Григорий Константинопольский: «Я разочарован, что показчик не поддерживает производителя, когда тот пытается сделать что-то новое»



Версия для печати Опубликовать в блоге Послать ссылку другу

14.03.2011 13:43:03
Григорий Константинопольский – особенный и самобытный, талантливый и довольно известный режиссер. Он дополнил свое базовое актерское образование на Высших курсах сценаристов и режиссеров в мастерской Ролана Быкова; благодаря своей работе в рекламе и шоу-бизнесе, получил известность одного из лучших клипмейкеров. Участвовал в Берлинском МКФ, ММКФ, удостоился Гран-При фестиваля "Поколение-96", национальной премии «Золотой Овен». Однако, фильмография Константинопольского довольно скромна: короткометражки «Гипноз» и «Красные слоны», полнометражный дебют «Восемь с половиной долларов», сценарий фильма «Неваляшка». О своем остроумном и философском альманахе «Кошечка» Григорий рассказал нашему корреспонденту в беседе, которая состоялась летом 2009 года. Спустя полтора года у нас появился новый повод пообщаться с Григорием Константинопольским: 1 апреля 2011 в прокат выходит его новая картина «Самка» - необычное кино, рассказывающее о встрече молоденькой журналистки со снежным человеком.

Корреспондент:
Скажите, когда Вы задумали фильм «Самка» и как долго работали над картиной?

Г. Константинопольский:

Эту историю я придумал позапрошлым летом. Я думал-думал над ней, в марте сел за работу и за три недели написал сценарий. За месяц мы подготовились к съемкам, и в мае поехали и сняли фильм. Съемочный период формально длился месяц. Но на самом деле у нас было четырнадцать съемочных дней, две недели.

Корреспондент:
Где Вы снимали картину?

Г. Константинопольский:

Мы ездили в город Кандалакша, за Полярный круг. И там было холодно, много снега, хотя уже наступил май. Работалось очень непросто, съемки были тяжелыми.

Корреспондент:
Для Вас принципиально важно было снимать именно за Полярным кругом?

Г. Константинопольский:

Конечно, я по лености хотел снимать в Подмосковье. Но в московской области снег уже сошел. Тогда мы поехали на выбор натуры туда, где снег еще лежал: в Мурманскую область. И я увидел, какая там красота: белое море, горы, реки... Фильм снимал один из самых лучших наших операторов – Юрий Клименко. Картинка получилась красивая и очень качественная.

Корреспондент:
Стала ли природа помощником в рассказе истории, участником событий?

Г. Константинопольский:

Действующим лицом она, наверное, не стала, но с точки зрения колорита и среды своеобразная природа очень многое дала фильму. Местами снег уже начал сходить, но в основном – он был по пояс, и при этом рядом уже вовсю зеленела трава. И, например, сосны там совсем не такие, как в средней полосе: они полукарликовые, выгнутые… Всё это дает ощущение некой сказочности. В итоге фантастические, невероятные события фильма происходят на фоне и в условиях этой необыкновенной природы.

Корреспондент:
Получается, что героиня не только сталкивается с необыкновенным персонажем, но и оказывается в необыкновенной среде: при помощи соответствия достигается цельность истории, некая условность… Это настоящая сказка?

Г. Константинопольский:

Да, конечно, сказка: современная сказка для взрослых.

Корреспондент:
Но Вы не случайно выпускаете картину 1 апреля, ориентируя зрителя на веселое кино?

Г. Константинопольский:

Так оно и есть. Это веселое кино, с самыми различными проявлениями юмора: от черного юмора до наивной сентиментальности. Мне лично кажется, что картина очень смешная. Но, по сути это – притча. К тому же история очень трогательная и лиричная.

Корреспондент:
Могли бы Вы в двух словах сформулировать: о чём фильм «Самка»?

Г. Константинопольский:

Это фильм о любви; о любви и человеческой сущности.

Корреспондент:
В такой истории огромное значение имеет выбор исполнителей главных ролей: насколько Екатерина Вилкова и Александр Стриженов оправдали Ваши ожидания?

