Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
Реклама
18 февраля 2009 16:20

Сергей Серегин, Александр Герасимов: «Мы сняли космический боевик без единого выстрела»

Сергей Серегин, Александр Герасимов: «Мы сняли космический боевик без единого выстрела»

19 февраля на российские экраны выйдет анимационный фильм «День рождения Алисы», снятый по мотивам повести Кира Булычева. Встретившись с режиссером картины Сергеем Серегиным и продюсером Александром Герасимовым, мы разузнали о всех особенностях этого проекта, о процессе его создания и продвижения.

Корреспондент:
«Приключения Алисы» - это достаточно раскрученный бренд. Что Вас в первую очередь интересовало: заново осмыслить историю, на которой выросло не одно поколение, либо сделать коммерчески успешный проект?режиссер Сергей Серегин

С. Серегин:
Справедливо то, что Алиса – это бренд. Трудно говорить о раскрученной истории, потому что приключений Алисы Селезневой Киром Булычевым было написано достаточно много, и мы постарались взять историю, которая еще не экранизировалась. Постановок, на самом деле, было не так много: «Тайна Третьей планеты», «Гостья из будущего», «Два билета в Индию», «Лиловый шар». Успешными из них были только две первые. Мы абсолютно точно понимали, что бренд Алиса существует, как литературный, так и киношный; что это, с одной стороны, поможет, а с другой, создаст немало сложностей. Так оно, собственно, и вышло. Поможет в чем? Не надо людям объяснять, про что мы делаем фильм. Все сразу понимают, что такое Алиса Селезнева. На этом помощь заканчивается. Загвоздка в том, что у каждого своя Алиса – было два замечательных кинопроекта, а также книжные иллюстрации Мигунова. Мы не хотели повторяться ни в изобразительном, ни в стилистическом ключе. В связи с этим, все, что делается нами, автоматически сравнивается с тем, что было. Мы осознавали это с самого первого дня, как только взялись за этот проект. Шли на это сознательно, в какой-то степени из азарта посоревноваться. Для меня очень важно, чтобы мы смогли создать в своем фильме те правила восприятия, которые были бы логичны и актуальны. Чтобы наша Алиса соответствовала тому миру, который мы вокруг нее нарисовали. Если все в образе героини будет обосновано, и история будет интересно рассказана, наверное, зритель примет и такую Алису. Но это не значит, что она идеальна. Это наша Алиса.

Корреспондент:
В принципе, все, о чем Вы говорите – проблема любой экранизации, не так ли?

С. Серегин:
Проблема экранизации опять же имеет две стороны медали. Да, существует литературный первоисточник, который требует какого-то ему соответствия. Но сейчас вообще большие проблемы с оригинальными историями. В основном в настоящее время идут экранизации или пародии на известные литературные сюжеты. Можно назвать это сценарным голодом или голодом идей – не было такого, чтобы я прочитал то, что бы мне действительно понравилось. Хотя на студию к нам приходит очень много заявок. Все оказывается не очень интересным. Мы сделали экранизацию проверенной временем истории. «День рождения Алисы» - одна из ранних, первых повестей. Но, делая кино, нельзя слепо следовать первоисточнику. Если бы мы это делали, то фильм был бы минут на тридцать. Поэтому мы начали что-то допридумывать. На том пути, который совершает Алиса, мы стали расставлять ей дополнительные препятствия и наблюдать за тем, как она будет выкручиваться. Появились новые персонажи, новые ситуации. Пока писался сценарий (над ним работали Андрей Житков, Андрей Саломатов и я), делалась раскадровка, меня очень волновал вопрос реакции читателей повести. Помогли две вещи. Мне вдруг попалось интервью Кира Булычева, которое он давал незадолго до смерти, где его спросили об отношении к экранизациям, к тому, что киношники что-то меняют в его произведениях. Он рассказал, что был такой случай, когда он сидел на премьере фильма, сделанного по его сценарию, где все было точно так, как в книге написано. Он сидел и с нетерпением думал, когда же все это кончится, потому что смотреть фильм было невозможно скучно. А были же случаи, когда сценарий очень сильно переписывался, и все было хорошо. Прочитав это, я подумал, что все нормально – я получил заочное благословление. Потом материал, еще до завершения фильма, когда он был в монтаже и не раскрашен, мы показывали Михаилу Манакову, живущему в Челябинске, который является главным библиографом Кира Булычева, главным хранителем его наследия. Он нам сказал, что у нас очень булычевское кино получилось, почти дословно, как по книжке. И неважно, что где-то мы что-то поменяли – сам дух воспроизведен точно. Поэтому я думаю, что этот барьер мы все-таки преодолели.

