Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
21 июня 2013 00:00

Интервью с режиссером Михаилом Угаровым

Интервью с режиссером Михаилом Угаровым

Михаил Угаров: «Чехов по-прежнему остается самым та инственным русским писателем своего времени»

1 июля начинается съемочный период фильма «Братья Ч». Экранизацией пьесы Елены Греминой дебютирует в большом кино Михаил Угаров, драматург и театральный режиссер. Съемки пройдут в селе Никольское-Вяземское, в котором расположен филиал музея Л.Н. Толстого «Ясная поляна». Режиссер – дебютант рассказал почему и сегодня персона Антона Павловича Чехова является актуальной.

Корреспондент:

Для кинематографического дебюта Вы выбрали театральную пьесу "Братья Ч". Она, конечно, переработана Еленой Греминой в сценарий, но, тем не менее, несет в себе драматургическую основу. Почему именно эта пьеса? Чем Вам близок этот материал?

Михаил Угаров:

Это была инициатива студии «Пассажир», продюсера Лизы Антоновой, она предложила мне этот материал для дебюта в кино. Я эту пьесу не ставил никогда в театре и сразу стал думать об этой истории именно как о кино. И мне кажется, в ней есть особая атмосфера, что-то важное, не высказываемое словами, воздух, который именно в кино и возможно передать.

Корреспондент:

«Сейчас школа пытается готовить успешных, конкурентоспособных людей, а мы им Чехова с его восхищением просвещенностью, деликатностью, культом частной жизни. Ни для сегодняшнего общества в целом, ни для родителей и, соответственно, детей это не актуально», – заявил корреспонденту «Нового Региона» учитель одной из челябинских школ.

Вы готовитесь к съемкам фильма о самом Чехове – неактуальной, по версии педагога, персоне.

Михаил Угаров:

Мой комментарий может быть очень кратким – так мыслить – это идиотизм! В школе по-прежнему преподают и пьесы, и рассказы. Преподавали и продолжают преподавать, увы, плохо. Школьная программа создает образ Чехова непохожего на реального человека, а на некоего господина в пенсне, деликатного в последней степени. Такой Антон Павлович был, скорей, мечтой советской интеллигенции об идеальном человеке. В школьную программу не входят его письма, в которых он резко, порой даже желчно оценивает ситуации, людей.

Корреспондент:

Недавно Борис Акунин опубликовал эссе о Чехове. И тезисами об антисемитизме и махровом мужском шовинизме писателя вызвал бурную дискуссию. Многим захотелось защитить светлого гения русской литературы.

Михаил Угаров:

Я прочитал почти все, что было написано Антоном Павловичем и не нашел никакого антисемитизма. Он ведь из Таганрога, где была большая еврейская община, уважаемая и богатая. Не стоит цепляться к каким-то выражениям, вырванным из контекста, из долгой истории взаимоотношений. К идейному антисемитизму это отношения не имеет. А что касается «махрового мужского шовинизма», то, на мой взгляд, все совсем наоборот – Чехов боялся женщин до смерти. Ненависти не было, но был страх, описанный во многих рассказах. Обычно причиной подобного отношения становится властная мать, но у Чехова она не была такой, а наоборот – тихой и забитой. Его взаимоотношения с женщинами – для меня вопрос серьезный. Откуда этот страх взялся – понять сложно.

Корреспондент:

Может быть, Ваш фильм даст ответ на этот вопрос?

Михаил Угаров:

Мы сейчас по договоренности с продюсером снимаем еще и фильм о фильме, но не совсем традиционный. В нем будут размышления, споры участников проекта на тему «Кто же такой Чехов?». Мы будем пытаться найти ответ на этот вопрос. Несмотря на многочисленные научные труды, книги, Чехов по-прежнему остается самым таинственным русским писателем своего времени. Его современники – Толстой и Горький ясны, как открытая книга, как дети малые – на распашку. Что же Чехов прятал от всего мира? На мой взгляд, свое детство сына лавочника. Его угнетало социальное положение семьи. Ему хотелось другой жизни. Меня поразило одно письмо, в котором Чехов пишет о том, что он пользуется проститутками, но ему хочется, чтобы проститутка была в шелковой рубашке. Он хотел того, что никак не сочетается в этих социальных условиях, и это его угнетало.

