Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
Реклама
3074
на печать
14 Мая 2014 12:13

Петр Шепотинник: ««Кинескоп» ориентируется на зрителей, которые могут отличить Киру Муратову от братьев Коэнов»

Петр Шепотинник: ««Кинескоп» ориентируется на зрителей, которые могут отличить Киру Муратову от братьев Коэнов»

В 2014 году телепередача «Кинескоп» Петра Шепотинника отмечает свой 20-летний юбилей. Созданный в 1994 году проект о кино, которое тогда в нашей стране нельзя было назвать индустрией, за 20 лет успел рассказать, кажется, обо всех зарубежных кинематографистах и стать главным свидетелем процесса появления нового российского кинематографа. О том, изменился ли за эти 20 лет зритель и само кино, в честь юбилея своей программы Петр Шепотинник рассказал корреспонденту портала «ПрофиСинема».

Корреспондент:
Когда Вы 20 лет назад создавали передачу «Кинескоп», верили ли Вы, что она сможет просуществовать так долго?

Петр Шепотинник:

Нет, я даже как-то не особо заметил, как эти 20 лет прошли, честно говоря. У нас, конечно, были сложные периоды. Особенно когда мы пришли на канал ТВ-6 и потом он стал постепенно распадаться. Но вы знаете, энергия сопротивления многое дает. В том случае, когда, казалось, уже совсем нет ни денег, ни возможности ничего сделать, ни техники, мы продолжали работать и еженедельно выпускали передачу, все выпуски которой у нас сохранились, и я надеюсь, что в скором будущем выложим их все в интернет. Слава богу, всегда находились люди, которые нам помогали. В свое время это был, конечно, директор «ТВ-6 Москва» Александр Пономарев. А сейчас это, безусловно, директор и главный редактор телеканала «Культура», где сейчас выходит наша передача, Сергей Шумаков. Он поощряет все наши находки, видит, что мы его не обманываем, не подводим. Сейчас мы вместе с Асей Колодижнер, которая работает со мной практически с начала основания «Кинескопа», делаем, в основном, выпуски, посвященные фестивалям. Для меня это, конечно, больше работа, чем творчество. Настоящее творчество возникает тогда, когда ты снимаешь отдельные проекты, которые зачастую вырастают из «Кинескопа». Наша студия создала очень важные, на мой взгляд, картины – «Лирика» про Андрея Вознесенского, «Последние известия» про замечательного фотографа Сергея Ивановича Смирнова. Сейчас мы делаем два фильма по заказу Министерства культуры, посвященные образу царской семьи в кино. Но это не документальные картины в традиционном понимании, а, скорее, исповеди людей, которые с этим соприкоснулись, рассказы о том, как они на себе ощутили энергетику легенды и правды о царях, как это отчасти преобразило их судьбу.

Корреспондент:
А с созданием телепередачи Вам Министерство культуры как-то помогает?

Петр Шепотинник:

Нет, наши телевизионные проекты создаются исключительно на средства канала «Культура» и с учетом наших собственных возможностей. На канале работают в высшей степени интеллигентные и высококвалифицированные люди, и не было случая, чтобы мы наталкивались на какое-то непонимание, невежество. Они знают, что мы работаем на аудиторию, для которой пытаемся расширить понимание кино.

Корреспондент:
Эта аудитория как-то изменилась за 20 лет? На какого зрителя Вы ориентируетесь сейчас?

Петр Шепотинник:

