Сергей Лобан: «Все, о чем прежде было глупо и стыдно говорить в кино, теперь позволено»



Версия для печати Опубликовать в блоге Послать ссылку другу

25.06.2011 10:16:04
На 33 Московском Международном кинофестивале Россию в основном конкурсе представляет картина Сергея Лобана «Шапито-шоу». После 6-ти лет молчания на суд публики будет представлена новая работа режиссера, прославившегося в 2005 году «безбюджетным» фильмом «Пыль» с участием Петра Мамонова, также отмеченным на Московском фестивале. «Шапито-шоу» - это причудливое музыкальное попурри из четырех переплетенных друг с другом историй, герои которых не стыдятся говорить о любви, дружбе, уважении. Накануне фестивальной премьеры картины корреспондентка ПрофиСинема встретилась с Сергеем Лобаном, чтобы поговорить о его фильме и других амбициозных проектах.

Корреспондент:
Ваш первый фильм "Пыль" был закончен в 2005 году. Почему второй выпускаете после такого большого перерыва, и сколько лет продлилась работа над фильмом «Шапито- шоу»?

Сергей Лобан:

Работа оказалась значительно более объемной, чем изначально предполагалось. Сценарий «Шапито-шоу» был готов еще тогда, когда мы участвовали в Московском фестивале с «Пылью». Первая версия сценария называлась «Отдохнуть по человечески». После многих переделок решили назвать его «Шапито-шоу». В общей сложности работа над фильмом проходила все эти 6 лет. Но был большой перерыв из-за финансового кризиса. И нам пришлось менять инвестора. Процесс также оказался достаточно трудоемким, потому что мы сделали фильм музыкальным. У нас герои танцуют и поют песни.

Корреспондент:
Успех «Пыли» облегчил Вам поиск инвестора?

Сергей Лобан:

Мы сначала, конечно, мечтали о государственных средствах, потому что они, на мой взгляд, дают возможность независимого существования. Ты не обязан ни перед кем отчитываться в творческом плане. Просто сдать в срок что-то наподобие фильма. Им важен сам факт наличия картины. И это единственная возможность быть независимым кинематографистом у нас в стране. Пытались получить бюджетное финансирование, доходили до каких-то финальных тендеров, но каждый раз находился кто-то, кого считали важнее профинансировать. Мы не ходили со сценарием по инвесторам. Компания «Миру мир» была первой, кому этот проект предложили. Основными инвесторами стали Александр Мамут и Александр Любимов. А Борис Юхананов был креативным продюсером в этой компании. Они хотели снимать артхаусные фильмы с перспективой мейнстрим-проката. Как сейчас говорят – артстрим. Им показалось, что наш проект соответствует этим параметрам.

Корреспондент:
В одном из интервью Вы сказали, что снимать артхаус глупо и бесперспективно, а мейнстрим стыдно. А как Вы сами считаете, получился ли у Вас артстрим?

Сергей Лобан:

Думаю, что получился. Хотя, это глупая, конечно, мысль, что мейнстрим снимать стыдно. Мне нравится работать в области поп-культуры. Это вообще самое интересное для художника, потому что ты взаимодействуешь с массовым сознанием. И это круто, если тебе удаются эксперименты в этой области. «Шапито-шоу», как мне кажется, получился очень зрительским фильмом.

Корреспондент:
То есть Вы не относите себя к тем режиссерам, которые самоуверенно заявляют, что снимают кино для себя и для таких, как они. Вам важно быть услышанным многими?

Сергей Лобан:

Конечно, важно. Но в нас нет ничего особенного. Мы не какие-нибудь гиперинтеллектуалы, пропагандирующие идеи, которые были бы слишком сложны для понимания. Проблемы, озвученные в «Шапито-шоу», близки и понятны большинству людей.

Корреспондент:
Какова, на Ваш взгляд, аудитория картины?

Сергей Лобан:

Достаточно широкая – от 15 до 60 лет. В фильме идет речь о человеческих взаимоотношениях. Он поделен на 4 части – «Любовь», «Дружба», «Уважение» и «Сотрудничество». Этими понятиями человеческие отношения по своей сути исчерпываются.

Корреспондент:
А почему у Вас получился такой большой метраж – 207 минут?

Сергей Лобан:

Дело в том, что это два самостоятельных фильма. И мы их будем прокатывать как два. И в каждом из этих фильмов по две новеллы, и они тоже самостоятельны. Все истории происходят одновременно, герои из одной новеллы пересекаются с другими, сцены из одной истории происходят на фоне сцен из другой. Фильм можно начинать смотреть с любой части. Но все вместе эти четыре истории, как пазл собираются в одну законченную картину. А чтобы ее не было тяжело смотреть на фестивале, мы сделаем антракт после завершения двух новелл, чтобы дать зрителю отдохнуть, перекусить, перекурить. И снова идти в зал. Мы совершенно не хотим насиловать публику.

