Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
в фокусе:
Реклама
3873
на печать
3 Июня 2016 13:45

Гоша Куценко: «Я чувствую себя мужчиной, который родил»

Гоша Куценко: «Я чувствую себя мужчиной, который родил»

C 6 по 13 июня 2016 в Сочи пройдет XXVII Открытый российский кинофестиваль «Кинотавр». 8 июня в рамках конкурсной программы состоится премьера полнометражного игрового фильма «Врач», который стал для известного актера Гоши Куценко дебютом в режиссуре (кинематографист также выступил на проекте как сценарист и исполнитель главной роли). Портал «ПрофиСинема» – многолетний информационный партнер фестиваля – расспросил Гошу Куценко об особенностях картины, впечатлениях от первого режиссерского опыта, философских аспектах работы врачей и многом другом.

Фаина Фардо:
Вы режиссёр, автор сценария и исполнитель главной роли в фильме «Врач». Что вас побудило совместить эти функции на дебютном проекте?

Гоша Куценко: 
Когда я писал сочинение при поступлении на театральный, я признался, что хочу позаниматься всем на Земле. Кто-то посвящает свою жизнь чему-то одному, а кто-то занимается всем понемножку. Я из тех, кто хочет прикоснуться ко всем сферам жизни. Первое знакомство с новым доставляет мне невероятный кайф. Узнавать азы чего-то нового, погружаться в деятельность, о которой ты еще ничего не знаешь, – это фантастическое ощущение! Режиссура – это та профессия, где можно проявляться бесконечно — возможностям реализации нет предела. 
Мне казалось, что я смогу играть и режиссировать. Картина актерская. Все происходит в больнице. Совмещать в такой картине режиссуру и игру, разумеется, сложно, но при наличии опыта, думается, возможно. Важным как в профессии врача, так и режиссёра является умение концентрации на человеке, его проблеме. В их руках судьба человека. Отличие между судьбой пациента и персонажа разительно, но, тем не менее, это так. 

Фаина Фардо:
Какие впечатления у вас остались от первого режиссерского опыта?

Гоша Куценко: 
Мне понравилось – в процессе я понял, что это моя территория. Режиссура, так или иначе, – труд комбинационный, он требует знания ответов на множество вопросов. Ты должен быть готов отдаться целиком, полностью раствориться в картине. Когда я снимал «Врача», то не выходил из больницы пару месяцев, не считая тех кратких эпизодов, когда выбирался город на выбор натуры. Это давало мне плюсы с точки зрения подготовки к роли – каждое утро я просыпался в больнице и ощущал себя моим персонажем, который провел там несколько суток.

Фаина Фардо:
Главный герой фильма Юрий Михайлович панически боится ситуации, что будет прикован к кровати и обречен на неподвижную и бессмысленную жизнь в состоянии «овоща», и говорит: «Если любишь – убей». Но при этом сам он делает прямо противоположное — спасает людей, оказавшихся в такой ситуации. Как вы сами относитесь к такой амбивалентности? 

Гоша Куценко:
«Любишь – убей» – так назывался сценарий. Я думаю, что это одна из самых спорных и сокровенных тем на Земле. Я столкнулся с этим в жизни и понял, что когда с такой просьбой обращаются близкие люди, она абсолютно убийственна. Потому как человек мучается, а покончить с этими страданиями он сам не может. Человек идёт либо путём страдания, либо хочет прервать их, что логично. Это тяжелейшая тема, она всплывает в финале картины. Я не вынес её в название фильма. Картина не только об этом. У меня было отснято несколько финалов, но в итоге я остановился на том, который я шутя называю «врачи отправляются в рай». Мы поставили в финале светлую музыку и в кадре камера парит над ночным городом — в этом есть возвышенность какая-то , что ли... Песенка, кстати, называется «Таблетка».

Фаина Фардо:
Вы затрагиваете очень серьезную тему. К каким средствам вы прибегали, чтобы фильм не вышел излишне депрессивным и нравоучительным?

