Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
в фокусе:
Реклама
2042
на печать
14 Сентября 2016 11:12

«Край света»: Исследуя края мира и сознания

«Край света»: Исследуя края мира и сознания

С 9 по 17 сентября 2016 года проходит Шестой Сахалинский международный кинофестиваль «Край света». Конкурсная программа смотра удивляет разнообразием тем, форм, жанров, временной и географической принадлежности. Авторы на далеком уголке планеты открывают зрителям совершенно неизведанные «уголки» истории, мира, общества и, самой таинственной и бесконечной сферы, - человеческой психологии.

В первом обзоре мы уже рассказали о картинах «Жизнь Анны», «Рай», «Растения», «Айша» и «Петербург. Только по любви», во втором поведали о лентах «Луна в 12 доме», «Рыба-мечта», «Чужеродное тело», «Бабушкины танцы на столе», «За пределами тоски».

В этом выпуске «ПрофиСинема» знакомит читателей с экранизацией японского романа о студенческих протестах в 69-м году, таджикским фильмом-притчей, основанным на английской классике, грузинским фильмом, который западные критики сравнивают с Бергманом и Тарковским, лентой о японских уличных драках и откровенной историей о малоизвестной форме человеческой перверсии – насилии со стороны женщины.

Любовь и бунт

14 сентября в рамках конкурсной программы пройдёт показ картины «А Каппелла» японского режиссера Хитоси Язаки, который лично представил свою новую работу гостям и участникам фестиваля «Край света».

Фильм «А Каппелла» основан на одноименном романе родившейся в 1952 году писательницы Марико Коикэ, лауреата Премии имени Сандзюго Наоки, присуждаемой в Японии авторам массовой литературы. «А Каппелла» – название кафе в Сендае, Тохоку, где Коикэ проводила время со своими друзьями, когда училась в школе в конце 1960-х. В этом заведении молодые люди собирались днями и вечерами, слушали музыку в стиле барокко, читали книги, вели философские дискуссии, влюблялись и разочаровывались в своих чувствах. 

кадр из фильма Акаппелла

Действие в картине происходит в 1969 году, когда Япония была охвачена студенческими протестами, антивоенными митингами, и ростом значения субкультур, в основе которых лежали музыкальные, литературные, театральные и кинематографические предпочтения молодежи. Волна восстаний достигла города Сендай, в северо-восточной части страны. Под влиянием атмосферы того времени главная героиня, Киоко, староста в средней школе для девочек, вместе со своими приятельницами, Рейко и Юли, образует «Комитет против униформы» и присоединяется к протестам в университете так же, как в этом возрасте поступала Коикэ.

В глубине души Киоко недовольна собой, потому что, несмотря на идеализм, считает себя лишь бледной копией других, а не источником оригинальных идей. После одного из студенческих митингов, спасаясь от полиции, она попадает в «А Каппелла» – кафе, в котором встречает студента колледжа по имени Ватару, и ее бунтарский дух стихает. Киоко влюбляется, испытывает сексуальное влечение и теряет девственность. Сначала отношения с Ватару идут гладко, но вскоре она обнаружит то, во что не сразу сможет поверить.

Картина представляет взросление, подростковый период, как эмоциональные американские горки. Любовь, боль, предательства, бунт – все то, с чем сталкиваются герои. «А Каппелла» – история о переходном возрасте, в котором каждый находит для себя нечто сокровенное и взрослеет, когда этого лишается. 

кадр из фильма Акапелла

Режиссер Хитоси Язаки рассказывает о своей экранизации романа Марико Коикэ: «Я не хотел, чтобы зрители увидели фильм как историю прошлого, поэтому перенес часть оригинального романа в настоящее время, а из той эпохи в фильме воскресил около двух лет с 1969 по 1971 год. Хочу, чтобы те, кто жил в то время, посмотрели фильм и вспомнили запах ветра, который дул тогда. А также чтобы современная молодежь, в том числе школьники и студенты, испытали те вневременные, универсальные эмоции любви и свободы. Все время, что я занимаюсь кино, я всегда ставил под сомнение слова «нормальный» и «ненормальный». Вот почему мой первый игровой фильм «Полуденные ветры» рассказывает о любви между женщинами, а вторая работа, «Март приходит с бурей» – о романтических отношениях старшего брата и его младшей сестры. Я думаю, что это судьба столкнула меня с романом «А Каппелла». На мой взгляд, автор-художник должен ставить под сомнение то, что все считают правильным. Что я могу сделать с помощью своего фильма, так это задать вопрос или напомнить людям о том, что они могли забыть, о любви и смерти, о том, что они похоронили в своей повседневности». 