Корреспондент:
Вы сказали, что начинали фильм с компанией «Миру мир», а с кем закончили?

Сергей Лобан:

С компанией Organic films. Картина снималась на частные средства компании.

Корреспондент:
Под какими брендами фильм выйдет в прокат?

Сергей Лобан:

Основной бренд – Organic films. Все права принадлежат этой компании. Но наше творческое объединение также фигурирует в титрах как компания «Свои2000». По договору мы получаем 50% от прибыли после того, как будут компенсированы затраты на производство.

Корреспондент:
Каков бюджет картины?

Сергей Лобан:

Изначально речь шла о $1,200 тысячах, но в итоге получилось что-то в районе $1,800. Бюджет не маленький, но нужно принимать во внимание, что на эти деньги мы сделали два фильма.

Корреспондент:
У Вас есть обязательства вернуть эти средства?

Сергей Лобан:

Таких обязательств нет. Organic films в принципе уже смирились с тем, что пустили деньги на ветер. Они настроены достаточно скептически. А нам кажется, что фильм при нужном подходе может собрать колоссальные суммы. «Пыль» при том, что мы тогда были почти никому не известны, собрала в одном кинотеатре $40 тысяч. Сумма феноменальная, учитывая то, что проекция шла с DVD. Пиар практически отсутствовал, кроме того, что фильм вошел в программу Московского фестиваля. Был также определенный интерес к Петру Мамонову, которого никто давно не видел. Но сработало, в основном, сарафанное радио.

Корреспондент:
Фильм снимался на HD камеры с оптическим адаптером под 35 мм. Удалось ли таким образом существенно сократить бюджет?

Сергей Лобан:

Во многом, да. Нам очень повезло, что появились камеры RED ONE – первые адекватные и дешевые камеры. В фильме очень много непрофессиональных актеров снималось. Мы делали нереальное количество дублей. Пленка в нашем случае была бы катастрофой. Мало того, с пленкой весь процесс нельзя контролировать, нужно ждать проявки. Это все усложняет.

Корреспондент:
Выходит, в перспективе Вы о пленке уже и не думаете?

Сергей Лобан:

Никто не думает. Пленка, вероятно, станет артефактом. Цифра очень скоро ее заменит. Недавно появилась цифровая камера ALEXA. Она великолепно снимает. У пленки есть зерно, очень живая картинка, но теоретически добиться такого же эффекта с цифрой на пост-продакшене уже возможно.

Корреспондент:
«Пыль» была выполнена в документальной стилистике, близкой «Догме». Вы добивались от актеров, чтобы они не играли. В «Шапито-шоу» Вы отошли от этого метода?

Сергей Лобан:

«Шапито-шоу» сделано абсолютно по-другому. Здесь все сцены построены, как цирковые номера. Одни в буквальном смысле – с песнями и танцами, а другие построены как смысловые аттракционы.

Корреспондент:
Как бы Вы определили жанр фильма?

Сергей Лобан:

Его можно назвать трагикомедией. Но каждая из четырех историй содержит в себе оттенки разных жанров. Первая история «Любовь» - это мелодрама. Новелла «Дружба» - молодежная комедия с примесью вестерна и индийских фильмов. История «Уважение», в которой участвует Петр Мамонов, - это психологическая драма с элементами триллера. А четвертая история «Сотрудничество» сделана в духе фильмов о рок-звездах.

Корреспондент:
В последней новелле у Вас снялся двойник Виктора Цоя. Он настолько похож на Цоя, что кажется, будто сам музыкант воскрес и сыграл в фильме. Расскажите об этом герое и его исполнителе.

Сергей Лобан:

Его зовут Сергей Кузьменко. Он родился в Киеве, но в 14 лет уехал с родителями в США. Сейчас он живет в Бостоне. Очень талантливый музыкант. Мы его раскручиваем в рамках одного из наших проектов «Эрзац звезды». Это будет новое слово в шоубизнесе.

Корреспондент:
У Вас в фильме кого только не встретишь – музыканты, киноведы, художники. Такой кастинг – намеренный выбор?

Сергей Лобан:

Дело в том, что многих персонажей мы представляем себе заранее. Выстраиваем историю, опираясь на наши знания об этом человеке и сразу же подразумеваем, что он будет играть в фильме. Если же он отказывается, то мы ищем актера на его роль. Но это не всегда удается. Например, в случае с Сергеем Поповым, сыгравшим в «Сотрудничестве» продюсера. Роль писалась под него и под его друга Сергея Волжина – режиссера-документалиста, который снимает об этом продюсерском проекте фильм «Эрзац звезды». И когда Попов в определенный момент отказался от участия в фильме, это было для нас большой проблемой. Стали искать кого-то похожего на него, но ничего не выходило, пока он не согласился сам. Но есть и герои, которых мы придумали с нуля. Долго искали на них актеров. Целый год длился кастинг. И в результате нашли самых крутых ребят – Степа Девонин, который играет сына Мамонова, Дима Богдан и другие.

