Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
21 ноября 2011 00:00

Интервью с режиссером фильма "Ангел" Дмитрием Федоровым

Интервью с режиссером фильма "Ангел" Дмитрием Федоровым

Предлагаем для публикации материалы, которые Вы можете использовать, как полностью, так и частично.

Так же по запросу можем предоставить диск с фильмом и организовать интервью с продюсером Виталием Сидоренко, режиссером Дмитрием Федоровым, исполнителями главных ролей Феликсом Антиповым и Георгием Мирским.

Дмитрий Федоров: «Детям достаются столетия неискупленных грехов нашего государства».

«Современные дети почти не интересуются историей и имеют очень слабое представление о людях и событиях, которые нам известны с детства», - считает Дмитрий Федоров – режиссер нового фильма «Ангел», адресованного взрослым и их детям. История о том, как кончается детство, позволит взрослым другими глазами взглянуть на своих детей, а детям узнать об истории их страны то, что им едва ли расскажут в школе. Незадолго до выхода фильма на большие экраны Дмитрий Федоров ответил на вопросы корреспондентки портала ПрофиСинема.

Корреспондент:

Какое впечатление на вас произвели сценарий «Ангела» и повесть Александра Титова «Ангелок», лёгшая в его основу?

Дмитрий Федоров:

Когда сценарий попал ко мне в руки, он был еще очень сырой. Но я почувствовал в нем философский потенциал и сильное лирическое начало, это был материал, с которым захотелось работать. Я прочел повесть - и встретился с очень самобытной языковой фактурой, чем-то близкой по стилю к прозе Андрея Платонова. Сразу захотелось узнать, кто же автор. Оказалось, что это писатель родом из Липецкой области, из деревни, и я понял, что подобная структура языка для него естественна, он действительно так чувствует и думает. Это читается и в описаниях природы и в диалогах. Люди в реальной жизни так, конечно, не говорят - но читаешь и веришь, что этот безумный старик действительно существовал. Потому я старался максимально сохранять в фильме этот языковой строй. Что касается сценария, то он заметно отличался от оригинала. Там герою, Юрику, 14 лет, а не 12, как в фильме, а дед – всего лишь эпизодический персонаж, сосед, местный юродивый. Очень точное решение сценариста - вывести отношения мальчика и старика на передний план, соединить их линии, сделать центром событий. Но я, конечно, дорабатывал сценарий, менял местами некоторые эпизоды, устанавливал причинно-следственные связи - чтобы была более ощутима драматургия развития характеров.

Корреспондент:

Как Вы думаете, что дети смогут почерпнуть из этого фильма? Какие вопросы после просмотра они будут задавать родителям?

Дмитрий Федоров:

Одна из причин делать эту картину – это напомнить зрителю, что в нашей стране когда-то были настоящие истовые революционеры. Они искренне приняли идею, пошли за ней и совершили массу страшных преступлений. Но их пассионарность не может оставлять равнодушным. Они отчаянно верили, что борются с несправедливостью, сражаются за счастье всего человечества. Но история не раз показала, что убийства и разрушения ни к чему хорошему привести не могут. При таких методах даже самая благородная идея превращается в кошмар. Коммунистическая идея – это, на самом деле, идея христианская, только вывернутая и извращенная идеологами и философами коммунизма. Людей обманули, что достаточно снести прежних идолов, и сразу наступит истинный рай на земле. Детям об этом полезно узнать.

Корреспондент:

Вы хотели спроецировать эту проблему на наше время? История, как известно, имеет свойство повторяться.

Дмитрий Федоров:

Наш фильм — это, в том числе, и напоминание о том, что такой опыт уже есть. Мальчик спрашивает у деда: а революция – она какая? Старик отвечает: «Страшна, собака, но завлекательна». Каждое новое поколение жаждет перемен, но забывает, сколько крови несет с собой революция. Но это не главное. «Ангел» – это в первую очередь высказывание о будущем, фильм–предупреждение. С прошлым все понятно. А вот что будет завтра, никто не знает. Очень тяжелое наследство достается нашим детям - столетия неискупленных грехов государства. Как их искупить и без насилия идти дальше? Для меня было важно, что в предчувствии смерти старик начинает путь к раскаянию, и возможно, только за это он может рассчитывать на прощение. Но еще важнее финальная сцена на рассвете. Встает солнце и это дает надежду. Но что выберет Юрик - револьвер или мобильный телефон?

Корреспондент:

Не всякий зритель эту мысль уловит...

Дмитрий Федоров:

А я к этому и не стремился. Не люблю дидактики. Для того и существуют встречи со зрителями, с журналистами, чтобы узнать, кто и как воспринял фильм. Искусство не должно давать прямых советов и рецептов. Зритель сам ищет разгадку. Текст – это всего лишь набор букв. Смыслом его насыщает читающий.

