Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
Реклама
6 июня 2016 13:00

Оксана Карас: «Мы хотели сделать очень поэтичное, художественное, нежное кино о нашей юности»

Оксана Карас: «Мы хотели сделать очень поэтичное, художественное, нежное кино о нашей юности»

Сегодня, 6 июня 2016 года, в Сочи стартует XXVII Открытый российский кинофестиваль «Кинотавр», а завтра, 7 июня, в рамках конкурсной программы состоится премьера полнометражного игрового фильма для семейного просмотра «Хороший мальчик». Режиссер Оксана Карас и продюсер Василий Соловьев поделились с порталом «ПрофиСинема» – многолетним информационным партнером фестиваля – историей продолжительной и непростой работы над фильмом.

Алена Сычева:

Когда и как появился сюжет «Хорошего мальчика»?

Оксана Карас: 

Михаил Местецкий и Роман Кантор придумали эту историю в 2010 году, режиссером должен был быть Миша. В 2011 году Василий Соловьев принес мне несколько драфтов и попросил собрать их в один. Это были разные истории про одних и тех же героев. Я тогда не думала, что буду режиссером этой картины. Мне хотелось снять фильм «Репетиции» по своему сценарию, и в 2012 году я их сделала. Потом Миша сосредоточился на «Тряпичном союзе» и не захотел снимать «Хорошего мальчика», который незаметно для меня самой стал мне родным. Я прикипела ко всем героям, особенно к Коле Смирнову, что важно. Даже если это не твой лирический герой, все равно важно рассказывать историю про самого себя.

Алена Сычева:

Каков жанр фильма?

Оксана Карас: 

Эта история существует на стыке жанров: комедия, драма взросления и детектив. Мне наиболее важна история взросления. Понятно, что в фильме есть и остроумные диалоги, и фриковые персонажи, и комедийные ситуации, но мне интереснее следить за изменениями, которые происходят с главным персонажем. В течение одной сумасшедшей недели Коля меняется необратимо – взрослеет. Я очень хорошо чувствую эту историю, потому что сама часто веду себя как Коля. Мне тоже, как и главному герою, кажется, что честность – это ключ, который открывает все двери, я тоже смотрю на мир с юношеским максимализмом, делю его на черное и белое, но чем дальше – тем сложнее. С взрослением приходят полутона. 

У Коли есть антагонист – Дронов, директор школы, главный взрослый. Мне хотелось, чтобы у них было встречное движение. Дронов – запутавшийся взрослый, который смог решить свои проблемы, только нащупав в себе внутреннего ребенка. Он ответил на предельный вопрос, который Коля перед ним поставил: «Ты с этой женщиной или с той?». Это детские вопросы, которые мы, запутавшиеся взрослые, должны себе иногда задавать, чтобы не потеряться в полутонах, иллюзиях и самообманах. 

Если эта линия как-то прочитается, я буду счастлива, потому что на стадии монтажно-тонировочного периода продюсеры решили двигаться в сторону прокатного, зрительского кино, и им показалось, что все авторские вещи могут напугать зрителя. И поэтому было важно уложиться в 90 минут, поддержать высокий темпоритм повествования, так что вся внутренняя жизнь Коли вылетела в корзину. Мне очень жаль сны Коли: каждую ночь ему снились странные, забавные сны. Они помогали понять, что происходит с мальчиком. Кошмары мучили Колю не только по ночам – он мог замечтаться посреди бела дня и внезапно унестись в мир грез и фантазий. В одном сне Коля в костюме ковбоя, на лошади и Дронов в костюме вождя индейского племени шли по Новому Арбату в предрассветный час под проливным дождем. Такая инициация - по большому счету именно Дронов является для Коли проводником во взрослую жизнь. В другом Коля стоял в спортзале под снегопадом, не в силах пошевелиться, как часто бывает в снах, а рядом кружила учительница Алиса Денисовна в спортивном костюме школьницы. Был сон, где Коля гнался сквозь странный лес за Ксюшей, а находил Алису Денисовну. Вся эта линия ушла, но я уверена, что она могла бы сделать картину объемнее и ярче, а главное помочь лучше понять внутренний мир главного героя. 

