Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
Реклама
14 мая 2014 09:40

Алексей Учитель: «Я не снимаю про ментов – я снимаю про людей»

Алексей Учитель: «Я не снимаю про ментов – я снимаю про людей»

8 мая 2014 года на российские экраны вышел фильм Алексея Учителя «Восьмерка» (дистрибьютор – компания Dream Team). Главный редактор портала «ПрофиСимнема» Нина Ромодановская поговорила с режиссером и продюсером ленты Алексеем Учителем о том, как отнесся Захар Прилепин к экранной версии своей истории, мотивах героев фильма, смысле названия ленты и многом другом.

Нина Ромодановская:
«Восьмерка» снята по повести Захара Прилепина, сценарий к фильму написал Александр Миндадзе. Как возник этот тандем? Как Вам пришла в голову идея экранизировать «Восьмерку»?

Алексей Учитель:

«Восьмерка» стала первой экранизацией Прилепина. Мы давно дружим с Захаром и у нас есть договоренность – свои новые произведения он мне показывает одному из первых, поэтому повесть я прочел еще до выхода книги. При всей своей простоте она меня сразу зацепила, мне показалось, что в «Восьмерке» заложено много интересных слоев, хотя в сухом пересказе может показаться, что речь идет об эпизоде какого-то телефильма формата канала НТВ.
Я предложил Захару экранизировать «Восьмерку», он согласился, но, к моему удивлению, сказал, что не будет писать сценарий. Тогда я обратился к Александру Миндадзе. Несмотря на то, что Миндадзе сейчас очень занят своими проектами как режиссер и времени у него совсем немного, он принял предложение поработать над сценарием «Восьмерки», за что я ему очень благодарен.
Мы часто обсуждали сценарий втроем, и Захар, как ни странно, поддерживал нас в различных начинаниях и переделках, позволяя менять сюжет повести. В моей практике я сталкиваюсь с этим во второй раз: Владимир Маканин, по рассказу которого я снял фильм «Пленный», тоже удивительно легко расставался со многим из своего произведения.

Нина Ромодановская:
Как Прилепин оценил получившийся фильм?

Алексей Учитель:

Первым, кому я показал смонтированную картину, был Захар Прилепин. Я не то чтобы боялся, но сильно переживал, как он воспримет фильм... Могу сказать, что Захар по-прежнему наш соратник и единомышленник.

Нина Ромодановская:
У Прилепина в фильме есть небольшое камео. Он сам захотел сняться или Вы его уговорили?

Алексей Учитель:

Я, конечно. Но уговаривать не пришлось – Захару интересно кино изнутри и он уже снимался в сериале «Инспектор Купер». Надо сказать, я особо не рассчитывал, что он что-то сыграет – думал, он просто побудет самим собой, но Захар добавил несколько очень точных красок, которые помогли создать персонажа, которого он изображает в «Восьмерке». Я был поражен его комедийным талантом.

Нина Ромодановская:
Давайте немного поговорим о героях «Восьмерки». Это не мое наблюдение, многие замечают, что из контекста фильма абсолютно непонятно, почему героиня уходит к омоновцу от персонажа Смольянинова. Так почему же?

Алексей Учитель:

Об этом наше кино. Если бы все было очевидно, если бы на месте главного героя был двухметровый красавец, стало бы неинтересно. А тут, казалось бы, нет причин для того, чтобы герои сошлись. Тем не менее, так бывает: между людьми что-то вспыхивает, и они больше не могут быть с другими.

Нина Ромодановская:
Но Вы не объясняете мотивов...

Алексей Учитель:

А я и не собирался, причем сознательно – это такой прием. Каждый зритель может увидеть в этой истории что-то свое.

Нина Ромодановская:
Еще одна вещь, которая совершенно не очевидна из фильма, касается названия «Восьмерка». В повести Прилепина смысл названия герои проговаривают прямым текстом, когда садятся в автомобиль, а у Вас в картине этого нет.

