Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
Реклама
26 Мая 2014 12:11

Ангелина Никонова: «После серьезной драмы мне просто захотелось снять комедию»

Ангелина Никонова: «После серьезной драмы мне просто захотелось снять комедию»

5 июня на 25-м Открытом российском кинофестивале «Кинотавр» состоится премьера новой картины режиссера Ангелины Никоновой «Велкам Хом». О том, почему после драмы «Портрет в сумерках» Никонова решила снять комедию о тяготах эмигрантской жизни, использовала в качестве названия картины грубую русскую транскрипцию англоязычного выражения Welcome home, и насколько личный опыт жизни в США повлиял на идею фильма, режиссер рассказала корреспонденту портала «ПрофиСинема» - многолетнего информационного партнера фестиваля «Кинотавр».

Корреспондент:
Как родилась идея картины и повлиял ли Ваш личный опыт на создание истории о людях, которые эмигрировали в Америку и как-то пытаются там устроиться?

Ангелина Никонова:

Наверное, у меня то, что называется, накопилось. В Нью-Йорке я провела в общей сложности около 8 лет, когда искала возможность поступить в институт, а потом поступила и училась. Как только закончила, уехала в Москву и живу в ней уже много-много лет, хотя ошибочно существует мнение, что я продолжаю жить в Америке. Идея ленты «Велкам Хом» пришла даже не от меня. Когда мы заканчивали картину «Портрет в сумерках» в Нью-Йорке, я встретилась со своим давним другом Кареном Карагуляном. На тот момент Карен снялся в нескольких фестивально успешных американских картинах и разрывался между стремлением и большим желанием сниматься в кино и обязанностями семьянина со стабильной работой. Он очень серьезно переживал по этому поводу. Об актерских способностях Карена я знала еще со студенческих времен, когда приглашала его исполнить небольшие роли в своих короткометражках. И когда я увидела, что Карен всерьез хочет продолжить начатое в актерской профессии, то предложила ему такой вариант – я напишу сценарий под него, главная роль в фильме будет его, но я позаимствую некоторые истории из его жизни. Он согласился, и я начала писать сценарий «Велкам Хом».

Корреспондент:
То есть в фильме рассказана реальная история Карена?

Ангелина Никонова:

Некоторые ситуации действительно похожи, просто в кино я их довела до абсурда и прибавила много историй от себя.

Корреспондент:
Рассказанная в Вашем фильме история актера, который пытается найти роль, но при этом, чтобы иметь стабильный заработок и кормить семью, работает в магазине, мне еще чем-то напомнила историю Назифа Мужича – непрофессионального актера, цыгана, который в прошлом году на Берлинском кинофестивале за работу в картине Даниса Тановича «Эпизод из жизни сборщика железа» получил приз за лучшую мужскую роль. То есть Назиф Мужич действительно пытался заработать деньги сбором металлолома, а потом неожиданно оказался на сцене одного из крупнейших кинофестивалей мира с наградой.

Ангелина Никонова:

У меня была похожая ситуация с Сергеем Борисовым, который тоже неожиданно для себя получил награду за лучшую мужскую роль на международном кинофестивале в Стокгольме, впервые снявшись в кино.

Корреспондент:
Помимо Карена в Вашем фильме есть и другие герои. Например, британский кинематографист, который пишет сценарии для блокбастеров, но потом решает сделать независимую драму, основанную на событиях собственной жизни. Эта история тоже навеяна личным опытом или опытом ваших коллег?

Ангелина Никонова:

Конечно же, мне хотелось посмеяться над некоторыми ситуациями, в том числе над теми, в которых я сама часто оказываюсь. И вообще по жизни я пытаюсь улыбаться. Даже если происходят какие-то сложности, чувство юмора спасает. Но да, люди из киномира, наверное, увидят в ситуации Джонни некий оммаж в сторону независимых кинематографистов.

Корреспондент:
Почему Вы назвали фильм «Велкам Хом» - именно так, русскими буквами?

Ангелина Никонова:

Прожив какое-то время в Америке и путешествуя затем по другим странам мира, сложно было не заметить, что английский стал международным языком. Многие общаются со своими акцентами, и это изобилие акцентов для меня является уже неотъемлемой частью современной культуры. Этот английский с акцентом, наверное, и есть язык глобализации. Поэтому в фильме я, например, просила Ольгу Дыховичную сделать акцент ее героини сильнее, привнести русское произношение в американскую речь. По такому же принципу я работала и с другими актерами. Я намеренно выбирала иностранцев на главные роли. Допустим, жену режиссера Джонни сыграла финская актриса, соответственно, у нее финский акцент. Кстати, впервые в жизни режиссер, работавший с ней в Америке, просил сохранить ее акцент, и она была очень счастлива. Роль Джонни исполнил английский актер Эдвард Бэйкер-Дьюли, соответственно, у него британский акцент. Представителей армянской диаспоры также сыграли актеры-армяне со своим акцентом. Поэтому и в названии фильма есть акцент. К тому же я выбрала такое название еще и потому, что в фильме поднимается тема значения дома для современного человека. И это тоже феномен современного общества, где мы вольны выбирать географическую точку проживания и менять ее, когда угодно, - границы открыты, английским почти все владеют.