Аудитория телеканала «Культура» - мой зритель. Нашей передаче всегда было интересно все новое, новое в старом, новое в классическом. И мы, конечно, ориентируемся на зрителя, который знает кино и умеет отличить, условно говоря, Квентина Тарантино от Рене Клера или Киру Муратову от братьев Коэнов. Иногда мы даже жонглируем этим знанием, полагая, что они это понимают. И может быть, даже переоцениваем в каком-то смысле их эрудицию. Но надеюсь, они к нам тянутся. Для меня еще очень важен вопрос занимательности нашей программы. Всегда стараюсь выстраивать ее по определенной драматургии, чтобы были начало и конец, где-то странно обрываю, где-то даю эпиграфы, которые, может быть, не вполне впрямую относятся к главному сюжету. Наша главная цель – создать видеоэссе о каждом фестивале.
Наверное, мы сейчас недостаточно много работаем над распространением нашей программы за пределами телеканала. Я вижу, молодежь смотрит нашу программу с большим интересом. Им кажется странным, что о кино, фестивалях можно рассказывать подобный образом. Во всех программах мы всегда исходим из принципа – в первую очередь представить личность, о которой ты говоришь. Не фильм, а именно личность, потому что иногда очень хороший режиссер снимает плохой фильм и, наоборот, не очень хороший режиссер вдруг показывает тебе что-то необычное, или какой-то актер играет в его картине такую роль, которая сама по себе интересна. Поэтому я всегда стараюсь придерживаться именно такого подхода документального кино к действительности. Точно так же я и сам воспринимаю кино, которое смотрю: не как фильм, а как реальность, которая преображена в художественные формы. Именно поэтому я думаю, что многое из того, что мы делали раньше, когда снимали не только фестивальные, но и портретные программы, до сих пор смотрится. Буквально два года назад на канале «Культура» показали целый цикл – «Коллекция Петра Шепотинника», в которую вошли передачи, которые мы снимали очень давно – начиная с 1996 года. И выяснилось, что у них есть рейтинг. Особенно передачи про Владимира Высоцкого, Алексея Баталова, Михаила Ульянова, и, как ни странно, программа про Петра Зайченко, которую я делал еще до «Кинескопа». При создании всех этих телепрограмм, повторюсь, нас всегда интересовала человеческая личность во времени, в ее соприкосновении с искусством. Это всегда получался подробный живой разговор, не обремененный форматами. Наверное, «Кинескоп» - одна из немногих неформатных программ на нашем телевидении. Именно поэтому она хорошо смотрится на протяжении долгих лет. Юбилейный выпуск нашей программы мы, кстати, решили посвятить творчеству режиссера Кена Лоуча, которого всегда любили и который, по-моему, и нас уже признается за своего. За время существования «Кинескопа» накопилось очень много интервью и в этом юбилейном выпуске мы постарались соединить прошлые высказывания и картины Лоуча и нынешние. Показать мастерство режиссера, его актеров, которые всегда восторгались тем, как он умеет, с одной стороны, очень сильно и искренне передать эмоции, а, с другой, рассказать какую-то очень трогательную, но социально важную историю. Иногда, правда, социальность превалирует, и картины получаются похуже, но последние фильмы поражают своим эмоциональным напряжением. Лоуч - идеальный пример режиссера, который, работая с социалкой, сохраняет баланс с искусством. Поэтому его фильмы хорошо смотрятся. Недавний – «Доля ангелов» – яркий тому пример.

Корреспондент:
А вообще кинопроцесс за 20 лет существования вашей передачи насколько изменился? Можете ли Вы отметить какие-то тенденции его изменения?

Петр Шепотинник:

О каких-то тенденциях я говорить не люблю. Мне кажется, при таком разговоре всегда возникают излишне жесткие искусствоведческие формулировки. Я сам, несмотря на то, что закончил ВГИК, иногда просто не понимаю, на каком языке со мной говорит критика. Не только кинематографическая, но и музыкальная, потому что я всегда интересовался музыкой. Мне иногда просто странно читать музыкальные рецензии, которые все состоят из каких-то современных терминов, а за этим музыки как таковой уже не существует. Мне гораздо интереснее говорить на языке прямого, живого общения с искусством и создавать какие-то вещи, которые не укладываются в жесткие формулировки.
Конечно, если говорить о русском кино, то понятно, когда мы начинали «Кинескоп», работать было очень сложно. Но я всегда исходил из того принципа, что человек творческий находится в состоянии творчества даже тогда, когда не снимает кино. Например, когда он что-то вспоминает, ностальгирует, это тоже очень интересно звучит, особенно на переломе эпох. Именно поэтому двадцать лет назад было интересно разговаривать с многими нашими кинематографистами. Что касается зарубежного кино, то те фильмы которые мы когда-то смотрели на видеокассетах, сейчас заново открываем для себя на большом экране, в том числе и на Московском кинофестивале всегда стараемся показывать подобные картины. Конечно, сейчас в мировом кинематографе мы чувствуем себя абсолютно естественно. Фестивали сами заинтересованы в нас. Потому что наша программа становится, если можно так сказать, более консервативной формой отображения киноискусства в медиа. Современные журналисты в основном хотят на фестивалях «схватить самые верхушки» - рассказать только о звездах, о дорожках и так далее. А наша программа обращает внимание на искусство, в каком направлении оно движется. Мы стараемся найти то, что развивает искусство изнутри, режиссеров, которые приносят в кино новые идеи. Именно поэтому фестивали сами предлагают интервью с молодыми и немолодыми, но, главное, творческими людьми.