Гоша Куценко: 
Вообще, я хотел рассказать о серьёзных вещах простым языком, раскрыть основную тему, что называется, на контрасте. Когда делают исследование МРТ, то контраст пускают в кровь — я хотел пустить контраст, чтобы проступили вены этой картины, чтобы можно было увидеть насквозь живого человека и его душу. Наверное, картина об этом, а не о том, чтобы убивать, если любишь человека, или оставлять его в живых, это история души человека, о том, что с ним происходит, как в нас ютится наш Бог. 
Я пытался шутить, уходить от нагнетаний, не использовать буквальные ходы. Не иллюстрировал диалоги врачей о больных детях, потому как это было бы слишком тяжко. При этом в фильме есть фрагменты настоящих операций, что в некоторой степени, возможно, выглядит эпатажно, но является совершенно нормальным документальным сопровождением картины.

Фаина Фардо:
Не будет преувеличением сказать, что музыка в фильме выступает очень важным элементом. Расскажите подробнее о ее создании и о той роли, которую играет музыка при восприятии картины. 

Гоша Куценко: 
Это чувственная картина, поэтому музыка невероятно важна. Показывать этот фильм без музыки – это все равно, что демонстрировать мюзикл без песен. По технической ошибке мы отправили версию без музыки нескольким друзьям. Мне звонили, предлагали помощь в монтаже! И вдруг в конце мне задают вопрос: «А музыку ты свою будешь делать?» Я был в шоке, когда понял, что всем пришлось смотреть фильм без музыки, и был очень благодарен, что они все-таки смогли досмотреть картину до конца. Я сократил 8 минут, добавил музыки. Над которой мы работали два года. Когда писался сценарий, то уже на этом этапе представлялось, какая в картине будет музыка. Она – один из главных героев. Друзья говорили: «Даже хорошо, что ты дал посмотреть без музыки – это выставило напоказ слабости картины». Но я считаю, что слабости если и есть, то музыка в данном случае не используется в качестве прикрытия и усилителя. Это кровь этой картины.

Фаина Фардо:
Вам удалось собрать удивительный актерский ансамбль. Как вы выстраивали взаимодействие с артистами?

Гоша Куценко: 
В случае с данным фильмом актерский ансамбль – это тот язык, посредством которого я хотел рассказать о своих мыслях. Если эта картина и возьмёт приз, то благодаря актерскому составу. Моя режиссёрская работа во многом зависела от репетиционного процесса. Мы встречались, делали пробы — я готовился, понимая, что получив на площадке артиста просто с выученным тестом, я в итоге я не получу то, чего хочу. Так, роль молодого врача Марины сыграла Вика Корлякова. В свободное время она ездила в онкологическую клинику на Каширку, провела там не один день, сидела на приёме, смотрела, как работают рентгенологи Екатерины Кобяковой. И в какой-то момент она заговорила так, как мне было нужно. 
Я доволен тем, как артисты сыграли. Так приятно говорить эти слова. Саша Ронис появляется в картине лишь в одной сцене, но эта пятиминутная сцена снята одним планом, сыгранная 12 дублями, на мой взгляд, нам удалась. Как я хотел. Огромное спасибо хочется сказать Саше Яцко — у него не простая роль: врач, который сам болен. Феерически проявила себя Олеся Железняк. Алёна Хмельницкая, сыгравшая первую любовь героя, - трагически прекрасна. Аня Михалкова исполнила роль жены главного героя, это очень важная роль и Аня с ней справилась великолепно. Чудесная молодая актриса Ирина Шеянова сыграла Тамару. А ее тезка Ирина Скриниченко отвечает за трагикомический эпизод в самом начале картины.

Фаина Фардо:
Почему вы обратились к врачебной тематике? Что явилось импульсом к размышлениям о подводных камнях профессии нейрохирургов?

Гоша Куценко: 
Врачи-нейрохирурги – инопланетяне. В творчестве, в искусстве привычно называть кого-то гениальным человеком, народным артистом — такие профессии быстро обрастают подобными эпитетами. В нейрохирургии это не принято, хотя эта сфера – удел философов, творцов, гениально сочетающих науку, передовые технологии и золотые руки. Я воспринимаю хирургов как пилотов, как космонавтов, с уважением и почтением. Я старался быть откровенным и не бояться затронуть некоторые моменты, которые не лежат на поверхности и о которых не принято говорить. По-моему, для этого и существует творчество, искусство. Говоря о профессии хирурга, я пел оды их труду, говорил об их победах и поражениях. Мне кажется, что это картина для врачей, и для больных. Обычному здоровому человеку хочется закрыть глаза и не верить, что это есть в нашей жизни, и порой нет возможности оградить себя от этого.