Корреспондент:
Насколько мне известно, проект на протяжении всего производства был открытым для будущих зрителей. Образы героев активно обсуждались в Интернете. С какой целью это делалось?

С.Серегин:
Обычно, когда делается фильм, он спрятан под завесой тайн. Создатели следят, чтобы никто из съемочной группы не рассказывал, что и как. Мы же, действительно, с самого начала выкладывали все наши эскизы на сайте поклонников «Гостьи из будущего». Они вызвали ажиотаж. Раскритиковали меня. Кроме того, материал, который был смотрирован – еще не фильм – показали достаточно широкой аудитории год назад на фестивале фантастики «Еврокон». Булычев Он стоял у истоков первого конвента, был одним родоначальников этого мероприятия. Проект с самого начала был открытым, мы с интересом читали и слушали, что люди по поводу него думают. С одной стороны, это был пиар-ход, с другой стороны, это соответствовало моей давней идее о том, что необходимо сделать сайт, своего рода дневник фильма, чтобы его посетители чувствовали себя соавторами. После обсуждения эскизов изменения были внесены в облик, как минимум, одного из главных героев. Доводы наших оппонентов были настолько убедительны, что я сказал нашему художнику Сергею Гаврилову, что мне нечего им возразить – Профессор Ррр не может быть таким, каким мы его нарисовали. Он согласился, и кое-что изменилось только благодаря Интернет-аудитории. Это и для нас было идейной подпиткой. Ведь у нашего полнометражного анимационного кино еще нет школы. Был большой перерыв с тех пор, когда «Союзмультфильм» немного, но снимал такие картины. То, что сейчас стало возникать, по большому счету, было единичным продуктом студии «Мельница». Мы начинали это делать как дилетанты. У нас было какое-то количество коротких фильмов, сделанных на студии «Мастер-фильм», но у полного метра совсем другие законы. Должен быть другой подход к материалу. Обратная связь была для меня некоторой школой.

Корреспондент:
Насколько внимательно вы готовы были прислушиваться к мнению Интернет- аудитории? Какими должны были быть доводы, чтобы что-то было изменено?

С.Серегин:
Приводимые доводы должны были найти резонанс во мне. Мы не стремились кому-то угодить. Может быть, это было ошибочно в рамках коммерческого суперпроекта. Перед нами стояла задача делать русскую анимацию (а не подобную стилистике Диснея), ориентироваться на нашу школу. Сделать лучше, чем Дисней, мы все равно не сможем. У них другой образ мышления, и анимация изначально развивалась по-другому, была ориентирована на школу комиксов, карикатуры. У нас она развивалась в сторону сказки, книжной иллюстрации. Если какие-то изменения проводились, то это происходило с учетом этой идеи.

Корреспондент:
На какие отечественные образцы вы ориентировались?

С.Серегин:
Я бы не сказал, что мы ориентировались на какие-то фильмы. Стилистику мы искали даже не в кино. В «Дне рождения Алисы» существуют три мира: Москва будущего, мертвая планета Колеида и Колеида в прошлом, куда героиня отправляется ее спасти. По параллелям с Землей это прошлое относится к пятидесятым-шестидесятым годам. Мы с художником сразу это для себя определили, пошли в библиотеку, взяли подборку самых разных журналов того времени. Многое бралось оттуда: предметный мир, антураж, интерьеры, пейзаж, мода, архитектура. Есть даже какие-то вещи, буквально перерисованные из рекламы в иностранных журналах пятидесятых-шестидесятых годов. Стилистика нашего фильма, скорее, легкое ретро.