Корреспондент:
Вы сказали о том, что сегодня большинство тележурналистов на фестивалях редко интересуется собственно кино. Как Вам кажется, должно ли сейчас на телевидении быть больше программ о кино, подобных вашей? И как Вы относитесь к тем передачам, которые сейчас существуют, хотя их, конечно, крайне мало.

Петр Шепотинник:

Я хорошо к ним отношусь, но их почти нет, да. Могу вот вспомнить разве что «Индустрию кино». Но эта программа занимает свою нишу. А мы занимаемся несколько иными вещами. Иногда я, конечно, очень завидую тем, кто имеет прямой доступ к суперзвездам, потому что таким образом освещается новейшее кино крупных американских студий. Я прекрасно понимаю, что для голливудских звезд представление фильма – это, прежде всего, работа. Они отговаривают в интервью свои 5-6 минут, а затем почти то же самое повторяют другим журналистам. В таких ограниченных рамках, я крайне редко могу получить тот разговор, который хочу. Иногда бывают такие случаи, когда получаются очень необычные откровенные интервью, но такое бывает крайне редко. Тем более за время существования нашей передачи с кем я только ни говорил – и с Джонни Деппом, и с Николь Кидман, и с Тимом Бертоном и многими другими. Может быть, есть 2-3 современные звезды, с которыми я не имел возможности поговорить. Но для нас это не является самоцелью, потому что территория артхаусного или арт-мейнстримовского кино, которую мы выбрали, гораздо более продуктивная и живая на ощупь. Я уж не говорю про русских режиссеров. В выпусках «Кинескопа» конца 1990-х, мне кажется, мы поговорили со всеми современными молодыми российскими режиссерами. Такими, как Кирилл Серебренников, Коля Лебедев и многими другими. И разумеется, современную режиссуру мы знаем просто досконально. Часто они приносят свои фильмы в еще полусобранном виде, и просят совета. Поскольку я являюсь консультантом не только Московского, но и Венецианского фестиваля, то могу сказать, что этот год будет для российского кинематографа очень урожайным.

Корреспондент:
Как Вам кажется, с чем это связано?

Петр Шепотинник:

Я не знаю, честно слово. Наверное, есть какие-то закономерности. Мне кажется, что все определяет сам режиссер – степень его энергетики, уровень его творческого запала. Вот Кира Муратова и в 77 лет снимает свежие картины. В этом году нас ждут новые работы Никиты Михалкова, Андрона Кончаловского, Алексея Германа-младшего, Юрия Быкова, есть очень интересные, неожиданные дебюты. Александр Сокуров снимает свою документальную картину, Рустам Хамдамов. Наталья Мещанинова и Оксана Бычкова были со своими фильмами в Роттердаме. Новый, очень интересный фильм у Светланы Проскуриной, которая тоже наша давняя приятельница. У Анны Меликян, у многих других. Так что будет много интересного.

Корреспондент:
Можно говорить о том, что появилось поколение современных российских режиссеров, которые интересны не только нашим, но и зарубежным фестивалям?