Фаина Фардо:
В этом смысле «Врач» для вас – чрезвычайно личный проект. Не обошлось и без биографических деталей – так, главного героя зовут Юрий, а его мать по профессии была рентгенологом. Вы специально придавали картине столь персональную окраску?

Гоша Куценко: 
Конечно, это авторское кино. Тут очень много меня. Этой картиной поминаю и свою маму. У неё была опухоль головного мозга. Природа её заболевания неизвестна, но, возможно, она когда-то сильно облучилась. Когда она заболела, в какой-то момент в больнице я понял, что сойду с ума. Это был тяжелейший период. И я загадал тогда, что сниму картину о жизни. О жизни, каковой она является на самом деле. Любовь Руденко во «Враче» практически сыграла мою маму. Спасибо этой чудесной актрисе. Линия Олеси Железняк – это тоже наша тема. Еще за одно сюжетное ответвление отвечает Саша Ронис, сыгравший парня, у которого ушла мама от такой же опухоли. 

Фаина Фардо:
Вы неоднократно приезжали на «Кинотавр» как актер, но в этом году впервые будете представлять фильм в качестве режиссёра. Какие надежды вы возлагаете на показ картины?

Гоша Куценко: 
Никаких надежд! Несмотря на то, что работы над картиной «Врач» завершились некоторое время назад, мне до сих пор очень сложно абстрагироваться от материала. Я только отвыкаю от картины, и не могу даже приблизительно представить, какова будет реакция зрителей и профессионалов. Хотя в Санкт-Петербурге, когда мы сводили звук и устроили первый показ фильма, зрители отнеслись к нему доброжелательно. Меня немного отпустило. Это очень тонкий момент – когда картина, которая является для тебя чем-то невероятно личным, становится достоянием людей. Я испытал ну очень необычные ощущения. 
В Сочи «Врача» в первый раз будет смотреть большой зал, и меня безусловно интересует реакция публики. Те картины, которыми мы раньше занимались, были комедиями или мелодраматическими комедиями, как «Дикари», «Упражнения в прекрасном», «Игра в правду». До этого мы играли эти пьесы на сцене театра 6-7 лет — так или иначе, я понимал, в какую реку вошёл. В случае с «Врачом» это неведомая река. Между мной и картиной еще нет дистанции. Я чувствую себя мужчиной, который родил. Это очень непросто. Такого волнения, которое у меня будет в Зимнем дворце на дебютном показе, пожалуй, не было никогда.

Фаина Фардо:
Возможно, сейчас еще преждевременно говорить об этом, но есть ли у вас планы относительно проката ленты?

Гоша Куценко: 
Я не думаю, что это фильм для широкого проката. Возможно, у нас будет ограниченный прокат с тиражом около 20 копий, но думаю, у картины есть шансы состояться на телевидении. В ночном показе. В ленте много специальных терминов, но зритель приучен к медицинским сериалам – как отечественным, так и зарубежным – поэтому в данном аспекте сложностей быть не должно.

Фаина Фардо:
Вынашиваете ли вы планы вновь сесть в режиссерское кресло?

Гоша Куценко: 
Сняв «Врача», я начал с очень сложной темы. Если эта «операция» пройдёт нормально, то дальше я хочу взяться за хулиганское кино о том, как снимается кино. Этот сценарий я написал около восьми лет назад, и пока он ждет своего часа. Хочу предаться рефлексии и поразмышлять о природе кинематографа. «Фокус-покус» называется!

Автор:
Фаина Фардо

Все новости о фильме

Другие статьи по теме Открытый российский кинофестиваль Кинотавр

Фоторепортажи по теме Открытый российский кинофестиваль Кинотавр

Реклама