Лапка трех желаний

Также 14 сентября состоится мировая премьера нового фильма студии «Таджикфильм» – «Сон обезьяны». Это дебютная полнометражная работа молодого режиссера Руми Шоазимова, которую он снимал еще будучи студентом ВГИКа. Автор лично представит свою картину на фестивале «Край света».

кадр из фильма Сон обезьяны

Три десятилетия студия «Таджикфильм» была полноценным кинопроизводителем и радовала советского зрителя новыми лентами как минимум пять раз в год. С 1993 года здесь не было снято ни одного фильма из-за отсутствия финансирования. Сотрудники киностудии выживали за счет небольших международных заказов на видеофильмы и видеоролики. Несколько лет назад «Таджикфильм» стал оживать спустя долгого творческого застоя. Российское государство и власти республики поддерживают местных кинематографистов. 

Литературной основой для своего первого полнометражного фильма Руми Шоазимов выбрал рассказ английского писателя Уильяма Джейкобса «Обезьянья лапка». Картина «Сон обезьяны» – философская мистическая сказка, снятая в стиле нуар. Загадочная обезьянья лапка, привезенная из далекой Восточной страны, исполняет три желания очередного своего владельца. Однако простая и древняя истина гласит: из ничего ничего не выйдет: для того, чтобы что-то получить, надо обязательно что-то отдать взамен. Проклятая лапка приносит горе тому, к кому попадает. Но согласно канону, мистическое зло приходит туда, где для него есть благодатная почва: человеческие пороки, раздор в отношениях близких людей. 

Лапка попадает к главе семьи, в которой отсутствует гармония. Здесь есть любящая молодая пара, но мать мужа недовольна своей невесткой и терроризирует ее, потому что очень хочет внуков. Отец семейства завидует своему соседу, который выиграл в лотерею большую сумму. При этом они простые люди со своими недостатками, но не антигерои – есть в них и положительные качества. Например, они радушно, без брезгливости, принимают в доме старого товарища отца, жизнь которого лапка уже сломала – он оказался на улице, стал пить и попрошайничать. 

кадр из фильма Сон обезьяны

Одно мелочное желание – получить богатство, как у соседа – приводит горе в эту семью, и за последствия приходится расплачиваться победой над своими пороками. 

«Моя главная идея состоит в том, что человек сам виноват в своих бедах. Он может ненавидеть все, что происходит вокруг, а проблема кроется в нем самом. Если человек держится достойно, его никто не может сломать, — рассказывает Руми Шоазимов. — Мне важно, чтобы люди видели подтекст и узнавали в героях своих знакомых или себя. В фильме почти нет полностью положительных персонажей. У каждого есть хорошие и плохие черты – как и в жизни. В начале все зависит от выбора человека, но как только он его совершает – в силу вступает судьба, от которой невозможно убежать». 

Нельзя начать с нуля

16 сентября в рамках конкурсной программы состоится российская премьера фильма «Чужой дом», снятого в копродукции России, Грузии, Испании и Хорватии. Продюсерами проекта выступили Катерина Гечмен-Вальдек и Надежда Горшкова. На Сахалин картину представляет продюсер Екатерина Гечмен-Вальдек.

кадр из фильма Чужой дом

Лента режиссера Русудан Глурджидзе, созданная при поддержке Министерства культуры Российской Федерации, стала сенсацией 51-го Международного фестиваля в Карловых Варах и получила Гран-при конкурсной программы «К Востоку от Запада». Картина также выдвинута от Грузии на соискание премии Американской киноакадемии «Оскар». В фильме снимались грузинские, абхазские, армянские, азербайджанские и русские звезды – Бранко Джурич, звезда оскароносного боснийского фильма «Ничья земля», Зураб Магалашвили, Ольга Дыховичная, Ия Сухиташвили, Саломе Демурия, Екатерина Джапаридзе, Сабина Ахмедова, Александр Хундадзе, Малхаз Джорбенадзе. 

После премьеры в Карловых Варах к создателям фильма с предложением о сотрудничестве обратились представители продюсерской компании американского актера Брэда Питта Plan B Entertainment, известной такими фильмами как «Сельма» и оскароносным «12 лет рабства». Также известно, что фильм для просмотра запросила компания Sony Classic.