Корреспондент:

В фильме есть сцена, в которой мальчик на крыше полуразрушенной церкви разговаривает со скульптурой ангела. Насколько важна здесь роль ангела и является ли он, на Ваш взгляд, ангелом-хранителем мальчика?

Дмитрий Федоров:

Я принципиально убрал из сценария это словосочетание — ангел-хранитель, это понятие сейчас стало слишком общим местом. Я верю, что есть некие силы, которые нас сопровождают и помогают нам. Неверующие люди могут назвать это просто интуицией. У Юрика возникает некий контакт со скульптурой. Его разговор с ангелом я строю так, чтобы это выглядело как внутренний диалог мальчика с самим собой. Детям свойственно разговаривать с игрушками. Юрик видит скульптуру, и ему кажется, что она с ним говорит. Для меня в этой сцене важнее появление старика. Юрик своим ответом дает старику надежду. В данном случае он сам оказывается этим ангелом для деда.

Корреспондент:

В финале, когда мальчик остается один, он прибегает к церкви, чтобы обратиться к ангелу, но не обнаруживает его там. Возникает ощущение, что ангел ему почудился. Так ли было задумано?

Дмитрий Федоров:

Зритель может предположить, что ангела там и вовсе не было. Всегда стараюсь оставить возможность для интерпретации. Можно эту ситуацию и реалистически трактовать. Идет ремонт церкви, уже стоят леса, скульптуру ангела могли просто снять. Важно удивление мальчика, который прибегает и видит, что ангела нет. Есть люди, которые умеют видеть в обыденной жизни знаки, символы, какую-то метафизику. И этот мальчик как раз такой, он открыт. У него есть уши и глаза. Поэтому он услышал старика, которого другие не слышат, увидел ангела, которого другие, быть может, не видят. Потом, когда он станет старше, возможно, поймет, что для него значила эта встреча с ангелом, и если в руке у него окажется пистолет, он не станет стрелять. Бывает, в детстве случаются такие события, которые в будущем сильно влияют на принятие важных решений. Ты просто вспоминаешь и понимаешь, как поступить правильно.

Корреспондент:

Любой возрастной артист счел бы роль старика бенефисной. Что заставило вас остановиться на кандидатуре актера Театра на Таганке Феликса Антипова?

Дмитрий Федоров:

Хороших возрастных артистов у нас не так уж и много. А здесь нужен был особый типаж, особый драйв. Был достаточно долгий кастинг, но не в смысле кинопроб, а скорее размышлений. И когда я встретился с Феликсом Николаевичем, он сразу мне понравился — это человек с поразительной харизмой и действительно мощный артист. Но на съемках нашей картины ему было нелегко, потому что он совсем не похож на своего персонажа.

Корреспондент:

Ему приходилось свой таганский темперамент немного приглушать?

Дмитрий Федоров:

Я и хотел персонажа с таким темпераментом. У меня был перед глазами пример моего знакомого, ветерана войны, который ушел в 17 лет добровольцем на фронт и дошел до Берлина. Человек страшно пил. Но это была глыба темперамента. Я с него и лепил нашего героя. А сложность была в том, что Феликс Антипов в жизни совсем другой. Он принадлежит к артистической среде, человек интеллигентный. А играть приходилось революционера из народа, лишенного какой либо рефлексии. Но он хороший артист и справился с задачей. Хотя, местами мы все-таки пережали, утрировали этот дикий темперамент. Но если мы заглушали его, он тут же становился таким мягким, интеллигентным человеком.

Корреспондент:

А как нашли исполнителя роли Юрика Георгия Мирского?

Дмитрий Федоров:

Здесь был классический поточный кастинг. Мы искали мальчика от 9 до 12 лет. Поточный кастинг – это обычно грустное зрелище. И вдруг я вижу этого мальчика. Ребенок понимает, что он играет, текст, смысл сцены, где ему надо обижаться, где сердиться. Понимает все то, что обычному ребенку надо долго и нудно объяснять. И я сразу понял, что это и есть наш герой.

Корреспондент:

Не раз случалось слышать, что с детьми сложнее всего работать. Пришлось ли изобретать какой-то свой метод, подход к юному актеру?

Дмитрий Федоров:

Дело в том, что первое образование у меня педагогическое. В школе поработать так и не пришлось, зато теперь педагогика оказалась частью моей профессии. Еще во время учебы я понял, что если хочешь найти контакт с ребенком, держись с ним как с равным, как с приятелем. Только так могут возникнуть доверие и понимание. Перед тобой человек со своими правами, своим характером. Ты можешь его направлять, давать советы, но решения принимать он должен сам. И с Георгием я работал именно так.

Корреспондент:

Трудно ли было вызвать в мальчике сильные эмоции для той или иной сцены?

