Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
Реклама
2028
на печать
26 Января 2018 14:27

Сандэнс 2018: Побег от президентов

Сандэнс 2018: Побег от президентов

В эти дни в Парк-Сити проходит кинофестиваль Sundance (18-28 января 2018) - крупнейший смотр независимого кино в США. С самыми любопытными картинами из  программы кинофорума нас продолжает знакомить специальный корреспондент портала ПрофиСинема Марина Латышева. В конкурсе документального кино показали сразу два документальных фильма, связанных с Россией. Это Our New President Максима Поздоровкина о российских медиа и симпатии россиян к президенту Трампу, а также Genesis 2.0 Максима Арбугаева и Кристиана Фрая об искателях останков мамонтов в Сибири. Самый мощный фильм из всех программ, на наш вкус, –  Leave No Trace Дебры Граник с Беном Фостером и Томасин Маккензи. Уже показали и фильм-секрет – традиционно фестиваль готовит какой-то интересный сюрприз, и какая картина будет этим сюрпризом, становится известно за лишь пару дней до премьеры. В нынешнем году в Парк-Сити показали Tully Джейсона Райтмана с Шарлиз Терон и Маккензи Дэвис, историю о трудностях материнства.

Мамонты и Дональд Трамп

кадр из фильма Genesis 2.0

«Генезис 2.0» - почти двухчасовое повествование о якутах, которые ищут на островах в российской Восточной Сибири кости мамонтов, и об ученых в Соединенных Штатах, которые размышляют о возможности воскрешения мамонта с помощью достижений новейших биотехнологий. В кадре появляются также представители китайского Beijing Genomics Institute (Китай – важнейший покупатель бивней мамонтов, которые идут тут на производство дорогих сувениров) и биотехнологическая лаборатория в Сеуле, работающая над клонированием животных. 

Жизнь ученых и охотников контрастна, но всех их отличает огромное почтение к предмету их исследования. Ученые видят в возможности воскрешения мамонта шанс буквально достичь уровня бога – создать не то чтобы новое, но то, чего уже давно не существует. Охотники вспоминают о национальных табу, связанных с останками древнего животного, о том, что найти кости мамонта считалось страшной приметой, это означало, что кто-то из близких или сам нашедший мамонта скоро умрет. Охотники в кадре чаще, и это понятно. При всей визуальной футуристичности научных офисов, при всей фантастичности излагаемых ими планов, якутские охотники, которые вроде бы обычные люди и вообще возятся в грязи, интереснее. Они имеют дело с глубиной времени, в которую страшно заглядывать, но невозможно не заглянуть, если представляется шанс. Очевидно, это осознают и они сами. Может быть, еще и поэтому идут на нарушение табу, и им трудно остановиться. Хотя они и дают себе зарок завязать, если удастся найти большой бивень и выгодно его продать. Фильм довольно страшный этим своим погружением в вечность, и музыка Эдуарда Артемьева добавляет ему жути.

Надо признать, что особого ажиотажа показы фильма в Парк-Сити не вызвали. Хотя критика оценила его высоко, назвав увлекательным, пугающим и незабываемым. Уже известно, что права на дистрибьюцию фильма приобрела Rise and Shine.

фрагмент ки-арта фильма Our New President

«Наш новый президент» Максима Поздоровкина, первые показы которого прошли еще в самом начале фестиваля, наоборот, вызвал тут колоссальный интерес. Еще бы – согласно анонсам, речь в нем шла о внезапной любви россиян к американскому президенту и о корнях этой любви. 