кадр из фильма Чужой дом

Лента получила высокую оценку западных критиков. Например, автор авторитетного американского издания Variety пишет в своей официальной рецензии на «Чужой дом»: «Кажется невероятным, но эта изысканная, пробуждающая неуловимые воспоминания история о заброшенности и психологических шрамах войны – первый художественный фильм грузинского режиссера Русудана Глурджидзе».

Variety также отмечает: «Операторская работа Горки Гомеса Андреуса завораживает, изобразительно она метит на уровень Академии, с ее светом в духе старых голландских мастеров». 

Действительно, операторские решения вызывают восторг. Даже самые простые сцены обыгрываются удивительными способами. По мнению западных критиков, «Чужой дом» отсылает зрителя к работам Бергмана и Тарковского: «...Этот фильм тематически, а также часто и визуально, возвращает нас к Бергману или Тарковскому, но это еще и произведение, пробуждающее удушливую грусть, пропитавшую сами стены. Это произведение загадочно и непрозрачно, и оно не раскрывает легко свои тайны». 

Действие в картине происходит в начале 1990-х годов в Грузии – в стране, которая страдает от гражданской междоусобицы. Две семьи пережили короткую, но сокрушительную гражданскую войну. Поскольку они на стороне победителей, им разрешили поселиться в поспешно брошенных домах побежденных, однако, кажется, они не в состоянии начать там новую мирную жизнь: война продолжается в их повседневной жизни. Боевик привозит в пустую деревню семью горожанина Астамура: его жену Лизу славянского происхождения и детей: 5-летнюю девочку и 10-летнего мальчика. Оказывается, что один из заброшенных домов здесь заняли три женщины: Ира – суровой внешности снайпер, считающая себя хозяйкой этой деревни; ее старшая сестра Азида, разочарованная в жизни женщина, и Ната – юная дочь Азиды, протестующая против строгих правил тетки. 

кадр из фильма Чужой дом

Дети обеих семей открыто и искренне завязывают добрые и трепетные отношения, чего не могут или не хотят их родители. Даже обретя дом, который когда-то принадлежал другим, эти люди продолжают бороться с ужасными воспоминаниями, пытаются восстановить свою жизнь, в которой нет никаких признаков счастья. Это драма о возможности или невозможности начать новую жизнь с нуля. И о выборе, который стоит перед каждым из нас. 

Бойцовский клуб по-японски

Также 16 сентября пройдёт показ фильма «Сломленные дети» японского режиссера Тетшуа Марико, который лично представляет свою работу на фестивале «Край света».

кадр из фильма Сломленные дети

История происходит в небольшом обычном портовом городке Мацуяма в Японии. Сложно представить место более скучное для энергичных молодых людей. 18-летний Тайра и 15-летний Шота, два брата-сироты, живут на верфи у моря. Тайра – персонаж жесткий, стихийный. Он всегда ввязывается в драки и в один прекрасный день решает покинуть родной город и отправиться на поиски лучшей жизни, не предупредив о своих планах брата. Для Шота старший брат – самый близкий и единственный родной человек, хотя роль отца для него играет рабочий верфи по имени Кордо. Когда Тайра покидает город, Шота начинает поиски своего пропавшего брата. Он переживает период полового созревания, растерян и имеет слабое представление о том, что делать одному. В это время Тайра пускается в бурное и опасное путешествие, движимое упрямым эго, отказывающимся признать поражение. Его авантюра становится сумасшедшей после встречи с Юей, студентом-подростком, одержимым кибернетическим миром и видеоиграми, но совершенно бесполезным в драках. Вместе они начинают заниматься разбоем и вскоре крадут машину, где находят девушку по имени Нана. 

Идея фильма пришла к Тетшуа Марико во время командировки в город Мацуяма, префектуры Эхимэ, в котором режиссер занимался съемками музыкального видео. Он был там впервые, и однажды зашел в местный бар, где разговорился с менеджером примерно его же возраста, но с богатой жизненной историей. По словам человека из бара, будучи юношей, он жил за счет уличных драк и организации боев. 

кадр из фильма Сломленные дети

«Я сначала подумал, что это шутка – рассказывает Тетшуа Марико, – но шрамы на его кулаках свидетельствовали об обратном. Я начал документировать историю его жизни, которую и взял за основу сценария. Несмотря на то, что съемки видео были закончены, я остался в Мацуяме на некоторое время, заводил новых друзей, знакомясь в местном кинотеатре под названием «Cinema Lunatic», который часто посещал. Я вдруг почувствовал, что окружающая социальная среда здесь абсолютно свежая, особенная и обладает потенциалом для кинематографической истории. По возвращении в Токио Мацуяма не отпускала меня, и я продолжил изучение города удаленно, находя съемки городского пейзажа в средствах массовой информации, и обнаружил, что местные улицы и верфи идеально подходят для локаций. Погружаясь глубже в исследования, я понял, что, казалось бы, нелогичные уличные бои, на самом деле, многое говорят о человеческих отношениях и сущностях. А в самом городе безмятежный пейзаж странно соседствует с внезапными всплесками насилия». 