Алена Сычева:

В целом как вам работалось с Василием Соловьевым, ведь вы с ним очень давно знакомы? 

Оксана Карас: 

С Василием Соловьевым мы знакомы 18 лет, мы прошли вместе большой путь, вместе писали сценарий большого проекта «Ледокол», и были на одной волне на подготовительном периоде и во время съемок «Хорошего мальчика», которые не были простыми. Деньги из Минкульта пришли в конце августа, а мы начали снимать 7 сентября. Сжатые сроки, укороченные смены, потому что в главной роли ребенок – все было в сумасшедшем режиме, и слава Богу, что на этой стадии мы понимали и слышали друг друга. А вот монтажно-тонировочный период все расставил по местам. У нас оказалось абсолютно разное видение картины. Я очень тяжело это переживала. Тяжело принять, что ты в двух шагах от финала не можешь сделать картину такой, какой задумывал, тебе просто не разрешают. Но потом отпустила ситуацию. Наверно, никто в этом не виноват. Это веха, которую надо закончить, двигаться дальше – снимать новое кино. У меня есть два сценария Екатерины Мавроматис, и я сейчас в активном поиске продюсеров, которые заинтересовались бы этими проектами.

Алена Сычева:

Очевидно, продюсеры решили, что невозможно совместить авторское и зрительское кино, а как вы считаете? 

Оксана Карас: 

Для меня нет противоречия между авторским и зрительским кино. Именно на этом стыке может и должно получаться что-то интересное. Я верю, что зритель способен понимать, принимать и удивляться. Можно быть намного смелее. Авторское не отпугнет, а наоборот сделает кино богаче, интереснее, масштабнее. 

Алена Сычева:

Получившийся в итоге «Хороший мальчик» - это семейное кино или фильм исключительно для взрослых? 

Оксана Карас: 

Это семейное кино. Мы не ставили перед собой каких-то морализаторских или воспитательных задач, но могу со всей ответственностью сказать и как режиссер, и как мама, что это доброе, искреннее, светлое кино, сделанное всеми авторами с открытой душой и чистым сердцем. Мы хотели сделать очень поэтичное, художественное, нежное кино о нашей юности, про наши 15 лет. Это современный фильм, но он про каждого из нас. Мы же, авторы, все - эгоисты, так что каждый притащил что-то из своего детства. 

Я до 15 лет жила в маленьком городе в Казахстане на берегу Каспийского моря, и моя дорога в школу проходила вдоль моря. Для меня детство – это парусники, корабли, баржи, порт, крик чаек, крыши, пирсы, эллинги и т.д. Поэтому нам пришлось напрячься, но найти в Москве «море», чтобы эту атмосферу юности воспроизвести. Нам всем, и оператору-постановщику Сюзане Мусаевой, и нашему художнику Тимофею Рябушинскому, хотя мы все еще молодые тридцатилетние люди, хотелось передать вот это очень непродолжительное относительно всей жизни ощущение себя полуребенком и полувзрослым,  это пронзительное счастье, обещание большой, прекрасной жизни, которое бывает только в 15 лет.

Ну и самое главное – ведь эта история родилась только благодаря тому, что Рома Кантор в свое время пережил глубокое, сильное чувство к своей учительнице. Это факт его биографии, получивший уже множественное художественное осмысление, но свидетельствующий о том, что если мы в этом возрасте пережили нечто настоящее, то оно остается с нами на всю жизнь и даже прорастает в других людях. 

Алена Сычева:

Оператор и художник фильма – дебютанты?