Г. Константинопольский:

Дело в том, что я написал сценарий специально для Екатерины Вилковой и Саши Стриженова. На мой взгляд, Саша сыграл очень хорошо. Но я, собственно говоря, в нем и не сомневался. Но ему было очень тяжело из-за грима. Ему и Кристине Бабушкиной делали грим по четыре часа. А это значит, что надо вставать за четыре часа до смены, и находится по 12 часов в этом гриме, который сделан не только на лице, но практически на всем теле от макушки до кончиков пяток. Грим сложный, он частично отклеивается при работе, его надо поправлять, останавливая съемку…. Такая работа доводит до сумасшествия. Стриженов потом говорил, что если бы он имел представление о том, как это будет тяжело, то никогда бы не согласился.
С Екатериной Вилковой было сложнее. Несмотря на то, что я написал сценарий специально для нее, в работе с ней я никогда не сталкивался. Я имел представление о Кате только по ее ролям. Мне очень понравилось, как она играла у Валеры Тодоровского в фильмах «Тиски» и «Стиляги», особенно в «Стилягах». Я предложил ей роль в «Самке», она согласилась. Но без проб я не мог себе позволить окончательно ее утвердить. И когда я стал делать пробы, Катя меня поразила своим потрясающим чувством юмора и самоиронией. Она не боится быть смешной и при этом ее героиня – очень трогательная. И, конечно, вся картина «Самка» держится на ней. Она является стержнем картины. Если бы Вилкова была слабой артисткой, ничего бы не получилось. Тут было недостаточно просто внешних данных, и даже драматического таланта. Она продемонстрировала необходимое для роли блестящее комедийное дарование. У Кати и до меня были главные роли, но только главные женские роли. Она играла подругу главного героя, но не была главным исполнителем. А «Самка» - это история просто про нее, она – главная героиня.
Кстати, я крайне доволен, как сыграла в фильме молодая актриса МХАТа Кристина Бабушкина: роль у нее получились и хулиганская, и ироничная, и в то же время пронзительно-лиричная. Также в эпизодических ролях сыграл мой любимый дуэт Колокольников-Деревянко.

Корреспондент:
Скажите, как сложилось Ваше сотрудничество с продюсером Сергеем Сельяновым?

Г. Константинопольский:

С Сергеем я знаком давно: мы учились на одном курсе у Ролана Быкова на Высших Режиссерских курсах, но вместе работать нам не случалось. А с этим проектом – сложилось: у меня была часть денег, и я предложил Сергею Михайловичу быть сопродюсером картины. Надо сказать, что Сергей Сельянов – один из самых профессиональных продюсеров, из тех, с кем я сталкивался. Он человек образованный, опытный и талантливый. Я ему очень благодарен. Во-первых, мы очень быстро запустили проект, буквально за неделю. И, во-вторых, он мне дал массу дельных советов по доработке сценария и натолкнул меня на пару идей, благодаря которым фильм стал объемнее и намного глубже. Например, Дуня Смирнова про сценарий сказала, что это – некая экстравагантная безделушка, хотя он ей понравился. А Сергей Сельянов помог сделать историю лучше. За это я ему крайне благодарен.
В основном все продюсеры, с которыми я сталкивался, так или иначе реализуют собственные амбиции. Я так понимаю, что Сергей Михайлович все свои амбиции давно уже реализовал. Его интересует в первую очередь дело. И еще важно, что наше понимание прекрасного во многом совпадает. Мы говорим на одном языке.

Корреспондент:
Мы обсудили актерскую работу, изобразительный ряд, сотрудничество с продюсером… Скажите, а кто написал музыку для фильма?

Г. Константинопольский:

Музыку написал я сам (я и раньше писал музыку для фильмов). Но в этой ленте звучит не только моя музыка – есть и Юрий Антонов, и Стас Намин, и группа «Цветы», и Борис Гребенщиков, и Александр Градский, и молодой автор Дима Носков… Я даже использовал музыку Эдуарда Артемьева из фильма Никиты Михалкова «Несколько дней из жизни Обломова». Широко известны только две композиции - Юрия Антонова и Стаса Намина. И все треки стилизованы под советскую эстраду 70-х годов.