Корреспондент:
А ваши герои чувствуют себя в Америке дома?

Ангелина Никонова:

Мои герои все делают для этого. Одна из героинь – Марья Ивановна – окружила себя русскоговорящей диаспорой, отказывается от английского языка, слушает русское радио, читает русские газеты. Армянин Бабкен и его двоюродный брат Гамлет окружили себя родственниками и поддерживают сильные семейные традиции. Все создали вокруг себя определенный микромир, и в этом тоже есть конфликт: ты, вроде, сидишь в армянской семье, а выходишь на улицу – и тут Америка. Вот как с этим быть? И на эту тему я тоже улыбаюсь в фильме, потому что, как вы увидите, в конце концов, всем героям приходится принять тот факт, что они все-таки живут в чужой стране.

Корреспондент:
Для Вас самой что значит дом? Семейное окружение, деньги, работа, независимость, комфортная языковая среда?

Ангелина Никонова:

Для меня дом – прежде всего, люди, которых я люблю, которых я уважаю, с которыми мне интересно. И так всегда было, что этот круг у меня в России.

Корреспондент:
В Вашем фильме также затронуты проблемы, связанные с транссексуалами и однополыми парами. Вы не боитесь, что русскую публику это может шокировать? Потому что женщину с бородой обсуждают уже две недели и слушать это невозможно.

Ангелина Никонова:

Я не хотела никого шокировать. У меня совершенно не было такой цели, мне было важно донести разнообразие личных и внешних конфликтов. Один из персонажей – армянин – с одной стороны, чувствует, что живет в свободной стране со свободными нравами, где даже если ты наденешь ведро на голову, вряд ли кто-то это заметит и осудит, наоборот, подумают, что человек так самовыражается. А с другой стороны, тесная связь этого персонажа с семьей доводит ситуацию до абсурда. Вот этот вопрос свободы и несвободы для меня тоже очень важен. Я верю, что свобода – это все-таки внутреннее чувство и, несмотря на любые осуждения или запреты, это не может никак отразиться на человеке, если он органичен сам с собой. Может быть, если человек 100%-но гетеросексуален, он не будет чувствовать никакой опасности от женщины с бородой, а если у человека есть какие-то внутренние сомнения и страхи, то касаются они не женщины с бородой, а собственных скрытых желаний. Я на самом деле не могу понять, что происходит в нашем обществе, что вдруг такая полемика возникла насчет этой бороды и волос. Если мне не близко такое самовыражение, я просто пожимаю плечами, говорю «странно» и отворачиваюсь, но не от возмущения, а потому что мне это не интересно. И я не буду с пеной у рта три дня говорить о том, как мне это не интересно и не близко. Это абсурд.

Корреспондент:
В последние два года в России очень много разговоров о том, что «пора валить». Ваш фильм о том, что пора валить или все-таки не надо?

Ангелина Никонова:

Мой фильм о том, что прежде, чем валить, нужно очень хорошо подумать, взвесить и посмотреть реальности в глаза. Но разговорам о том, что пора валить, в России не два года. Я сколько себя помню, они постоянно возникают.

Корреспондент:
Просто, мне кажется, что эта тема в очередной раз обострилась.

Ангелина Никонова:

В очередной раз – как четыре года назад, или семь лет назад. Правда, я постоянно слышу эти разговоры во всех компаниях. Что же делать, пора валить и так далее. Но русскому человеку зачастую очень сложно ассимилироваться в другой стране, потому что у нас особенный язык, особенная культуры. Но при этом внешне мы с американцами похожи. Тем же азиатам проще в этом смысле, потому что они внешне отличаются от американцев, и все понимают, что это разные культуры. У русских беда в том, что они внешне совпадают с американцами, и кажется, что разница в культуре не столь очевидная и большая. Мы очень разные. И вряд ли найдется какая-то нация, которая с нами совпадает, кроме тех народов, с которыми мы бок о бок жили десятки лет. Мы и грузин понимаем, и армян понимаем, у нас похожие шутки. И фига, с которой на плакате нашего фильма герой стоит в образе Статуи Свободы – это тоже часть нашей культуры. И мат – часть нашей культуры, поэтому мне важно было, что он фигурирует, пусть и в небольшой степени. Когда русский человек эмигрирует в другую страну, он пользуется этим особым русским языком чаще, потому что это ни что иное, как ностальгия, - человек скучает по русской культуре. Мне кажется, что без мата вообще взрослому человеку порой тяжело. У нас вот даже президент недавно на экономическом форуме не смог быстро найти литературного эквивалента нецензурному слову, обозначающему «поиметь» и воспользовался странной импровизацией «уконтропупить».

Корреспондент:
Но Вы надеетесь на прокат фильма с учетом требований, которые теперь запрещают мат?

Ангелина Никонова:

Прокат будет. Мы запикаем слова. Я человек с одной стороны свободный, но с другой – законопослушный. И стараюсь сохранить этот баланс.