Корреспондент:

Чехов по Вашей версии стремился стать аристократом?

Михаил Угаров:

Так он им и стал. Только аристократом, помнящим всю свою жизнь о том, что он им не был по рождению. И понимающим сколько ему пришлось преодолеть внешних обстоятельств. Внутренние свои комплексы он пытался глубоко упрятать, но до конца свою детскую социальную травму так и не победил.

Корреспондент:

Когда мы говорили с автором пьесы «Братья Ч» Еленой Греминой о персонажах, я призналась, что Антон своим желанием держать все под контролем, постоянным давлением на братьев не вызвал у меня положительных эмоций, в отличие от Николая, которому хочется сочувствовать.

Михаил Угаров:

Да, Антон был жестким. Но его можно понять. В нашем фильме Антон Чехов – молодой двадцатипятилетний парень и начинающий литератор, своим талантом и трудом уже содержал не себя, а свою семью. Степень его ответственности, его мотивированности в столь молодые годы вызывает только уважение. И сочувствие, потому что братья пользовались его деньгами, но были чаще неблагодарными по отношению к Антону. Семейка ведь ему досталась тяжелая – один брат любил погуливать, другой – выпивать. И оба братья, к тому же, не слишком любили трудиться. Они знали, что Антон работает и не откажет в помощи.

Корреспондент:

Да, терпение Антона Павловича к своим родным пример для многих.

Михаил Угаров:

Чехов ко многому в жизни относился скептически, но только не к таланту. Антон Павлович считал, что талант – превыше всего, и если его брату Николаю дан талант художника, то тот не имеет право столь легкомысленно обращаться с собственным даром. Талант надо отрабатывать, был убежден Чехов, и потому тратить время на пьянство – преступление. Николай же предпочитал легкомысленнее относиться и к себе, и к жизни.

Корреспондент:

Снимать истории прошлых веков сложнее, чем современные. В первую очередь потому, что сегодня лица уже другие. Вы смогли найти актеров, в глазах которых, упрощенно говоря, не светились современные гаджеты и современные проблемы?

Михаил Угаров:
Вы знаете, актеры есть. Чудесные, молодые, стремящиеся к познанию человека. Мы много репетируем, рассуждаем. Они читают и Чехова, и все, что о нем написано. Съемки начинаются первого июля. Надеюсь, что им и мне поможет и само место съемок.

Корреспондент:

Для съемок выбрана одна из усадеб Толстых в Тульской области Никольское-Вяземское, почему? Вам знакома эта усадьба? И как Вы планируете "вписать" в это пространство семью Чеховых?

Михаил Угаров:

Природа является одним из действующих лиц фильма, и места эти, нереально красивые и выразительные, дают такую возможность. Это «писательский треугольник» России – рядом еще и Ясная поляна, и Спасское-Лутовиново- усадьба Тургенева, рукой подать до Бежина луга, до Орловщины – бунинских мест… Да и Мелихово, усадьба, впоследствии купленная самим Чеховым, недалеко… Но природа будет у нас далека от благостности, она может быть и агрессивной, «злой», как говорит наш оператор Алишер (Хамиходжаев).

Корреспондент:
Для какого зрителя Вы делаете свое кино, который ходит на Ваши спектакли в театр? Или для другой более широкой публики? Каким вы этого зрителя видите? Хотели бы, чтобы Ваш фильм показали на европейских фестивалях? Будет ли он понятен европейской аудитории?

Михаил Угаров:

Мне кажется, эта история понятна всем – это же семейная драма, это выбор между заботой о близких и собственными интересами, который делает любой человек. Человеку, чтоб состояться, нужно чем-то жертвовать. Это, прежде всего, кино для нашей страны, для зрителя с нашей ментальностью. Но эксперты нам объяснили, что у фильма есть и потенциал для европейской аудитории, учитывая, что Чехов – это мировая, а не только национальная классика.

01