продюсер Александр Герасимов

А. Герасимов:
Мы пытались впитать в себя все лучшее, что было сделано советской анимацией в лучшие ее годы. Пафосно, конечно, но это так. У нас на проекте очень хороший художник. Мы сначала сомневались в Сергее Гаврилове, его первые эскизы были несколько своеобразными, смелыми. Потом он разрисовался, и мы поняли, что у парня есть свой стиль, интересный, очень оригинальный. В плане создания изобразительного ряда мы исходили от него, как от художника.

Корреспондент:
Не возникало желания создать какую-то узнаваемую особенность в образах героев? Допустим, как в японских аниме, диснеевских мультфильмах или как в том же самом недавнем «Сказе про Федота Стрельца».

С.Серегин:
Специальных таких задач не стояло. Сергей Гаврилов, конечно, предложил создать какое-нибудь декоративное изображение. Была идея сделать все с красным контуром. Но мы подумали, что вряд ли можно рисковать нашим проектом. Также мы подумали о зрителях, потому что сидеть полтора часа и смотреть на красный контур, мягко говоря, тяжело. Больше мы думали о том, что это должно быть похоже на старую детскую книжную графику.

Корреспондент:
Какие спецэффекты были использованы при создании мультфильма? Почему было решено не снимать 3D-анимацию?

С. Серегин:
Была изначально идея найти баланс между рисованной анимацией и 3D, чтобы была более или менее свободная камера, и можно было бы гулять между трехмерными декорациями. Но стало ясно, что это будет делаться долго, дорого, и мы выйдем за рамки бюджета, не имея гарантии, что картина получится нормального качества. В «Алисе» есть 3D-шные персонажи, но это использовалось скорее как вспомогательный элемент. На них ставка не делалась. То, что мы хотели сделать подвижной камерой, старались заменить грамотным монтажом.

А. Герасимов:
Мы решили, что нужны какие-до другие «крючки», более умные, над которыми нужно больше работать. Темпоритм, крепкая, сбитая история. Это уже и есть творчество, требующее таланта.

С. Серегин:
Поэтому мы очень долго работали над сценарием: оттачивали каждую реплику, пригласили литературного редактора. Шлифовка сценария продолжалась больше года.
Стоит также сказать, что фильм получился музыкальным, хотя я сам этого не ожидал. В картине пять песен. Они различны по настроению: есть пародийные, лирические, просто детские. Мы работали с Дмитрием Рыбниковым, сыном Алексея Львовича Рыбникова. Именно со старшим из композиторов сотрудничество началось, но в какой-то момент он предложил нам две мелодии, написанные Дмитрием. Мы очень хорошо сработались. А Алексей Львович остался у нас музыкальным продюсером. У него потрясающее профессиональное чутье.

Корреспондент:
Почему было решено снимать именно полнометражный фильм? На это повлияло то, что полный метр гораздо проще прокатывать, или что-то еще?

С.Серегин:
Да, прежде всего с точки зрения удобства проката. Когда мы начали снимать «День рождения Алисы», наша студия существовала десять лет, и за это время было выпущено огромное количество мультфильмов, от одной до двадцати четырех минут. Все они лежали мертвым грузом. Мы делали сборник, который разошелся каким-то количеством копий, но достаточно вяло. Сейчас если мы хотим чтобы наша продукция оставалась не только в рамках профессионального сообщества, но, чтобы она дошла до зрителя, это должен быть либо формат полного метра, либо сериал, если это делается для телевидения. Но с телевидением в последнее время вопрос неопределенный. Остается полный метр, который можно показать в кинотеатрах.

