Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
Реклама
8771
на печать
23 Августа 2010 13:59

Станислав Ершов: «Киностудия – барометр того, что происходит на рынке»

Станислав Ершов: «Киностудия – барометр того, что происходит на рынке»

В 2008 году Центральная киностудия им. М. Горького, как и другие государственные киностудии, была выставлена на продажу. Активное вмешательство общественности привело к изменению этого решения – вопрос о приватизации был отложен. Сейчас поддержание киностудии, существующей с 1915 года, на плаву – дело рук и головная боль ее генерального директора Станислава Ершова. Интернет-портал «ПрофиСинема» побеседовал с руководителем Центральной киностудии им. М. Горького о настоящем и будущем студии, о существующих сегодня проблемах и возможных способах их решения.

Корреспондент:
Расскажите, пожалуйста, о нынешнем состоянии киностудии им. М. Горького. Как она функционирует? Занимается ли студия собственным кинопроизводством?

Станислав Ершов:

Студия оказывает услуги по производству других картин, рискну сказать, что, наверное, мы одна из самых востребованных технологических площадок в стране, как киностудия полного цикла, как известно таких студий в стране кроме нашей еще только одна – Мосфильм.
Студия снимает кино как самостоятельно, так и в сотрудничестве с другими участниками рынка. За последние три года мы реализовали четыре собственных проекта. Один фильм - «Лучшее время года» Светланы Проскуриной – был полностью наш. Мы были продюсерами запустившими производство картины «Дом Солнца» Гарика Сукачева. К дебюту Анны Фенченко, фильму «Пропавший без вести» и фильму Андрея Эшпая «Эллизиум», наоборот, присоединились как к уже существующим проектам. В работе, не завершены, еще четыре проекта: «Поколение "Пи"», «Тамань», «Вий», российская версия музыкального фильма с участием Дмитрия Хворостовского и Рене Флеминг.
Все завершенные проекты – масштабные истории и каждая из них на была на слуху, каждая куплена телевидением, вышли DVD релизы. «Пропавший без вести» стал лучшим дебютом на «Кинотавре», «Лучшее время года» объехало уже полмира, начиная с фестиваля в Роттердаме, «Дом Солнца» в апреле вышел на экраны кинотеатров. Но мне кажется, что фильм Гарика был несколько недооценен в российском прокате. Как я уже сказал, мы выступили инициаторами всей этой истории, а завершали ее и, собственно, прокатывали наши коллеги.

Корреспондент:
Почему произошла смена дистрибьюторов «Дома Солнца»? Изначально ведь фильм был в пакете релизов компании, тогда еще называвшейся «Буэна Виста Сони Пикчерс Релизинг». Как картина оказалась у «Леополиса»?

Станислав Ершов:

То, что случилось с «Домом Солнца», - образец непорядочности и нечистоплотности, которая, к сожалению, сегодня часто норма в нашей киноиндустрии. Я человек прямой, считаю, что если эта история прозвучит и не будет замолчана, то может быть поможет кому-нибудь, скажем в выборе «партнеров».
Продвижение картины было решено выстраивать от даты замечательного юбилея. Дело в том, что 3 декабря прошлого года Игорю Ивановичу Сукачеву исполнилось 50 лет, и под его юбилей фильм планировалось выпустить на экраны кинотеатров. Картина, готовая, лежала на полке все лето и осень в ожидании 3 декабря 2009 года. Мы поговорили с Игорем, и он поддержал эту идею. В моем представлении это потенциально мог бы быть весьма успешный релиз. Однако…
Сначала «Буэна Виста Сони Пикчерс Релизинг» неожиданно менее, чем за 45 дней до выпуска релиза (в середине октября) отказалась прокатывать фильм, сославшись на распоряжение из «центрального офиса», хотя до этого все шло нормально и было два кинорынка (последний в конце сентября в Питере, с масштабным участием Гарика Сукачева и большим составом всей группы), на которых «Дом Солнца» представлялся в пакете релизов этой компании. Кому это было выгодно, не знаю… Затем начались метания между прокатчиками. К сожалению, мы уже не могли полноценно влиять на ситуацию, плюс в графике показов на декабрь появился «Аватар». Командование на себя приняли другие «партнеры» - компания «Леополис», которая 1 апреля 2010 года выпустила фильм в прокат, а на следующий день – 2 апреля 2010 года объявила свой дистрибьюторский отдел банкротом и распустила его. И это уже чистой воды мошенничество. А господа руководители этой прокатной компании – просто жулики. У меня нет другого определения для этих людей и их надо гнать с рынка и больше их на него не пускать. Неужели идея закрыть прокатный отдел пришла им в головы в ночь с 1 на 2 апреля? А те, кто работают сегодня с этими «товарищами», должны знать, чем это может закончиться, либо самоидентифицировать себя соответствующим образом.