Оксана Карас: 

Да, дебютанты, они безумно талантливы. С оператором Сюзанной Мусаевой мы работали уже вместе и дружим. Мне очень хотелось, чтобы именно она снимала это кино, потому что у нее есть легкое дыхание, чувственное видение картинки, что было важно для киноязыка в этой истории. Снимали ручной камерой ALEXA Mini в настоящих интерьерах, нам нужна была мобильность и легкость. Тимофей Рябушинский – театральный художник, я очень люблю театральных художников, они прекрасно понимают киноязык и что-то еще несут неведомое, что делает картину интереснее. 

Алена Сычева:

В чем особенность художественного решения?

Оксана Карас: 

Мы решили придать фильму легкий ностальгический флер – в музыке, интерьерах, костюмах, пространствах, цветовом решении и даже в использовании широкого экрана, который получил распространение в 1970-е годы. Хотелось, чтобы каждый зритель, любого возраста получил небольшую подсказку, ключ к своему детству, увидел что-то родное. 

Алена Сычева:

Исполнитель главной роли Семен Трескунов – идеальное попадание в образ хорошего мальчика?

Оксана Карас: 

Да, Семен идеально подходит на эту роль. Если бы не он, то я даже не знаю, кто бы мог это сыграть. У Семена очень взрослое нутро. Он, действительно, несмотря на свой юный возраст, тонко и глубоко понимает жизнь, очень насмотренный и начитанный парень, по интеллектуальным способностям – просто вундеркинд. И у него очень зрелое сердце – мне кажется, его внутренняя эмоциональность соответствует возрасту 40-летнего человека. 

Алена Сычева:

Вы долго искали исполнителя на главную роль?

Оксана Карас: 

С Семеном была очень смешная история: он приходил на кастинг еще к Мише Местецкому. У нас есть очень трогательные пробы, на которых 11-летний Семен, совсем маленький мальчик, говорит: «Я очень хочу играть в этом фильме, я знаю, что маловат ростом, но я буду сидеть на специальной морковной диете и висеть на турнике. Обещаю за месяц подрасти на 5 сантиметров». Очень он повеселил тогда съемочную группу. Прошло время, я очень много пересмотрела ребят, и совершенно неожиданно увидела фильм «Призрак» и воскликнула: «Вот же он, наш мальчик, он вырос, он взрослый!». И никаких других мальчиков уже не существовало. Мы снимали тизер для защиты проекта в Минкульте уже с Семеном. 

Алена Сычева:

В фильме просто звездный состав: Михаил Ефремов, Константин Хабенский… 

Оксана Карас: 

Я всегда знала, что Дронова должен сыграть Михаил Ефремов. У меня бывает такое: вижу в какой-то роли конкретного артиста и всё, без вариантов. Михаил Олегович читал сценарий очень давно, и сразу согласился. Я хотела, чтобы завуча сыграла Татьяна Анатольевна Догилева – она идеально подходит на эту роль, и принесла в образ много юмора. 

Константин Хабенский воплотил сложную натуру папы Коли, который в фильме находится на пике своего профессионального и родительского сумасшествия. Мы видим мужчину в остром неврозе –  доброго, обаятельного, любящего свою семью, но немножко свихнувшегося на своей нереализованности. 

У нас очень четко прослеживается треугольник поиска мужских авторитетов. У Коли есть два варианта развития самого себя. Директор школы Дронов – манкий, обаятельный, клевый, привлекательный вариант, и в Коле все это есть, он легко может стать таким и ведется на Дронова. В принципе все, в чем Коля обвиняет Дронова, виноват он сам тоже. А есть система ценностей, которую проповедует папа – честность, прямолинейность, нонконформизм. Коля плачется Дронову, что папа даже на улицу не выходит: он создал свой мир, в котором ему хорошо. В финале папа выходит на улицу, потому что любит Колю. В конце концов папина система ценностей побеждает. У нас есть сцена, ключевая для меня, разговор отца и сына на остановке, под дождем. Отец дает главный урок сыну, он объясняет всю сложность устройства жизни в очень простых словах, даже абстрактных, Коля говорит, что ничего не понял, но эти слова все равно попадают в него, в его сердце – и все, в этот момент он, как человек, сформировался. Мы понимаем, каким человеком будет Коля, когда вырастет.