Корреспондент:
Почему Вы выбрали такое сопровождение для сказочной истории, происходящей в лесу?

Г. Константинопольский:

Мне кажется, что эта эстрада носит в себе некий, пусть условный, но момент психоделики. Она радостная, безбашеннная, и сейчас выглядит совсем наивно. Но при этом в ней есть что-то настоящее и цельное. Например, для финального трека фильма мы взяли песню Градского с альбома 1981 года «Сама жизнь». У него был такой концептуальный альбом, написанный на стихи Поля Элюара – это абсолютная психоделика, очень нежная и очень красивая. Для музыки к фильму мы сделали хорошие аранжировки, подобрали потрясающие голоса… В итоге она очень соответствует духу истории.

Корреспондент:
Какие песни или треки написали Вы?

Г. Константинопольский:

Ну, например, в Интернете выложен музыкальный фрагмент из фильма «Самка»: в нем звучит моя песня. Она написана в стиле странного сочетания «Бременских музыкантов» и «Radiohead». И голоса я подобрал очень интересные: это молодые исполнители. Саше Позднякову 17 лет, но поет он голосом a la Том Джонс. Девушка – Ксюша Ларина с «Фабрики звезд». Сейчас она – студентка театрального ВУЗа. И музыканты очень хорошие, интересные. Например, Андрей Звонков – бывший гитарист Земфиры, который сейчас играет в «Би2». Хотя я и руководил аранжировкой сам, но музыканты, конечно, многое внесли.

Корреспондент:
Планируется ли у фильма «Самка» фестивальная судьба?

Г. Константинопольский:

Не думаю, что у фильма будет фестивальная судьба, потому что мы ни на какие фестивали не успеваем. Фильм выходит в прокат 1 апреля, а «Кинотавтр» начинается позже. После проката, я думаю, они фильм не возьмут. Может быть, захочет взять «Окно в Европу»…

Корреспондент:
Значит ли это, что Вы делали зрительское кино, ориентированное на простого зрителя?

Г. Константинопольский:

Понимаете, здесь получилась палка о двух концах. Мне казалось, что это зрительское кино. Но когда мы показывали «Самку» директорам кинотеатров, все дружно смеялись, но сказали, что на их взгляд «для нашего цирка это слишком тонкий юмор», который большому количеству зрителей не будет понятен. Они ориентируются на такие фильмы, как «Любовь-морковь» или «Самый лучший фильм». В их понимании это и есть то самое зрительское кино.

Корреспондент:
Может, им проще продвигать знакомый продукт, а ваша картина – немного загадка, сюрприз…

Г. Константинопольский:

Вы абсолютно правы. И я как продюсер был достаточно наивен. Мне казалось, что с чем-то новым директорам кинотеатров будет интереснее работать. Но им интереснее работать там, где работать проще: в известных формах и форматах. Я разочарован, что показчик не поддерживает производителя, когда тот пытается сделать что-то новое, необычное.

Корреспондент:
Но, думаю, зрителям интересно смотреть непростые и необычные фильмы…

Г. Константинопольский:

Вы так считаете, а Сергей Сельянов считает, что сейчас вообще серьезные картины не востребованы: публика не хочет думать, она хочет только развлекаться, чтобы ее гладили и щекотали.

Корреспондент:
И в итоге, какой прокат будет у «Самки»?

Г. Константинопольский:

Прокат планируется очень ограниченный. Увы, но мы ничего с этим не можем сделать. Убедить показчика в том, что это будет интересно, невозможно. Я не говорю обо всех. Есть прекрасные профессионалы: Мэри Назари из «Пионера» и Армен Бадалян из сети «Пять звезд»… Скажем, Армен сначала брал одну копию, но, посмотрев картину, добавил еще несколько и сказал, что поставит фильм в долгий прокат. То есть он будет пытаться с ним работать на протяжении некоторого времени. Мэри сказала то же самое. Но вы же понимаете, что это лучшие представители профессии, которым интересно работать. Всем интересно зарабатывать, и это нормально. Но есть разные способы заработка. Есть люди, которые скупают и перепродают, оставляя за собой выжженное поле. А есть те, кто пытается сделать что-то новое и укрепить, как бы пафосно это ни звучало, национальную культуру. Но, к сожалению, такие люди в меньшинстве. Потому что гораздо проще быть скупщиком и перекупщиком. Для этого не нужно ни мозгов, ни таланта, ни любви к своему делу. А только страстная любовь к легкому барышу.