Корреспондент:
Как появились деньги на эту картину? Все знают о Вашем опыте с «Портретом с сумерками», как проходила финансовая работа на этом проекте?

Ангелина Никонова:

Мне важно было снять картину и не откладывать идею в долгий ящик, поэтому я согласилась на крайний минимум относительно бюджета. Я не ставила себе нереальную задачу собрать миллион долларов, понимая, что это будет долго, поэтому опять отправилась в малобюджетное плавание. Малобюджетное не относительно цифры, которая была на «Портрете в сумерках», а относительно масштабов этого фильма, съемки которого проходили в Нью-Йорке, где есть сцены от встреч в аэропорту до погони полицейских, есть животные, дети, безумное количество массовки и локаций. Это была очень сложная ситуация, но мы из нее вырулили. Нас поддержала компания Nikon – фильм снят на фотоаппарат Nikon D-800, и нас поддержало Министерство культуры, за что ему спасибо, и, конечно, частные деньги генерального продюсера фильма очень нам помогли. Он поверил в нас, в то, что мы действительно честные кинематографисты, которые по максимуму отрабатывают каждую вложенную копейку и даже себе зарплату не платят.

Корреспондент:
Естественно, я не могу задать вопрос о женщинах-режиссерах. В связи с предстоящим фестивалем «Кинотавр» - это главная тема, Вы уже появляетесь во всех журналах. И из всех представленных в программе фильмов вы с Ольгой Дыховичной, наверное, одни из самых опытных кинематографистов-женщин. Особенно в независимом кино. Вы продюсеры, сценаристы, режиссеры, актеры.

Ангелина Никонова:

Многие ошибочно думают, что мы с Ольгой вместе ставим фильмы, но это очень далеко от правды. Я в этом смысле достаточно властный режиссер и никого не пускаю к рулю на своей съёмочной площадке. Ольга принимала участие в написании сценария картины и привнесла в него много интересных деталей и идей. И эти детали, уверена, запомнятся зрителю.

Корреспондент:
Так как Вам кажется, почему сейчас так много женщин-режиссеров?

Ангелина Никонова:

Меня это почему-то совсем не удивляет. Принято считать, что кинорежиссура – это мужская профессия, но я с этим не согласна, потому что это такая тяжелая работа, которая требует невероятной преданности делу, терпения, умения работать с очень сложными людьми, дипломатичности, выдержки, выносливости. А эти качества, скорее, свойственны женщине. Конечно же, нам повезло, что мир чуть-чуть меняется и какие-то предрассудки отходят на задний план. И, наверное, пока у нас не будет бород, нам разрешат снимать кино. Продюсеры наконец начали доверять женщинам-режиссерам. Когда я заканчивала институт, этого не было, я на своей шкуре прочувствовала недоверие ко мне из-за того, что я женщина. Других изъянов я у себя не помню. Я всегда очень серьезно относилась к этой работе, мечтала о ней, с детства целенаправленно шла к тому, чтобы снимать кино. И, пожалуй, только то, что я весила 57 килограммов, у меня были светлые волосы и я носила мини-юбки, мешало продюсерам рассмотреть во мне серьезного режиссера. Сейчас эти предрассудки, мне кажется, все-таки уходят.

Корреспондент:
Надеетесь ли Вы на призы на «Кинотавре»?

Ангелина Никонова:

Я, когда задумала делать комедию после очень серьезной драмы «Портрет в сумерках», то сознательно решила сделать кино не фестивальное, если честно. Мне совершенно точно не хотелось превращаться в режиссера, который опускает руки, если его фильм не взяли в Канны или Венецию, или, что еще хуже, заранее думает, какой фильм снять, чтобы пройтись по красной дорожке и быть отмеченным призами. Для меня это путь в никуда. Поэтому я решила снять картину, которая более ориентирована на зрителя. А комедия – не самый первый выбор фестивальных отборщиков. Это было непростое решение, потому что я отдавала себе отчет в том, что зрители, которые ожидают от меня продолжения в том же жанре, что и «Портрет в сумерках», будут разочарованы. Но сейчас я рада тому, что зрители, которые уже видели фильм, уходят в хорошем настроении, хотят пересматривать картину и делиться ею с другими. Для меня как для режиссера большего счастья нет.

Корреспондент:
Из Ваших конкурентов, которые представлены в конкурсе «Кинотавра», можете кого-то выделить? Чье творчество Вам кажется наиболее интересным, перспективным?

Ангелина Никонова:

Я с удовольствием посмотрю на «Кинотавре» все картины, так как еще не видела ни одного фильма, кроме своего. Всем желаю, конечно же, успеха, особенно дебютантам. Для дебютанта очень важно быть отмеченным и получить кивки одобрения со стороны критиков и представителей киноиндустрии.
Автор:
Мария Токмашева

Другие статьи по теме Открытый российский кинофестиваль Кинотавр

Фоторепортажи по теме Открытый российский кинофестиваль Кинотавр

Реклама