Причем не по пьесе, а именно по фильму. Мне, конечно, это стало интересно. Денег на проект «Слово для защиты» мы так и не нашли, а кино снимать очень хотелось, потому что я уже давно его не снимала. В итоге мы встретились с Голутвой. Оказалось, что Госфильмофонд выделил сумму для того, чтобы сделать ремейк какого-то из своих старых фильмов. У них были варианты «Вам и не снилось…» и «С любимыми не расставайтесь». Мы выбрали второй. Я, конечно, с удовольствием подписалась на это, но точно такую же историю мы делать не могли, да и сам фильм, честно сказать, мне не очень нравился. Несмотря на то, что там играет классная актерская пара, само кино – не самое сильное произведение по Володину, которого я очень люблю. Да и невозможно все в точности повторить, потому что время очень изменилось, и все бы это, конечно, было совершенной фальшью и неправдой. Либо надо было делать инсценировку из того времени, либо все переписывать, что в результате и произошло. Это было не так просто, потому что продюсеры были серьезно настроены на то, чтобы фильм был ближе к пьесе. Сценарий у нас не сразу был принят. Особенно мучились с финалом. Это было такое «упражнение на тему». Я бы, может, и не снимала кино про развод, но была задана тема - обязательно должен быть развод и финал в больнице. Ни я, ни Люба (Мульменко), ни Наташа (Мещанинова) этого не хотели и думали, как избежать, потому что боялись, что возникнет ложный пафос. Но продюсеры сказали: нет, у Володина больница, и мы должны закончить больницей. И, чтобы хоть как-то оправдывать больницу, мы придумали историю про бред после наркоза, чтобы появилась трогательность и обнаженность: то, что люди не могли проговорить в нормальном состоянии, проговаривалось именно в таком полусознательном.

Корреспондент:
Помимо этого, вы добавили в фильм и социальный конфликт, который, кстати, напоминает ленту «Жизнь Адели», победившую в прошлом году на Каннском кинофестивале. Вы видели эту картину?

Оксана Бычкова:

Да, я смотрела и очень удивилась. Мы снимали в марте-феврале, когда еще не знали об этом фильме. Мы ужасно не хотели показывать социальный конфликт слишком прямолинейно. Мне очень понравилась «Жизнь Адели» - прекрасное кино, снято замечательно, но Кешиш, конечно, педалирует этот конфликт. Кино прекрасное, я была под огромным впечатлением. Я ужасно горжусь дружбой на фэйсбуке с оператором этого фильма, потому что это еще и прекрасно снято при естественном освещении, что нашим операторам с трудом удается. Видно, что все продумано, но это все так естественно выглядит. Что же касается нашего фильма, то нам просто нужно было показать раскол семьи, поэтому мы взяли такую историю. У Володина, есть, конечно, акцент на неравное положение на социальной лестнице. Раскол же начинается, когда жена просто не позвонила мужу, когда задержалась вечером, но сейчас это было бы просто наивно. Невозможно построить развод пары, даже молодой, просто на том, что она не позвонила. Поэтому мы немного добавили социальный аспект. Не потому, что у нас наболело, просто надо было выстроить конфликт, почему они должны развестись, что их так задевало, почему он был не уверен. И ее стремление к новой жизни, новая работа, новые ребята. Мы собирали компании по этому признаку, выстраивали разговоры – многие эпизоды документальны, чтобы показать разницу между людьми.

Корреспондент:
Авторами сценария выступили Любовь Мульменко и Наталья Мещанинова, чья картина «Комбинат «Надежда» участвует в основном конкурсе Роттердамского кинофестиваля. Вы сами нашли их или это было желание продюсеров?

Оксана Бычкова:

Продюсеры дали мне возможность собрать свою команду. Мы с девчонками очень быстро все сделали. Сценарий был написан практически за 3 недели. Мы начали в декабре, а 20 февраля у нас уже стартовал съемочный период. Это очень быстро, у меня никогда такого не было. Все на ходу: например, вечером мы обсуждали со сценаристами, где и какие объекты, а уже на следующий день ехали с оператором и художником искать что-то похожее.

Корреспондент:
Роль Егора исполнил Алексей Филимонов, которого многие знают по фильму «Жить» Василия Сигарева. Исполнительница роли Жени – Надежда Лумпова, кажется, впервые появляется в кино. Как вы выбирали актеров и быстро ли утвердили именно их?

Оксана Бычкова:

Поиск актеров мы начали, когда еще не было сценария. Примерно 5 декабря у нас начались парные этюдные пробы. Мы приглашали мальчика и девочку и просто давали им сыграть этюд: например, он ждет ее, у нее выключен телефон, они женаты три года, он не доволен, что она задержалась. Давали такие исходные обстоятельства, а они играли что-то свое. Это был очень интересный опыт, потому что в парах разные ребята иногда выдавали такие вещи, которые потом очень хотелось использовать в сценарии. Актеры вытаскивали из себя многие обстоятельства, какие-то подробности. Так мы посмотрели очень много людей, и в итоге выбрали Надю и Лешу. Для Нади – это первая главная роль в кино. Леша – уже достаточно известный актер. Очень важно было, чтобы они выглядели как пара. Помимо Леши, были и другие претенденты, но он оказался самым подходящим на эту роль. Надя играет в «Практике» - в очень хорошем спектакле «Бабушки». Училась она у замечательного мастера Олега Кудряшова. Она в совсем маленьком эпизоде снялась в фильме Коли Хомерики «Сердца бумеранг», где работала наш второй режиссер Эля Крупина. Она мне и сказала, что запомнила одну девочку. Надя совершенно не подходила – у всех в голове был совершенно другой портрет Жени. А Надя пришла и сделала такие замечательные пробы и оказалась очень хорошей актрисой, несмотря на то, что это первый большой опыт. Она очень уверенно держалась в кадре. Даже Леше было в кадре сложнее. При всем его опыте, у него уже есть какие-то штампы. Но вообще они замечательные. Наташа Терешкова – вторая героиня – тоже уже достаточно известная актриса, она снималась в «Школе», а роль коллеги Нади по работе исполнил Саша Алябьев, который играл у Хлебникова в «Долгой счастливой жизни».