Корреспондент:
А на Мамонова Вы изначально писали роль?

Сергей Лобан:

Конечно. Петр согласился играть, прочитав первую версию сценария. И его согласие во многом дало возможность найти деньги на эту картину. Мамонов вел себя немного, как продюсер проекта. Говорил, чтобы мы всем рассказывали, что он у нас снимается. Поскольку его участие было для продюсеров главным поводом инвестировать в наш проект.

Корреспондент:
Непрофессиональные актеры у Вас снимались вместе с профессионалами. Возникали ли в связи с этим трудности на площадке? Как удавалось держать всех на одной волне?

Сергей Лобан:

Интуитивно. Методом проб и ошибок, долгими репетициями. К примеру, Алексей Подольский, сыгравший главную роль в фильме «Пыль», - наш талисман. Он вообще по профессии гастроэнтеролог. Мы с ним очень много репетировали.

Корреспондент:
А от документальной стилистики Вы совсем отказались?

Сергей Лобан:

Да. В «Шапито-шоу» многие вещи, напротив, очень эмоционально утрированы.

Корреспондент:
Можете ли привезти примеры подобного в драматургическом отношении кино из-за рубежа? Какие фильмы повлияли на Вас, когда Вы разрабатывали этот замысел?

Сергей Лобан:

Если говорить о пространственно-временном решении, об этой повторяемости сцен, то наш фильм несколько похож на “Мистический поезд” Джармуша. А что касается эмоционального градуса, то был такой фильм Райана Джонсона “Кирпич” – детективная история про школьников, стилизованная под нуар. Но все, кто посмотрел картину, говорят, что она похожа на «Печальную балладу для трубы», которая вышла в прошлом году. Там, как и в нашем фильме ощущается постмодернистская игра с новой чувственностью, когда ирония и цинизм уже разрушили все, когда можно с нуля и совершенно честно говорить о любви, о дружбе, о подлинных ценностях. Эти вещи очень хорошо показаны в фильмах Джадда Апатова – «Супер перцы», «Немножко беременна». Там на первый взгляд все очень поверхностно, а потом вдруг герой в слезах произносит: «Ты мой самый лучший друг». И это выглядит очень искренне и круто. Все, о чем прежде было глупо и стыдно говорить, теперь позволено. Мы имеем на это право.

Корреспондент:
Насколько мне известно, Вы окончили Московский институт электроники и математики. Кинообразования нигде не получили. Ощущаете ли, снимая кино, отсутствие каких-то навыков?

Сергей Лобан:

Моя школа – это телевидение и документальное кино. Я работал на нескольких программах и многие вещи делал самостоятельно. Ко мне быстро пришло понимание, как создается зрелище, что такое кадр, как работает видеокамера и так далее.

Корреспондент:
А об игровом кино мечтали?

Сергей Лобан:

Я вообще не мечтал о кино и даже сейчас не считаю его какой-то сверхзадачей. Мне просто хотелось двигаться в какую-то сферу, которая для тебя абсолютно закрыта, и на которую ты не имеешь никакого права. Меня привлекала тактика освоения пространства, которое, казалось, невозможно освоить.

Корреспондент:
Тогда Вы, вероятно, не будете останавливаться на кино. Возьметесь осваивать театральное пространство или еще что-то?

Сергей Лобан:

С большой вероятностью да. На театр тоже есть определенные планы.

Корреспондент:
Творческое движение «Свои2000», которое Вы основали, сейчас занимается еще чем-нибудь, кроме кино?

Сергей Лобан:

Да. Есть много разных проектов. Вообще «Шапито-шоу» - это не просто кино. Это глобальный медиапроект группы «Свои2000». Кроме кино мы занимаемся реальным проектом «Эрзац звезда», о котором я уже сказал. Другой совершенно гениальный проект называется «На парапет». Он является плодом наших долгих размышлений о том, как прийти к финансовой самостоятельности, чтобы в дальнейшем зависеть только от самих себя и от людей, для которых делаем кино. Это будет социальная сеть, которая позволяет собирать деньги на какие-то инициативы. Например, мы решили снимать кино. Заводим аккаунт, где раскрываем всю экономику нашего проекта, сколько нам необходимо денег, на что они будут потрачены, и как собираемся распоряжаться этим продуктом. И привлекаем обычных людей как со-инвесторов. Если ты вносишь какие-то даже небольшие деньги в производство этого фильма, то он в каком-то смысле начинает тебе принадлежать.