Корреспондент:
Остается надеяться на хорошее сарафанное радио…

Г. Константинопольский:

На это мы и рассчитываем. Поэтому копий немного, но мы их отдаем только тем кинотеатрам, которые ставят фильм не менее, чем на три недели, и не будут от него отказываться, даже если поначалу в зале будет несколько человек. Если сарафанное радио сработает, то прокат фильма будет только набирать обороты. А если не сработает – значит, где-то мы ошиблись…

Корреспондент:
Вы проводили какие-то тестовые просмотры; проверяли, как зрители воспринимают картину?

Г. Константинопольский:

Мы провели три тестовых просмотра. Один из них – в кинотеатре на окраине. Наши девочки раздавали билеты возле метро, приглашая на показ всех подряд. И мы собрали группу, состоящую из людей в возрасте от 5 до 72 лет. Из 110 человек 76 написало в анкетах, что им фильм понравился, и они порекомендовали бы его посмотреть своим знакомым. Это говорит о том, что фильм зрительский. Хотя все отмечали, что он крайне необычный и непривычный. Но большинство зрителей не считало это недостатком. А большинство директоров кинотеатров считают это минусом.

Корреспондент:
С каким впечатлением выходили первые зрители с показа картины?

Г. Константинопольский:

Как правило, зрители выходят из зала с задумчивой улыбкой. И все говорят, что послевкусие у фильма очень приятное. Примерно такое похожее ощущение и у меня возникло после просмотра в кинотеатре фильма «Амели», например. Я сам был в таком состоянии, когда выходишь из зала с улыбкой на лице. Очень ценно, что публика выходит с показа удовлетворенная. Я считаю, что картину надо строить так, чтобы публика все в себя впитывала как губка и воспринимала картину на уровне чувств. Кино в принципе передает чувства, погружает в чувственную среду, говорит про чувственность… Кроме того, хорошо бы, чтобы в фильме было о чем и подумать. Я не пытаюсь никого ничему учить, просто сам учусь и разбираюсь в жизни. Для меня фильм – увлекательное путешествие. И я пускаюсь в это путешествие и предлагаю публике быть моими сотоварищами, пройти этот путь со мной… Я крайне не люблю морализирующее кино, когда зрителю навязывается собственная точка зрения. Мне это неинтересно, потому что, как правило, такие фильмы очень логичны, последовательны и предсказуемы. Мне интересно другое: создать чувственную среду. А публика сама разберется, она неглупая. Разберется, что к чему, если захочет подумать. А захочет ли она подумать – это уже зависит от каждого отдельного человека. Найдет ли он в фильме «Самка» повод для размышления? Не знаю. Но посмеяться в фильме есть над чем – это факт.

Корреспондент:
Чем лично для Вас стал фильм «Самка», поводом для каких размышлений и поисков?

Г. Константинопольский:

Я попытался разобраться, что такое человеческая любовь и что такое человеческая природа. Загадочная человеческая природа – про что она, про кого она и что с ней делать? По крайней мере, для себя я нашел какие-то ответы. Может, и Вы дадите свои ответы на эти и другие вопросы, когда посмотрите фильм…


Автор: Алёна Сычёва




Просмотров: 7391   |      





Все статьи по теме фильм "Самка"

Фильм «Самка» на ПрофиСинема.ру
30.03.2011«Самка»: Где-то на Урале
15.03.2011«Снежный человек» Иван Иваныч






 
Все новости  |  Архив за неделю  |  Архив за месяц RSS

 PR агентство |
 
 О проекте |  Контакты |  Реклама на сайте |  Услуги |  Форум
 





База данных по киноорганизациям.