Корреспондент:
Насколько нам известно, недавно студия была оснащена новым оборудованием. Какие услуги по постпродакшену на ней оказываются?

Станислав Ершов:

Я не побоюсь утверждать, что на сегодняшний день на студии, может, делается один из лучших POSTов (постпродакшен) - имеется в виду весь комплекс услуг по завершению производства: «ди-ай», лаборатория – обработка негатива и др., цветокоррекция, монтаж, перезапись и монтаж звука и так далее. Конкуренция на рынке существует, и можно долго рассуждать, какая студия – лучшая. Чтобы поставить точку в этой оценке текущего состояния нашего POSTа, я обычно просто перечисляю список фильмов, которые за последнее время, так или иначе в той или иной мере прошли через нас: «12», «Адмирал», «Самый лучший фильм» и «Самый лучший фильм 2», «Каникулы строгого режима», «Черная молния». Постпродакшен этих картин осуществлялся на киностудии им. М. Горького в разных объемах. Например, Никита Михалков делал у нас перезапись. «Черная молния» прошла весь «ди-ай».
К сожалению, суперсовременных технологий на студии нет, потому что за два года в связи с общей ситуацией на рынке в переоснащение оборудования вообще не было вложено ни копейки. Все, что есть, - заделы 2006-2007 годов. Мы знаем, что делать и куда идти, в частности, сейчас пытаемся как-то развивать 3D-технологии, но на это нет средств. И, безусловно, основной наш капитал – люди. «Железо» многие могут купить, но сделать так, чтобы оно работало, способны только профессионалы. Поэтому я, пользуясь случаем, хочу сказать большое спасибо всей нашей команде.

Корреспондент:
Озвучьте, пожалуйста, цифры – сколько средств ежегодно государство выделяет на киностудию, сколько ей удается заработать самой, сколько денег расходуется в год на поддержание студии на плаву? Что составляет основную статью расходов?

Станислав Ершов:

Киностудия – весьма дорогая на сегодняшний день игрушка. Не такая, как Мосфильм, конечно, но все равно. Раз в квартал, например, приходит налоговая инспекция и просит заплатить 100 тыс. евро земельного налога. Эти деньги откуда-то должны взяться. Государство студию никак не поддерживает, за последние годы не получено ни копейки бюджетных средств. Более того, в прошлом году студия заплатила 60 миллионов рублей налогов в бюджеты разного уровня. При этом чистая прибыль в прошлом году составила 42 млн. рублей.
Коллектив, к счастью, у нас терпеливый. Сотрудники имеют не очень высокие базовые оклады, но по итогам года или квартала практикуется выплата премий за счет средств прибыли и за реальные производственные успехи и заслуги. Несмотря на тяжелую ситуацию с кэш-флоу, в прошлом году нам удалось регулярно выдавать премии. Кэш-флоу, то есть потоки живых денег – классическая проблема в период кризиса. Сейчас поясню, в чем ее суть. Допустим, сидит на студии производственная компания «21-е творческое объединение», делает фильм «Вий», и у нее нет денег на оплату аренды, других студийных услуг. Я могу либо выгнать их, либо оказать услуги в кредит – за это войти в состав продюсеров, получить контроль за продажей прав (в том или ином виде) и потом постепенно возвращать деньги обратно. Однако как нам всем известно, это не всегда процесс быстрый. Второй вариант кажется мне более разумным, иначе получается как «собака на сене», да и про рентабельность можно забыть. Проектов, реализующихся таким образом, у нас немного, крупных два: «Поколение "Пи"» и «Вий». Первый близок к завершению. Фильм позитивно воспринимается рынком, было несколько специальных показов для прокатчиков и руководителей телеканалов. С «Вием» ситуация сложнее: еще около 30% материала не отснято, хотя проекту уже четыре года. Когда закончатся съемки в Чехии, проект должен зайти к нам на весь POST.
Мы терпеливо ждем денег от своих клиентов и партнеров, в то время как Мосэнерго, Мосгаз, ФНС не готовы ждать. Им нужны живые деньги, и нужны они в срок! Поэтому мы почти всегда находимся в напряженной финансовой ситуации. Несмотря на тяжелейшие экономические условия, мы основное свое предназначение реализуем, хотя так тяжело нам не было даже в 2002 году, когда я пришел на студию, которая была банкротом. Тревожно, потому что киностудия – барометр того, что происходит на рынке.

Корреспондент:
Разговоры о планирующейся приватизации киностудии велись аж с 2003 года. Она то выставлялась на аукцион, то снималась с торгов. Два года назад студия снова попала в прогнозный план приватизации федерального имущества. Что по этому вопросу решено на сегодняшний день? И что Вы думаете о приватизации киностудии: стоит ли этого опасаться?

