Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
Реклама
21 августа 2008 14:59

Вадим Шмелев: "Специального «русского» хоррора не может быть..."

Вадим Шмелев: "Специального «русского» хоррора не может быть..."

4 сентября  на российские экраны выйдет хоррор "С.С.Д" режиссера Вадима Шмелева известного российскому зрителю по фильмам "Код апокалипсиса","Обратный отсчет","Новый год отменяется", сериалам "Игра на выбывание","Ундина","Театральная академия", "Простые истины". Так же Вадим Шмелев известен, как драматург,автор пьес "Лабиринт", "Прозрачная женщина", "Роза в ванне". Накануне выхода фильма "С.С.Д" наш корреспондент задал вопросы Вадиму Шмелеву.

Корреспондент:
Вы начинали с сериалов «Простые истины», «Ундина», «Театральная академия», что дало вам телевидение как режиссеру? И есть ли разница между созданием сериалов и кинофильмов?

Вадим Шмелев:
Работа над телевизионными сериалами, особенно такими длинными, как «Простые истины» или «Ундина» - это невероятный опыт, за время таких съемок ты будто впитываешь в кровь очень сложную технологию производства фильма. Такие простые вещи, как быстрая раскадровка, «восьмерка», внутрикадровый монтаж, - все это становится частью тебя самого, со стороны кажется, что ты все это делаешь играючи, почти не напрягаясь, а на самом деле… Это уже потом, после нескольких десятков серий появляются «мозоли», а сначала… Сначала – кошмар! Выработка – 10-15, а то и все 25 мин игрового (экранного) времени в смену! Представляете, что это такое? Это когда за день снимается целая серия, скажем, «Простых истин». Один день – и серия готова. Может это что-то дать режиссеру? Конечно! Уже позже, снимая короткий и очень сложный по постановке сериал в жанре триллер «Игра на выбывание», мы с командой умудрялись и там снимать по 8-10 мин в день, причем с весьма высоким, почти киношным качеством. Это очень много для такого фильма, уверяю вас… А насчет разницы между созданием сериалов и кино… Конечно, разница есть. Да даже в технологиях съемок разных сериалов – пропасть такая, что некоторые режиссеры, снимая, например, «мыло», не тянут более сложный короткий сериал. А бывает, кстати, и наоборот!

Корреспондент:
Вы стали известны как в своем роде первопроходец в нашем кино. Вы осваивали такие новые для нашего кино жанры, как техно или кибернетический триллер, где все происходит при помощи современных технологий, в котором Вы создали картины «Обратный отсчет» и «Код апокалипсиса». Это безусловно непросто и необходимо создавать фильмы в такой новой для нашего кино форме, однако как сохранить самобытность, используя заимствованную форму, ведь ваши фильмы похожи на американские даже в названиях? Стремитесь ли вы к самобытности или же для вас на первом месте желание освоить новую форму, новые средства и приемы?

Вадим Шмелев:
Вот давайте вместе подумаем. Вы говорите «ваши фильмы похожи на американские даже в названиях». То есть, они похожи на американские, да? Ну, с какой-то оговоркой на бюджет. Хорошо это или плохо? Обязательно ли нужно «самобытничать»? Мы часто слышим: «когда же наши научатся снимать, как американцы?». И вот пробуем снять. И появляется что-то в жанре кибер-триллер, и «даже названием похоже на американский фильм», и что?... Тут же начинаются вопли: а зачем это нам нужно? Это – ИХ кино! Где же самобытность? Где русская душа?... Послушайте, вы же не хотите видеть самобытность в компьютерах или, допустим, в кроссовках. Давайте представим: вы включаете свой ноутбук, а он бах! – и лекцию вам про ГУЛАГ вслух читает, или заводит дискуссию о метаниях русской души. Отлично, молодец. Только вот операционная система не запускается, текстового редактора в помине нет, и вообще, даже в любимые игрушки нельзя поиграть. А так – полностью самобытный компьютер! Нужен вам такой «зверь»? Или кроссовки с «русским характером» - левый чуть великоват, правый немножко жмет, зато… застегивать не надо, потому что шнурков и липучек нет! Давайте сначала научимся делать технологичные вещи (а жанровое кино – это на 80 процентов – технология) хотя бы как ОНИ. А потом будем что-нибудь свое выдумывать. Например, круглый дисплей для компьютера. Может, и не захочется?... Что касается «заимствования формы». Так вы знаете, ее незачем заимствовать. Она либо есть, либо нет. В каждом жанре – свои правила. И если ты их нарушаешь – ты вываливаешься из жанра, а если следуешь им, то – вот это и называется «заимствовать форму».

Корреспондент:
Ваш новый фильм «С.С.Д.» - хоррор, скажите, что побудило Вас взяться за этот жанр? Отчего игры в смерть стали вдруг столь интересны нашим кинематографистам, ведь публика пока не отвечает взаимностью.

Вадим Шмелев:
Я не думаю, что игры в смерть стали дико интересны нашим кинематографистам. Лично мне, например, просто дико захотелось «пощупать» новый для меня жанр. Потому что опять же со всех сторон слышно: русский хоррор невозможен, этот в арт-хаус скатился, тот сделал нестрашно… А мне кажется, специального «русского» хоррора не может быть, он в первую очередь – либо хоррор, либо нет. И уже потом – либо русский, либо японский… Фильмы в этом жанре снимаются немножко по другим, своим, правилам. Здесь не просто саспенс (напряжение). Здесь должна присутствовать высшая форма саспенса – СТРАХ. И при этом это должно быть кино, коммерческое кино, а не какой-то там недоделаный арт-хауз. Это очень сложно. Очень. И невероятно интересно. Мне и другие жанры «пощупать» хочется – исторический, комедию… Правда, сейчас приступаю к съемкам еще одного хоррора под названием «Школа». Затянуло, наверное. Очень страшный жанр! (смеется)

Корреспондент:
Ваш фильм «С.С.Д.» расшифровывается как «Страшилки Советского Детства», скажите, а каким образом могут совместиться наше романтическое советское детство, пионерские рассказы на ночь, реалити-шоу и хоррор. Ведь пионерские рассказы это скорее черный юмор, а не ужасы. Есть ли место черному юмору в вашем фильме? Ведь если приглядеться, то в любом американском ужастике юмора очень много. Это все не вполне всерьез для них, а для
Вас?

Вадим Шмелев:
Фильмы ужасов, или хорроры делаются на очень разных материалах. Это может быть фольклор, страшные комиксы, заметка в газете о каком-нибудь маньяке, книга с жутким сюжетом и т.д. и т.д. У нас сюжет придуман моим другом и постоянным соавтором Денисом Карышевым, и эта история больше опирается даже не на детские страшилки, а на такую популярную в настоящее время тему, как телевизионные реалити-шоу. У нас все происходит именно на реалити-шоу, подростков начинают убивать буквально в прямом эфире. Уже чуть позже появляется тема детских страшилок, которая, как мне кажется, очень удачно вписывается в историю. И, кстати, вносит и некоторую долю юмора в фильм. А по поводу страшилок как таковых… мне кажется, что это все же скорее не черный юмор, это настоящие ужасы. Вспомните себя в детстве. Мне, когда я это слушал маленьким, смешно не было. Мне было страшно. Кстати, «С.С.Д.» - это название одной из тех самых страшилок. И изначально расшифровывается как «смерть советским детям», ну а мы добавили к этому еще два варианта: «самый страшный день» и «страшилки советского детства»…

вопросы подготовил Алексей Попов
Реклама
01