Петр Шепотинник:

Наверное, правильно сказать, что большое влияние на современную режиссуру оказали мастера, которые чему-то научили поколение. В свое время была очень сильная казахская волна, и она, конечно, была связана с именем Сергея Соловьева, очень многих хороших режиссеров породила мастерская Владимира Хотиненко, сейчас мне кажется много любопытного, яркого и страстного, даже гневного в социальном отношении происходит в стенах мастерской Марины Разбежкиной. Она, конечно, взрастила мощный пласт очень интересных, бескомпромиссных молодых людей, с которыми сложно конкурировать. С другой стороны, появились режиссеры совершенно другого направления, другой стихии. У них есть высочайшего уровня профессионализм и поэтический талант. В качестве примера могу привести Романа Прыгунова, которого я очень люблю как режиссера, но которого всегда недооценивали. В прошлом году он снял очень остроумную картину «Духless». Конечно, очень сильное документальное направление в нашем кино. То, что делает и Павел Костомаров, и Виталий Манский сейчас, нам близко. Когда-то мы сделали фильм про Виктора Косаковского – он тоже, с одной стороны, является предметом нашего обожания и дружеского взаимопонимания, а с другой стороны – исследования, потому что он очень интересно развивается, и поэтому, безусловно, «герой нашего романа».

Корреспондент:
О российских режиссерах, которых в свое время открыла программа «Кинескоп», Вы уже много сказали. А есть ли такие зарубежные «герои вашего романа» - кинематографисты, которых Вы первые заметили?

Петр Шепотинник:

Таких случаев было очень много. Скажем, есть такой шведский режиссер Рубен Эстлунд, который когда-то приезжал на Московский кинофестиваль со своим первым фильмом «Гитара-монголоид» и мы его снимали в «Кинескопе». Сейчас его картины ждут крупнейшие смотры мира, они получают важные призы. Это совершенно уникальный режиссер, у которого псевдодокументальная манера повествования насыщена большим количеством нюансов, он очень самобытен, и я думаю, его новая картина «Турист», которую, уверен, покажут на фестивалях, будет тому подтверждением. Можно также назвать Абделатифа Кешиша, в прошлом году получившего «Золотую пальмовую ветвь». Мы первые рассказали о нем, когда он дебютировал на Венецианском кинофестивале с картиной «По вине Вольтера». «Кинескоп» впервые брал интервью у Ким Ки Дука, которого тогда вообще никто не знал. И таких примеров много. Конечно, с программой «Кинескоп» связана и ностальгия. Многие наши герои, к сожалению, уже ушли из жизни, некоторые – совершенно несправедливо. Сергей Бодров-младший, Алексей Балабанов, Алексей Герман-старший, Олег Янковский. Про Балабанова во время съемок картины «Война» снимали документальный фильм, который до сих пор с интересом смотрит особенно молодое поколение. Еще 10 лет назад мы сняли фильм про Алексея Юрьевича Германа, сейчас для канала «Культура» делаем картину об Олеге Янковском. Так что прошлое нашей программы довольно богатое, надеюсь, и будущее у нее будет.

Корреспондент:
Как Вы планируете развивать «Кинескоп»?

Петр Шепотинник:

Конечно, продолжим снимать телепрограммы о фестивалях. Это очень важно, потому что именно там мы смотрим новое кино и понимаем, как оно развивается. Но, естественно, хочется всегда выйти за эти рамки. И «Кинескоп» про Кена Лоуча – это шаг в этом направлении. Кроме того, у меня еще есть проекты других документальных картин и даже игровых. В следующем году, если все получится, снимем очень легкий, маленький, артхаусный игровой фильм. Придется отказаться, конечно, от многих вещей, которыми мы занимаемся каждый день, потому что это другое пространство, но очень хочется это сделать. Кроме того, нужно доделать еще массу картин, так как материала за эти годы накопилось достаточно много. Надеюсь, скоро займемся своим сайтом, а также издадим две книги интервью, которые я брал за время работы над «Кинескопом». Так что в будущее я, несмотря ни на что, смотрю с оптимизмом.
Автор:
Мария Токмашева
Реклама