А. Герасимов:
Действительно, во всем мире, как сказал Сережа, два коммерческих формата: либо полный метр, либо сериал. С последними у нас в стране вообще проблема, потому что наши каналы пока еще не способны заказывать анимационные сериалы. Перед кризисом они только-только начали подходить к тому, чтобы обратить внимание на анимацию, велись даже какие-то предварительные переговоры, их уже даже не пугали бюджеты и огромные сроки производства. Но случился кризис.
С полным метром ситуация получше. В стране 1800 залов. Есть надежда, при вменяемом бюджете производства, на то, чтобы фильм вернул вложенные в него средства, не выходя за территорию России. Такое возможно, если его сделать недорого, качественно и удачно поставить в релиз. Плюс еще вторичный прокат: телевидение, DVD и бурно развивающийся, но еще непонятный online-рынок, мобильные продажи и тому подобное. Плюс возможный мерчендайзинг. В связи с этим нами было принято решение делать полный метр. И, тем не менее, прокатать фильм оказалось достаточно проблематично. Несмотря на то, что можно по пальцам пересчитать, сколько таких картин у нас в стране производится, внешний контент давит очень сильно. Голливуд не перестал работать, плюс Европа и Япония. Поток иностранной анимации таков, что очень трудно подобрать для фильма дату релиза, чтобы он не встал с кем-то в параллель. Уж казалось, мы для «Алисы» выбирали – не стали специально выпускать картину в новогодние каникулы, потому что как раз тогда выходил «Федот Стрелец» и три блокбастера, поэтому рассчитывать на успех не приходилось. Поставили на 19 февраля – это хорошая дата, потому что впереди нерабочие дни 23 февраля и 8 марта, плюс в школах, которые учатся по триместрам, начинаются каникулы. Сейчас оказывается, что, по-моему, двенадцать релизов заявлено на этот день. Среди них несколько прямых конкурентов. Ситуация непростая, и мы надеемся, что у нас есть базовая подушка – Кир Булычев, что сработает наша компания по продвижению, что фильм хороший и у него будет хороший сарафан.
У нас бюджета на продвижение практически не было. И мы получили колоссальный опыт, как выкарабкаться из такой неловкой ситуации. При минимальном количестве живых денег мы придумали массу всего интересного – не дорогостоящего, но эффективного. Этим мы решили доказать, прежде всего себе, что не деньги, а мозги и их грамотное включение решают все. Примером тому является идея пресс-показа в Звездном городке. В основном продвижение «Алисы» осуществляется по кросс-промо. Кроме того, мы занимаемся мерчендайзингом: выйдет книга с иллюстрациями из фильма, будут выпущены раскраски, паззлы. Вместо картонных стенди в кинотеатрах было решено поставить большую мягкую игрушку Громозеки. Хотя, к сожалению, у нас в России полнометражная анимация не является основанием для массового мерчендайзинга. Нам говорят, что если бы была трилогия, три фильма с разбивкой в год, а между ними еще сериал вышел, тогда стоило бы развернуться.

Корреспондент:
Как в итоге у вас сложились отношения с кинотеатрами? Они с готовностью брали фильм?

А. Герасимов:
У нас есть прокатчик - «Панорама кино». Это небольшая компания, но нас устраивает, что они сейчас занимаются только «Алисой», а также то, что у Андрея Иванова уже есть опыт проката детского кино. Они являлись дистрибьюторами «Эльки» и «Бабоки-Ежки». Что удивительно, какие-то сети (а прокат начинается с сетей, если в них поставишь, все остальные подтянутся) вообще не берут «Алису». Допустим, «Киностар Делюкс». В течение нескольких последних месяцев наш прокатчик пытался с ними договориться, но они отказываются. Один человек, грубо говоря, решает, посмотрит пол-Москвы фильм или нет. Какие критерии выбора – неясно. В нашей стране десять человек решают, увидит Россия фильм или нет. Им практически никто не указ. Нет никаких советов, экспертных комиссий. Ведь можно распределить как-то показы по кинотеатрам одной сети. У «Формулы кино», которая не берет «Алису», шестьдесят пять залов – почему не показать мультфильм хотя бы в некоторых из них? В этой ситуации я понимаю тех, кто ратует за введение квот на российскую продукцию. Если картина хорошая и снята частично на государственные деньги, ее стоит показывать в кинотеатрах. Необходимы протекционистские меры по защите нашего населения от иностранной кинопродукции низкого качества, которой, к сожалению, много на экранах.
Вот мы целых 3,5 года снимали «Алису» - космический боевик без единого выстрела! Сколько сил вложено! Получился интересный, современный, динамичный фильм, который с удовольствием посмотрят и дети, и взрослые – говорю совершенно ответственно. А большая часть населения его не увидит только потому, что в соседнем кинотеатре или торговом центре он не идет, а в другой район ради этого мало кто поедет.
Но в основном, кинотеатры берут «Алису» нормально, только три сети отказались пока. Мы уже расписали двести копий, на двести пятьдесят, скорее всего, выйдем.

Автор:
Мария Мухина
Реклама
01