Корреспондент:
Каким был бюджет картины и где проходили съемки?

Оксана Бычкова:

Бюджет ленты составил порядка 1 миллиона долларов. Мы все снимали в Москве, пост-продакш звука делали в Вильнюсе, а перезапись на студии «Европа» в Праге. Там очень профессионально работают люди.

Корреспондент:
Как картина попала на Роттердамский кинофестиваль?

Оксана Бычкова:

Это отдельная история. Спасибо Лене Степанищевой. У нас был просмотр: напечатали DCP, и надо было проверить, все ли в порядке со звуком и светом. Лена привела с собой Женю Гусятинского, который отбирает фильмы для Роттердама, и он сразу предложил показать его на фестивале. Так как фильм у меня третий, в конкурсе я участвовать уже не могла, но Женя сказал, что фильм можно показать в конкурсе Big Screen Awards, где мы в итоге и представлены.

Корреспондент:
Госфильмофонд не планировал показ этой ленты на фестивалях, ее прокат?

Оксана Бычкова:

Наверное, продюсеры будут рады, если у фильма будет фестивальная и прокатная судьба, но я с ними никогда этого не обсуждала. И они никогда не выстраивали каких-то стратегий продвижения.

Корреспондент:
Вас просто обеспечили финансированием и дали свободу в выборе команды?

Оксана Бычкова:

Да, было финансирование, и я делала все, как хотела. Никакого давления, как это иногда бывает со стороны продюсера, на меня не было. Были, конечно, споры. Например, про мат. Изначально сценарий был с нецензурными выражениями, но это было абсолютно органично - персонажи так могут в чувствах выражаться, как и все люди. Но продюсерами было жестко ограничено: как хотите, но вы должны этого избежать. Нам было очень сложно. Я не то, что защитник мата, но бывает иногда, что точнее не скажешь. Тем более, что девчонки – Люба и Наташа – просто виртуозно владеют языком, пишут такие точные выражения, что было жалко менять. Мы заменяли не такими яркими по эмоциям выражениями, но актеры все точно сыграли. Это была единственная просьба продюсеров.

Корреспондент:
Ваш предыдущий фильм «Плюс один» вышел в 2008 году. Почему вы так редко снимаете?

Оксана Бычкова:

У режиссера нет возможности снимать то, что хочется. А то, что предлагают другие, зачастую бывает совсем не интересно. Хороших сценариев, в принципе, мало. Приходится искать самому, писать, находить авторов и приходить с этим, но у людей нет на это денег. А то, на что есть деньги, бывает плохо.

Корреспондент:
Сейчас очень много говорится о поддержке молодых режиссеров, о том, что нужно снимать «позитивное кино». К вам, наверное, после «Питер FM» обращаются с такими добрыми, молодежными проектами?

Оксана Бычкова:

Я цинично отношусь к этой помощи, честно вам скажу. Все мои знакомые молодые режиссеры снимают свои фильмы без помощи Минкультуры. Наташе Мещаниновой тоже оно не особо помогало, хотя, казалось бы, дебют надо поддержать. У меня только первый фильм поддержали, и только благодаря продюсеру Игорю Толстунову, который получил деньги на дебют. Фильм «Плюс один» я снимала без государственных денег. А сейчас Госфильмофонд профинансировал – спасибо ему большое, но это не прямые деньги Минкультуры или Фонда кино. Поэтому понятие помощи очень условное, мне кажется. А насчет доброго кино… Я тут недавно рассуждала про одно православное кино – не буду говорить название, когда одна святая, а вокруг все сволочи и злодеи вопиющие, и подумала, ну как же люди говорят о любви к человечеству, а снимают не людей, а маски какие-то. Меня часто ассоциируют с так называемым «добрым, позитивным» кино. Понимаю, конечно, что за «Питер FM» я заслужила, но меня это ужасно раздражает. Я поменялась и выросла – стала старше, в конце концов, фильм вышел 10 лет назад.
Но многие ждут от меня то же самое. Мне важнее, чтобы фильм был сделан с любовью к своим героям. А когда нет такой любви, это, по-моему, и есть «чернуха».

Корреспондент:
Сейчас у вас есть какие-то идеи насчет следующей картины? Вы в начале нашего разговора говорили про ремейк «Слова для защиты».

Оксана Бычкова:

Да, эта идея остается, но она так и «висит». У меня еще есть большая мечта. Мой папа – капитан дальнего плавания, и он 15 лет проработал на одном судне в Сахалинском морском пароходстве. Там было огромное количество историй – драматических и юмористических, как люди в разных ситуациях раскрывались. Я думала, что хорошо было бы написать историю про такой кусочек жизни. Не знаю, как бы это все в полный метр уложилось. Папы уже нет, но его друзья, с которыми я тоже тогда полдетства провела на судне, еще живы, и материала огромное количество. Просто очень красиво и кинематографично – снимать море. И ситуации иногда были очень жесткие: когда спасали японцев с затонувшего судна, как столкнулись с пиратами на Филиппинах. Не то, что приключенческое кино, а именно драматичные, человеческие истории. Это интересно могло быть.
Автор:
Мария Токмашева

Все новости о фильме

Другие статьи по теме Международный Роттердамский кинофестиваль

Другие статьи по теме Режиссер Оксана Бычкова

Реклама