Алексей Учитель:

И в фильме они садятся в автомобиль. Разве надо это еще проговаривать?

Нина Ромодановская:
Вы говорили, что «восьмерка» – еще и бесконечность. Какой Вы вкладываете в это смысл?

Алексей Учитель:

Восьмерка в перевернутом состоянии — символ бесконечности. Бесконечность – в последнем кадре фильма, в горизонте, который что-то сулит. Машина ребят выезжает на белоснежное поле и скрывается за горизонтом, герои отправляются то ли в светлое будущее, то ли в темное прошлое. Там, за горизонтом, их жизнь продолжится и с ними снова будет что-то происходить – их ждет любовь, страсть, разочарования, предательство. В этом я и вижу бесконечность.
 
Нина Ромодановская:
Я посмотрела фильм довольно давно – в сентябре на фестивале в Торонто.
Несколько лет назад на мой вопрос: «Почему на международные фестивали вы отбираете российское кино, в котором менты бьют людей и вообще Россия выглядит крайне неприглядно?», Жоэль Шапрон ответил: «Какое кино вы снимаете, такое мы и отбираем».
Теперь этот вопрос я хотела бы задать по адресу: почему Вы, успешный талантливый режиссер, снимаете кино про плохих ментов и продвигаете его на международные фестивали, тем самым формируя посредством фильма определенный образ России?

Алексей Учитель:

Я не снимаю про ментов – я снимаю про людей. А то, что они носят форму, меня мало волнует. Герои «Восьмерки» могут ошибаться, совершать нехорошие поступки, но мои симпатии, так или иначе, на их стороне. Понятно, что среди полицейских есть разные люди, нельзя всех красить черной краской. Мой фильм вообще не об этом.
Я снимаю о том, что мне интересно. О том, что меня волнует. Какой Россия была в 1999 году, такой она во многом осталась и сегодня. Чтобы убедиться в этом, достаточно отъехать от Москвы.

Нина Ромодановская:
Фильм вышел на примерно 700 копиях. По Вашему мнению, «Восьмерка» подходит для широкого проката?

Алексей Учитель:

Да, конечно. Но в конечном итоге это всегда определяет зритель…

Нина Ромодановская:
Как Вы можете описать фильм? Это - «мужское кино»?

Алексей Учитель:

Я думаю, что «Восьмерка» – это своеобразная «антибригада» и в то же время – «Три мушкетера». Такое странное сочетание должно вызвать зрительский интерес. Главный вопрос состоит в том, найдет ли зритель в фильме себя.

Нина Ромодановская:
Это будет сложно, учитывая, что действие картины происходит в конце 90-х...

Алексей Учитель:

Совершенно неважно, когда разворачивается действие фильма. Он о том, что каждый человек, рано или поздно, сталкивается с новым для себя опытом и переступает определенную черту, которая меняет жизнь. Подобные ситуации есть в биографии каждого – и бандита, и полицейского. Меня интересовало, что происходит в голове у человека в такой переломный момент. Если сидящему в зале зрителю удастся узнать в героях себя, то произойдет слияние, и фильм будет успешен. Так было с «9 ротой»: никто не ожидал, что всех настолько заинтересует фильм про афганскую войну, но что-то в картине подействовало на аудиторию и его приняли. Надеюсь, с «Восьмеркой» произойдет нечто похожее.

Нина Ромодановская:
Кого Вы видите основной аудиторией фильма? Мужчин? Женщин? Молодых или зрелых людей?

Алексей Учитель:

Картина подойдет для любого. Хотя основную аудиторию все же, наверное, составят люди в возрасте 25-45 лет, которые уже что-то знают о жизни. «Восьмерка» – мужское кино, но зрителей среди женщин будет не меньше. Проводилось исследование, которое показало, что, как это ни парадоксально, женщины как зрители более активны и не реже, чем мужчины, смотрят фильмы на вроде бы мужские темы.
Автор:
Нина Ромодановская

Все новости о фильме

Реклама
01