Станислав Ершов:

Рано или поздно приватизация неизбежна. Это нормальный этап (как IPO) в развитии любой компании. Проблема заключается только в угрозе перепрофилирования. Важно, чтобы по итогам приватизации не был построен торговый центр или жилой комплекс. Подобных предложений уйма. Защититься можно одним способом: компания должна зарабатывать, приносить прибыль, тогда никто не будет ее ломать. Никто не будет резать курицу, несущую золотые яйца. Это единственная гарантия от любого перепрофилирования, от любого изменения направления видов деятельности.
В нынешних условиях приватизация, безусловно, чрезвычайно опасна. Этим стоит заниматься, когда рынок на подъеме, когда закончена реструктуризация, когда на студии наведен порядок. Два года назад мы были на подъеме и более менее готовы к приватизации, а сейчас однозначно нет. Государству стоило бы выделить сейчас на киностудию немного целевых средств, чтобы мы могли довести до ума все ремонты, осуществить все, что запланировали. Мы идем по этому пути, но его надо пройти до конца, а потом уже продавать студию. Полработы никому не показывают, и наполовину отремонтированный объект никому не продают – он будет стоить дешевле. Нужно все доделать и дождаться рыночного роста. В своевременной, грамотно осуществленной приватизации я не вижу ничего плохого.

Корреспондент:
Как известно, «Ленфильм» был вынужден пойти по пути частно-государственного партнерства. Насколько, на Ваш взгляд, это направление перспективно? И есть ли у киностудии им. Горького стратегический партнер, подобный «АФК «Система»»? Может быть, для студии, находящейся в непосредственной близости от «Останкино», перспективно взаимодействие с телеканалами?

Станислав Ершов:

Частно-государственное партнерство – фантом какой-то, не очень рабочая схема, с моей точки зрения. Не понимаю пока, что это за «ГКЧП», как я его называю.
У нас есть павильоны, которые, в общем-то, неплохо загружены, но, к сожалению, в последнее время, в связи с тем, что заказов от кино крайне мало, мы сотрудничаем с телевидением. На студии производство своих телепередач осуществляет «5 канал». Я не исключаю в будущем и более плановый альянс, хотя мы очень долго сопротивлялись появлению телевидения на территории студии. Раньше сотрудничество с каналами возникало только, когда в производственном графике появлялась какая-нибудь дырка. Постоянное взаимодействие с телевидением не очень выгодно, потому что в это время умирают многие сервисы. Каналам почти не нужен «ди-ай», декорации, костюмы, цех пошива. Но жизнь есть жизнь. Действительно, одно из наших стратегических преимуществ – то, что мы находимся в нескольких километрах от «Останкино». У нас с ним прямая оптоволоконная связь, то есть в течение получаса возможно осуществить прямую трансляцию из любого павильона студии.
Мы надеемся в будущем на какое-то более глубокое взаимодействие с телеканалами, носящее серьезный инфраструктурный характер. Я думаю, что какое-то количество павильонов можно было бы сделать чисто телевизионными с соответствующим переоборудованием. Ресурсы есть, нужно желание канала, который мы готовы были бы здесь приютить. Соответствующее предложение с нашей стороны уже сделано. С моей точки зрения, в силу того, что реальное развитие кинопроизводства в стране на сегодняшний день находится под существенным вопросом, мы должны искать альтернативные способы сохранения студии как целостного объекта. За счет денег телевидения как-то выживать. Другого серьезного источника пополнения бюджета студии я не вижу. Это вынужденная мера, но она вполне вписывается в мое видение развития студии.

Корреспондент:
Ваш пессимистический взгляд на кинопроизводство обусловлен реформой государственного финансирования?

Станислав Ершов:

Не могу сказать, что я большой сторонник новой «мейджорской» системы. Решение уже принято, и мы не можем его изменить. В рамках этого решения нужно существовать, пора действовать, находить решения.
Если анализировать экономические последствия реформы, то для студий они выглядят следующим образом: раньше делалось порядка ста фильмов в год. Государство давало по миллиону долларов на каждый. Около 30% этого бюджета – то, что я называю технологическими деньгами, которые идут на все, что связано с неким студийным сервисом, на то, на чем мы зарабатываем деньги.
Итак, было 100 картин, с каждой из них киностудии имели по $300 тыс. Всего, таким образом, 30 миллионов долларов в год – рынок студийных киноуслуг был до реформы. Я не рассматриваю сейчас сериалы и прочее. Эта сумма делилась в основном между студией им. М. Горького, Мосфильмом, Ленфильмом и РВС и другими. Наша доля составляла где-то четверть - треть средств, около $8-10 млн.
Теперь появилось восемь мейджоров. Каждой компании нужно сделать по две-три картины в год. Всего – максимум двадцать четыре фильма. Производственные технологические бюджеты, которые остаются на студиях, конечно, увеличатся, но не в разы. Студиям все равно, кому обрабатывать пленку – Васе Пупкину или Квентину Тарантино! Цена одна и та же – рубль двадцать за метр. Хорошо, пусть будет не $300 тыс. с картины, а $500 тыс. Умножим эту сумму для ровного счета на двадцать фильмов. Получается $10 млн. в год, максимум 12. Цифра примерно равна той, которую раньше одна только киностудия им. М. Горького собирала в год. По большому счету, студиям грозит технологический производственный коллапс, если у них нет иного источника средств. Как студия должна жить дальше, если рынок студийных услуг упадет минимум в два раза? Пока не знаю.