Картина рассуждает о происхождении насильственных импульсов, источником которых оказывается подводное течение стресса и тревоги в, казалось бы, мирном и процветающем обществе Японии, или может быть, всего мира.

Говорить неловко думать 

16 сентября на заключительном конкурсном сеансе будет показан фильм «Руки моей матери» немецкого режиссера Флориана Эйчингера. Картину на фестивале «Край света» представит продюсер фильма Лаппе Корд. «Руки моей матери» – третья часть трилогии режиссера, посвященной теме домашнего насилия. 

Фильм начинается с идиллической картины – на юбилей патриарха собирается вся семья. К пожилым родителям в числе других гостей приезжает их 40-летний сын Маркус – успешный инженер, любящий муж и заботливый отец. Маленький инцидент, произошедший между его пожилой матерью и четырехлетним сыном, заставляет Маркуса вспомнить безобразный случай из собственного детства.

кадр из фильма Руки моей матери

Воспоминания давят на него все больше и больше, влияя, в том числе, на его физическое самочувствие. Смещая фокус от более распространенной темы насилия над ребенком, исходящего от отца, фильм проливает свет на редкую, но все же существующую проблему жестокого обращения и надругательств над детьми матерью. 

«Когда я занимался исследованиями для предыдущего фильма, «Северный берег», случайно наткнулся на очень личный отчет о человеке, который в детстве стал жертвой сексуального насилия своей собственной матери, – рассказывает Флориан Эйчингер. – Я был совершенно потрясен его горьким опытом и стал искать источники, рассказывающие о подобных случаях. На самом деле, по данным немецких и международных исследований, сексуальное насилие над детьми совершается в 80-90% случаев со стороны мужчин (и подростков мужского пола) и в 10-20% – со стороны женщины (и подростков женского пола). Этот показатель намного больше, чем я ожидал. Тем не менее, в обществе, кажется, почти неизвестно, что и мать может совершить насилие над ребенком. И, конечно же, это исключительно болезненная правда. Но я думаю, что мы здесь, чтобы смотреть правде в глаза».

Маркус вспоминает один инцидент из глубокого детства – когда мать, испытывающая, как выясняется далее, интимные трудности с мужем, проявляет страшную перверсию, о которой неловко говорить вслух, и решает написать ей письмо, которое показывает жене. Мать не отрицает случившегося, но и никак не объясняет ситуации – лишь спрашивает Маркуса, хочет ли он, чтобы она попросила прощения. Ее фигура в течение всего фильма практически безмолвна, как будто нейтральна и невозмутима, но, вместе с тем, за спокойной маской актриса Катрин Политт тонко демонстрирует внутреннюю растерянность и стыд. 

кадр из фильма Руки моей матери

Флориан Эйчингер находит интересное решение для изображения детских воспоминаний Маркуса. четырехлетнего ребенка в сценах-флэшбеках играет сам Андреас Делер. Этот любопытный ход позволяет решить сразу две задачи – техническую, то есть избавить зрителя от нелицеприятного зрелища, и художественную, то есть показать, насколько взрослый человек уязвим и растерян, когда несет груз своих детских травм. Андреас Делер прекрасно справляется со своей сложной ролью – ему удается изобразить Маркуса-ребенка трогательным и не комичным, а Маркуса-взрослого – живым, импульсивным, искренним и «поврежденным» психологически. 

Картина «Руки моей матери» заявляет, что несмотря на неловкость любой проблемы, о ней надо говорить, с ней надо бороться. Режиссер обращается к жертвам насилия: «Мой фильм адресован всем, кто заинтересован в человеческих проблемах. Я не хочу, давать простые ответы – их нет. Я лично считаю, что есть вещи в жизни, которым мы должны противостоять внутри себя. Рано или поздно», – отвечает Флориан Эйчингер. 

Более подробно о событиях смотра читайте в фестивальной газете (скачать  Номер 6)

Автор:
Кристина Манжула

Другие статьи по теме Сахалинский международный кинофестиваль Край света

Фоторепортажи по теме Сахалинский международный кинофестиваль Край света

Авторизуйтесь, чтобы добавить свой комментарий
Реклама