Фильм начинается неожиданно с археологических раскопок и появления в кадре Хилари Клинтон, которая в 1997 г. прибыла в Новосибирск и больше всего интересовалась знаменитой алтайской мумией. Эта мумия, согласно цитируемым в фильме российским медиа, оказала роковое влияние на политическую судьбу Клинтон в ее борьбе за президентский пост. В кадре действительно будет много интернет-роликов с потешными признаниями наших сограждан в любви к Дональду Трампу. Подача этой любви в новом народном творчестве очень веселила зрителей фестиваля. Смеялись на показах много и охотно – и над роликами, и над самими Трампом и Клинтон, и над тем, например, как трактуют политическую судьбу президента астрологи, над дикостями типа «сейчас русские хакеры сломают астральную защиту Хилари Клинтон». 

Правда, смеялись в основном в первой половине фильма, во второй смех как-то поутих. «Наш новый президент» лишь привлекает видеоанекдотами, но по сути является рассказом о современной российской индустрии фейковых новостей. В этом смысле он – экспортный вариант, позволяющий иностранному зрителю узнать новейшую историю, например, телеканалов Россия, НТВ и RT, увидеть, какие новости создают эти телеканалы. Тут уже смешного мало, и это отмечала критика. «В основном это страшно. Он показывает, что культура фейковых новостей является сегодня глобальным феноменом, приливной волной неправды, чья сила растет и растет: в Европе, в США, в странах с авторитарными режимами» (Variety). «Кинорежиссер снял фильм о русской пропагандистской машине, и это страшно» (The Washington Post). «Фильм Максима Поздоровкина о любви россиян к Дональду Трампу полностью состоит из отрывков новостей государственных телеканалов и причудливых видеороликов, созданных пользователями. Многих будет раздражать такое отсутствие позиции по поводу всего этого абсурда, но отсутствие банального возмущения и делает его по-настоящему оригинальным. Это важный для нашего времени документальный фильм» (The Guardian).

Вне общества

кадр из фильма Не оставляй следов

От пугающего их мира убежали герои нового фильма Дебры Граник «Не оставляй следов» с Беном Фостером и юной новозеландкой Томасин Маккензи. Восемь лет назад Граник и малоизвестная тогда Дженнифер Лоуренс взяли Sundance штурмом, выиграв тут главный приз с «Зимней костью». Карьера Лоуренс с тех пор пошла в гору. Потому и сейчас, когда Граник привезла в Юту очередной фильм с участием новой юной актрисы (пусть и не в конкурс, а в программу «Премьеры»), именно к этому фильму и к этой девочке было приковано внимание. Повторит ли она успех Лоуренс – думать об этом странно, слишком от многих факторов зависит ее потенциальный успех. Важнее другое – «Зимняя кость» была отличным, умным, мрачным фильмом. «Не оставляй следов» в чем-то близок к той истории (речь снова об отце и дочери) и временами похож стилистически. Но это уже не просто отличное кино, а истинный шедевр.

«Не оставляй следов» основан на романе Питера Рока My Abandonment, вышедшем в 2009 г. Его герои – отец и дочь, живущие отшельниками в лесу в районе Портленда (Орегон). Их жизнь – это палатки, костер, сбор грибов, собственный крохотный огородик и система оповещения в случае опасности и приближения чужих. Изредка они ходят в город и закупают там продукты и всякие нужные в лесу вещи на деньги, вырученные от проданных лекарств от ПТСР. Лекарства положены отцу, ветерану одной из американских войн на Ближнем Востоке. Он учит дочь выживать и старается этой жизнью вдали от цивилизации уберечь ее от мира, от которого сбежал сам. Она, которая умеет существовать в дикой природе, много читает, любознательна и обожает отца, тем не менее уже почти повзрослела для того, чтобы осознать собственные желания. Однажды ее случайно замечает совершающий пробежку спортсмен. Этот неравнодушный гражданин, видимо, и вызвал полицию и социальные службы.