Корреспондент:
Весной прошлого года киностудию посетил Председатель Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации Сергей Миронов. Каковы были итоги встречи? Может быть, у него был ответ на Ваш вопрос о том, как студия должна жить дальше?

Станислав Ершов:

Мы замечательно поговорили. Не могу похвастаться практическими результатами, но я надеюсь, что они последуют.
Продолжая свои размышления по поводу реформы и создания Фонда, должен сказать: я считал и до сих пор считаю, что мейджоры, которые будут снимать проекты на государственные деньги, обязаны делать это на государственных студиях. В Германии продюсер, получив деньги фонда в земле Бранденбург, должен потратить их именно на этой федеральной земле. Было бы разумно заставить мейджоров тратить деньги здесь, в России на студиях с государственным участием, тем более что наши базовые студии вполне конкурентоспособны. Может быть, коридоры у нас выглядят не так аккуратно, но для меня всегда было и остается принципиальным, чтобы по этим коридорам было куда идти. Концепция развития студии им. М. Горького сводится к тому, что это должна быть удобная функциональная площадка. В стране сейчас две киностудии полного цикла: «Мосфильм» и мы. Других нет. Только к нам можно прийти с «чемоданом денег», а уйти с кино.

Корреспондент:
На встрече с Сергеем Мироновым Вы говорили, что одним из антикризисных направлений считаете использование студий в качестве связующего звена между государством и продюсерами.

Станислав Ершов:

Говорил и даже написал два письма Вице-премьеру РФ Александру Жукову. Я считаю, что самым правильным было бы вернуть мейджорские права студиям, возродить худсоветы. Тогда одними деньгами получилось бы решить две проблемы: поддержать базовые студии и реализовать программу по кинопроизводству. Студия предлагалась в роли распределителя средств, не претендующего стать держателем прав на картины, производить которые должны были бы те же самые мейджоры.

Корреспондент:
Вы сказали, что основной капитал студии – профессионалы. У молодых специалистов есть возможность прийти на киностудию практиковаться, работать? Каковы взаимоотношения студии с ВГИКом?

Станислав Ершов:

Наше сотрудничество с ВГИКом развивается по двум направлениям. Первое связано со строительством огромного 14-этажного учебного комплекса. Студия является держателем всех коммуникаций в районе, раньше мы бы назывались районообразующим предприятием. Поэтому мы вынуждены взаимодействовать по инфраструктурным вопросам – больше даже не с ВГИКом, а с компанией, которая занимается строительством здания. У меня есть желание сломать все заборы, чтобы была единая территория, по которой всем было бы комфортно перемещаться. Хочется сделать киногородок. Эта мечта – следствие совместной инфраструктурной политики.
Есть и другое направление сотрудничества. Мы уже не единожды обращались к Министру культуры РФ Александру Авдееву с предложением объединить усилия по распределению господдержки на дебютные работы. В июле проводился конкурс, но кто будет выбирать достойных? Я считаю, что государству стоило бы выделить порядка десяти субсидий, которые каждый год распределялись между выпускниками ВГИКа. Ведь это же большая проблема – по окончании учебы специалисты оказываются брошенными, никому абсолютно не нужными. Всех, безусловно, трудоустроить невозможно, но десяток лучших – вполне по силам. Государственные деньги помогли бы им серьезно стартовать. Студия, в свою очередь, готова приложить к этому мощности. Тогда будут делаться не абстрактные дебюты, а вполне конкретные. К сожалению, пока не было никакой реакции на наши предложения. Коллегам в Министерства культуры РФ сейчас, наверное, немного не до этого, но перед конкурсом в следующем году стоило бы, наверное, обсудить концепцию подобной целевой программы.

Смотрите также:
Предложения по организации и механизмам государственной поддержки (субсидии) производства национальных фильмов в РФ
Письмо Станислава Ершова Заместителю Председателя Правительства РФ А.Д. Жукову
Автор:
Мария Мухина, Нина Ромодановская

Другие статьи по теме Кинобизнес

Реклама