Ну и еще нам очень повезло с Ириной Денисовой, которая играла роль мамы Коли. Мы с ней знакомы еще с «Репетиций». У нее невероятный потенциал, она удивительно перевоплощается, становится другим человеком. Так что семья у нас сложилась.

Иеву Андреевайте, актрису из Литвы, искали долго: много пересмотрели актрис на роль Алисы Денисовны, потому что это ключевая роль, должно быть сразу понятно, почему Коля в нее влюблен. В Иеве есть странность, она немножко не наша, это как раз то, что было нужно. И Семен сказал, что запал сразу бы на такую учительницу.

Спичу, друга Коли, сыграл Вася Буткевич – я не знала, что он снимался в главной роли у Миши Местецкого в «Тряпичном союзе». Он пришел на кастинг и сразу всех покорил. Да, он старше Спичи на шесть лет, я сказала: «Вася, надо похудеть». И за две недели он похудел на пять килограмм. Это было удивительно, никто не верил, даже Миша говорил, что это нереально: «Он не выглядит на 16 лет, ты что?». А Вася Буткевич пришел другим человеком –  легким, юным, и я возрастной разницы между Семеном и Васей вообще не вижу.

В фильме снялись артисты, которых я обожаю. Для меня очень важно, чтобы они не пожалели о своем участии в проекте. 

Алена Сычева:

Какое значение для вас имеет участие фильма в конкурсе «Кинотавра»?

Оксана Карас: 

Я очень рада, потому что «Кинотавр» – один из самых лучших фестивалей в России, самый заметный, у него есть свой стиль, своя атмосфера. Это площадка, где люди знакомятся, встречаются, завязывают новые творческие связи, где можно других посмотреть и себя показать. Мне очень интересно, что же там за дебюты в конкурсе, очень хочется познакомиться с режиссерами. Для меня участие в конкурсе –  большая ответственность и гордость. У нас с Василием Соловьевым была детская травма, когда три года назад фильм «Репетиции» не попал на «Кинотавр», а мы очень хотели, это было тогда очень важно, потому что в «Репетиции» продюсеры вложили свои деньги. Надеюсь, что у «Хорошего мальчика» фестивальная и прокатная судьба намного счастливее!

Василий Соловьев: «“Хороший мальчик” стал для меня отличной школой»

Василий Соловьев

Алена Сычева:

Какое значение для вас имеет участие фильма в конкурсе «Кинотавра»?  

Василий Соловьев: 

Хорошее кино должно быть представлено на ключевых смотрах, каким является «Кинотавр», наш центровой фестиваль. Я обязан сделать кино, которое достойно уровня фестиваля – качественное, искренне сыгранное, творчески безупречное. Если я этого не сделаю, то скачусь в некиношную область видеоподелок, которые можно показывать в прокате, но фестивали их не берут. 

Алена Сычева:

Сейчас ваши основные планы и ожидания связаны с прокатом?

Василий Соловьев: 

Да, «Кинотавр» был своего рода тестом для нас. И мы его прошли. Следующий шаг – это прокат. Только два фильма обладателя Гран-при «Кинотавра» собрали приличные деньги в прокате:  «Водитель для Веры» и «Географ глобус пропил». Фестивали и призы могут не сказаться на прокате, а для нас он важнее. «Хороший мальчик» выйдет на российские экраны скорее всего в октябре. 

Алена Сычева:

Вы уже достигли договоренностей с кем-то из прокатчиков?