Зритель почти ничего не знает о том, как началась эта история: таблетки от «афганского синдрома», равно как и старые газетные вырезки о ветеране войны, пытавшемся покончить с собой, мелькают в кадре эпизодически, и это те редкие штрихи, которые дают представление об их прошлой жизни. Где мать девочки, тоже неясно, но ее больше нет: «Какой у мамы БЫЛ любимый цвет», - спрашивает как-то дочь отца. Тут нет и надрывного конфликта с внешним миром, вообще нет отрицательных героев. Когда эту пару находит полиция, кажется, будто сейчас их будут прессовать. Но нет, их окружают хорошие и добрые люди: соцработники, полиция, водитель попутки, волнующийся за девочку и с пристрастием допрашивающий ее, точно ли ей комфортно, точно ли этот мужчина ее отец, не нужна ли ей помощь. Не говоря уж про любителей жизни вдали от большого города, но все ж социализированных – эти вообще готовы принять героев в свои поселения, в свои дома и в свои семьи. 

кадр из фильма Не оставляй следов

«Не оставляй следов» - не маленькое кино и даже не собирается таким прикидываться. Тут и современное общество в разрезе, которое при ближайшем рассмотрении словно демонстрирует разные стадии развития человечества: вот кочевники, вот более или менее оседлые, приручившие животных (собак, лощадей, кроликов), вот уже высший пилотаж – люди, разводящие пчел. Образы вроде бы самые простые – те же пчелы, или работа по подрезанию, то есть по стандартизации елок, которую поручили отцу. Но все это расставлено по фильму хирургически точно.

Одновременно это и история о том, как вырастает и дистанцируется от семьи ребенок – тут уж не важно, существует ли он в такой вот необычной семье или в обычной среднестатистической ячейке общества с квартирой, стабильно работающими родителями и многочисленными социальными связями.  В постановке этого конфликта между отцом и дочерью Граник хороша необыкновенно – невозможно принять сторону одного из них, сочувствуешь им обоим. Он – хороший отец. Поэтому когда ее спрашивают «где твой дом», она, не раздумывая, ответит «там, где папа». Но его любви и преданности для нее со временем будет недостаточно. Естественным образом наступит взросление и стремление к автономии, и Томасин Макензи исполняет этот переход очень тонко. 

«Не оставляй следов» наверняка будут сравнивать с фильмами на похожие темы побега от общества, от классиков до современников. Из последнего наверняка припомнят «Капитан Фантастик» Мэтта Росса. Во многих фильмах остро чувствовалась авторская нежность к персонажам, но нигде автор не стоял к ним так близко. Это тот фильм, в котором позиция режиссера – в исследовании, а сомнение – часть процесса. Дебра Граник не смотрит на своих героев сверху, не смотрит даже отстраненно, не считает их жизнь хуже жизни в традиционном обществе, но не считает ее и лучшей. Она не знает, что лучше. 

кадр из фильма Tully

До конца фестиваля планируется еще несколько громких внеконкурсных премьер. Фильмом-сюрпризом стал Tully Джейсона Райтмана с Шарлиз Терон и Маккензи Дэвис в главных ролях, история материнства, самая страшная сказка о сцеживании, срыгивании и недосыпаниях, которую можно себе представить, история отношений идеальной няни Мэри Поппинс со своей уставшей хозяйкой. А в пятницу (то есть уже в субботу по Москве) тут покажут новый фильм Спайка Ли Pass Over о двух афроамериканцах, убивающих время на неспокойны городских улицах, драму по одноименной пьесе чикагского театра Steppenwolf, которая в свою очередь является вольной адаптацией «В ожидании Годо» Сэмюэля Беккета.

Кинофестиваль Sundance завершится 28 января, а 27 января вечером жюри определит победителей в программах «Американское игровое кино», «Мировое игровое кино», «Американская документалистика» и «Мировая документалистика», будут вручаться награды и в программе NEXT, а также призы зрительских симпатий.

Об итогах смотра и наиболее заметных фильмах программы читайте в следующем репортаже.

Автор:
Марина Латышева

Другие статьи по теме Национальный американский фестиваль независимого кино Сандэнс

Авторизуйтесь, чтобы добавить свой комментарий
Реклама