Корреспондент:
А что может получить зритель за свой вклад?

Сергей Лобан:

Зритель обязательно что-то получает в зависимости от того, какую сумму он внес - от билета на премьеру до указания в титрах. Если же ты вносишь большую сумму, то ты получаешь возможность принимать участие в решении каких-то важных вопросов.

Корреспондент:
Но финансовое вознаграждение не рассматривается?

Сергей Лобан:

Почему же? Если понятна дальнейшая экономика этого проекта, то можно договориться и о проценте со сборов. Просто это сложнее. Есть аналоги таких сетей, например, музыкальных, где люди получают проценты с продаж альбомов в зависимости от того, сколько они вносят.

Корреспондент:
Когда Вы планируете запуск этого проекта?

Сергей Лобан:

Сайт уже практически готов. Планируем запустить его в ближайший месяц. Очень правильная система, и в будущем все развернется в эту сторону. В штатах есть мощная сеть такого рода Kickstarter.com. Хотя запущена она недавно, но с ее помощью на создание социальной сети Diaspora – это аналог Facebook, позволяющий более приватно существовать, был собран $1 миллион именно путем таких как бы низовых инвестиций. Очень часто собирают деньги на малобюджетное независимое кино. Есть один независимый киношный проект, который снимают финны про немцев на Луне. Это сложный фильм с 3D эффектами, с массовками. Они таким образом собрали уже очень много средств, тоже порядка миллиона долларов. То есть, ты собираешь деньги со своих зрителей. И это очень правильно, потому что пойти в кино – это целая история. Зачем идти в кино, если можно посмотреть фильм на Torrents? Никогда никто не запретит Torrents. Всегда кино будет моментально появляться в сети. Но я бы, например, с удовольствием профинансировал огромное количество фильмов, на которые, быть может, не пошел бы в кинотеатр, но мне было бы важно, чтобы они состоялись. На готовое кино мне бывает жалко отдать 300 рублей, но на этапе производства – нет. Потому что это будет в определенном смысле и мой продукт.

Корреспондент:
А Ваш проект будет нацелен только на финансирование кино?

Сергей Лобан:

Нет. На любые творческие инициативы. Это будет открытая площадка. Каждый сможет зайти, посмотреть, как развивается проект. Там есть особый градусник, который показывает, сколько денег набрано, сколько уже потрачено, сколько еще необходимо привлечь. Статистика постоянно обновляется.

Корреспондент:
В сознании киносообщества Вы – нонконформист, представитель андеграунда. Но после «Шапито-шоу» у Вас, скорее всего, появится возможность снимать фильмы с хорошим бюджетом и за приличные деньги. Если ситуация сложится таким образом, откликнитесь на подобные предложения?

Сергей Лобан:

Если Вы имеете ввиду большое продюсерское кино, то вряд ли. Представитель андеграунда я потому, что делаю только то, что мне нужно и интересно. Я не участвую в продюсерских историях. Мне важно, чтобы это была моя собственная задача. Если я захочу снимать мейнстримовские фильмы, то сам буду их продюсировать. Дело не столько в независимости, сколько в том, что у меня большие сомнения в адекватности многих наших продюсеров. Мне не по душе оказываться в ситуациях, когда приходится вправлять друг другу мозг. И весь наш путь – это обретение свободы, чтобы заниматься тем, чем мы хотим. Быть самому себе продюсером – это наилучший вариант.


Автор: Ксения Сахарнова




Просмотров: 12668   |      





Все статьи по теме Московский международный кинофестиваль

29.06.2017Итоги 39 ММКФ: Золотой Георгий уехал в Китай к «Хохлатому ибису»
29.06.2017Конкурсные фильмы получили первые призы на 39 ММКФ
29.06.201739 ММКФ: «Ключ к сердцам зрителей» получил российский фильм «Карп отмороженный»
29.06.2017Гёрильд Маусет: «Нужно было изучить всего Толстого, чтобы постичь "Анну Каренину"»
29.06.2017Приз зрительских симпатий 39-го ММКФ: Голосование завершено

Все статьи по теме фильм "Шапито-шоу"

Фильм «Шапито-шоу» на ПрофиСинема.ру
08.02.2012Искусство в Интернете: вся власть воображению?
06.02.201241-й Роттердамский фестиваль: Итоги
17.01.2012«Шапито-шоу» едет в Роттердам
25.08.2011"Киношок-2011": Основной конкурс






 
Все новости  |  Архив за неделю  |  Архив за месяц RSS

 PR агентство |
 
 О проекте |  Контакты |  Реклама на сайте |  Услуги |  Форум
 





База данных по киноорганизациям.