Василий Соловьев

Практически решен вопрос с очень хорошим прокатчиком – Walt Disney Studios Sony Pictures Releasing. У нас комедия, веселое кино, поет Полина Гагарина, играют известные актеры… Поэтому больше всего волнует точное, верное позиционирование фильма. При этом «Хороший мальчик» - кино высокого художественного уровня, которого достичь без вменяемого авторства невозможно. 

Алена Сычева:

На какую аудиторию ориентирован фильм?

Василий Соловьев: 

Мы ориентируемся на зрителей от 14 лет. Семейное кино –– это мультфильмы и приятные приключения про супергероев, у нас другая история. Мы рассчитываем, что девушки возьмут за руку своих мальчиков, и они пойдут вместе в кино смотреть на Семена Трескунова.  И придет костяк, любящий просто хорошее кино; аудитория постарше, которая хочет увидеть Константина Хабенского и Михаила Ефремова в неожиданных ролях.

Алена Сычева:

Из каких средств сложился бюджет фильма? 

Василий Соловьев: 

Министерство культуры выделило 65% бюджета, остальное – это личные средства инвесторов нашей компании. Еще нас поддержала кинокомпания Art Pictures в качестве партнера на завершении производства. Я мечтаю снимать кино на свои деньги и получать доход; не хотелось бы постоянно просить деньги в Министерстве культуры. 

Алена Сычева:

Работа над проектом шла долго, сложно, тяжело?..  

Василий Соловьев: 

Да, но все сложилось в итоге лучшим образом. Например, у нас был потенциальный партнер, который был категорически против режиссера Оксаны Карас, и в итоге он сам отвалился, и Оксана осталась. Изначально фильм задумывался как авторский дебют Местецкого, и если бы Михаил не отказался его снимать, то получилось бы абсолютно авторское кино. Мы с этим фильмом много раз шли на компромиссы.

Алена Сычева:

Чем для вас лично стал «Хороший мальчик»?

Василий Соловьев: 

«Хороший мальчик» стал для меня отличной школой. Если «Репетиции» были прикидкой, оправдывая свое название, а «Ледокол» – выдающимся опытом общения с партнерами и продюсерами в процессе создания сценария, то «Хороший мальчик» - это мое образование, мой, надеюсь, красный диплом. С ним я считаю себя полноправным участников кинопроцесса. Самое тяжёлое для любой индустрии – быть чужим. Я на ТВ проработал 20 лет, знаю каждую кнопочку, но когда я садился комментировать фигурное катание, любой фигурист мне мог сказать: «Ну, ты не прав, ты же сам не катался». Так и здесь любой кинематографист может сказать: «А ты не прав, потому что во ВГИКе не учился». Я для себя решил, что шесть лет, проведенные с «Хорошим мальчиком» – полноценная замена ВГИКу, потому что я, помимо прочего, много читал, общался с теми же педагогами…  

Алена Сычева:

Над каким проектом вы работаете сейчас?

Василий Соловьев: 

Сейчас мы разрабатываем проект «Сенафон», который к прокату имеет отдаленное отношение.  Мы с ним ориентируемся на фестивали, причем на фестивали класса А. Это будет открытое и доброе кино, оно все равно попадает в прокат, может и не только в российский, но мы попытаемся выстрелить в прокат через фестивали. Мне дико нравится сценарий Константина Чармадова, режиссером выступит Евгений Шелякин. Мне кажется, «Сенафон» будет дико романтичным и трогательным, но в то же время современным, каким-то настоящим. Очень жду начала подготовки и производства. Я нацелен после «Хорошего мальчика» сделать еще шаг вперед, решить более амбициозные и сложные задачи. 

Автор:
Алена Сычева

Все новости о фильме

Другие статьи по теме Открытый российский кинофестиваль Кинотавр

Фоторепортажи по теме Открытый российский кинофестиваль Кинотавр

Реклама
Триллер «Пробуждение» с Евгением Мироновым в сети с 1 июля
11