Дмитрий Федоров:

Да, это бывало непросто. Например, он очень переживал, что не сможет взять и заплакать, когда нужно. Но тут ему очень помог Феликс Николаевич. Он сказал: да чего там сложного, хочешь я возьму и заплачу. И заплакал. Профессионал. Мальчика это очень поразило.

Корреспондент:

А задавал ли он какие-то вопросы по поводу деда? Был ли ему понятен этот персонаж?

Дмитрий Федоров:

Парень очень продвинутый, но меня поразило, что из истории он почти ничего не знает. Нынешние дети не имеют представления, ни кто такой Наполеон, ни кто такой Гитлер. Поэтому приходилось многое объяснять, чтобы он понимал, о чем идет речь. Проводили такой ликбез по истории. Когда в фильме дед показывал внуку портреты трех богатырей Маркса-Энгельса-Ленина, которые висели у него в избе, мальчику фактически не приходилось играть. Для него все это было чистым листом.

Корреспондент:

У Георгия после съемок возникло желание стать актером?

Дмитрий Федоров:

Он очень загорелся. Плакал, когда что-то не получалось, обижался, но ни разу от него никто не услышал слов «я больше не хочу этим заниматься». Георгий с огромным интересом приходил на озвучание, хотя оно и тяжело далось - и не только ему, но и Феликсу Николаевичу. Возникла такая ситуация, что мальчик во время съемок играл острее, и потом, перед микрофоном, ему было трудно снова пережить те же эмоции. А Феликсу Николаевичу было нелегко на озвучке, потому что он как театральный актер всякий раз играет по-новому. Для него сыграть опять так же – это ад.

Корреспондент:

На фильме «Ангел» вам пришлось работать с несколькими дебютантами – оператор, художник-постановщик, художник по костюмам. И к тому же все – девушки. Каково было в такой компании на площадке?

Дмитрий Федоров:

Сейчас в кино действительно приходит много женщин в мужские профессии. Я имею ввиду профессии режиссера, оператора, художника-постановщика, которые исторически считаются мужскими. Я признаю массу плюсов за женским полом в подобных ремеслах, потому что женщины обладают блестящей интуицией. Но, с другой стороны, здесь нужно много работать руками и иметь мужской характер. Действительно, на этой картине у меня все ключевые посты занимали девушки. Но ничего плохого о них сказать не могу. Очень хороший художник-постановщик Ангелина Терехова, замечательный художник по костюмам Ольга Максакова. Мы друг друга понимали практически с полуслова. Оператор-постановщик Любовь Князева безусловно обладает большим творческим потенциалом и страстью к экспериментам. Хотя определенные сложности все же были: девушки в силу своего юного возраста тоже некоторых вещей о советских временах просто не знают. Поэтому и здесь иногда требовался ликбез.

Корреспондент:

Каковы Ваши ожидания от проката картины «Ангел»?

Дмитрий Федоров:

Я всегда очень самокритичен. Мне вечно кажется, что все можно было сделать лучше. Поэтому я никогда особо не жду восторженной оценки зрителя. Хотел бы, чтобы картину посмотрела думающая интеллигентная публика. Надеюсь достучаться до зрителя и услышать какие-то мнения. Автор иногда даже сам не понимает, что он сделал, и как его работу воспринимают люди. Был такой момент на фестивале в Ереване: ко мне подошла пожилая армянка с внуком и говорит: «Внук целую ночь не спал. Переживает, неужели этот мальчик застрелится?» Я говорю: «Не волнуйтесь. В финале наступает рассвет. Значит, все будет хорошо». Ради таких контактов со зрителем и стоит работать.

Интервью, а так же другие пресс-материалы по картине "Ангел" Вы можете скачать по ссылкам:

1) интервью с режиссером Дмитрием Федоровым http://www.proficinema.ru/pr/projects/film_angel/Dmitrii_Fedorov.doc

2) интервью с продюсером Виталием Сидоренко http://www.proficinema.ru/pr/projects/film_angel/Vitalii_Cidorenko.doc






Фильм "Ангел"

Год: 2011

Хронометраж: 89 минут

Жанр: драма, семейное кино

Страна: Россия

Производство: ЗАО «РАКУРС»

Семейная история, показывающая очень простую и узнаваемую, но в тоже время драматическую историю из жизни современного городского мальчика Юрика. Рассказ о ребенке, несущем в себе духовный свет надежды, для которого, детство закончилось разлукой с матерью. Мама, решая свои личные проблемы, отправляет Юрика на лето к прадеду в деревню. Летние каникулы, обычно приносящие столько радости и впечатлений, стали для нашего героя настоящим испытанием.


Дополнительная информация и материалы для прессы:
Анастасия Фомичева
+7(495) 728-67-97

01