Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
Реклама
13823
на печать
27 Августа 2012 13:46

Елена Райская: «Я дважды возвращала «Продюсерскому центру Сергея Жигунова» платёж в 300.000 рублей»

Елена Райская: «Я дважды возвращала «Продюсерскому центру Сергея Жигунова» платёж в 300.000 рублей»

Продолжаем исследовать ключевую тему, как говорят наши продюсеры, отечественной киноотрасли – «сценарный кризис». Материалы на эту тему вы можете посмотреть в рубрике «Кинобизнес: сегодня и завтра». Растущее количество статьей и комментариев, с одной стороны, радует активностью наших читателей, с другой – поражает разнообразием конфликтных отношений между сценаристами и продюсерами. Чаще всего, как убедительно показывают примеры наших авторов, сценаристы и продюсеры не находят общего языка и, увы, не могут совместно работать. А порой и судятся.

В Арбитражном суде г. Москвы находится Дело № А40-59716/12-26-495. ООО «Продюсерский центр Сергея Жигунова», с одной стороны, и сценарист Елена Райская, с другой, спорят по поводу исключительных прав на два сценария. По существу дело ещё не рассматривалось, но в процессе подготовки адвокат Райской – Игорь Лабутичев – запросил в Министерстве культуры РФ пакет документов, поданных Продюсерским центром для получения удостоверения национального фильма. В этом пакете были обнаружены поддельные документы.

Райская видит в этих действиях продюсера Сергея Жигунова не что иное, как попытку завладеть её сценарием в обход воли Автора. Так начинаешь верить в «кризис сценариев», если продюсер готов на всё – лишь бы заполучить права на сценарий!

Об этом и других проблемах творческих взаимоотношений в отечественной киноиндустрии мы поговорили с автором сценариев популярных фильмов, в том числе «President и его женщина», «Президент и его внучка», «Империя под ударом», «Ласковый май», «Однажды в Ростове», режиссером «Супертеща для неудачника», «Другая жизнь», «Неравный брак» и других фильмов Еленой Михайловной Райской.

Вита Рамм:
С чего началась ваша история?

Елена Райская:

Сергей Жигунов заказал мне 4-х серийный сценарий «Икона» о спасении Москвы чудотворной иконой Божьей Матери в 1941 году. Я получила аванс и начала работать. Написала первые две серии, отправила их Жигунову по электронной почте. Он молчит. Не звонит, не пишет. Трубку не берёт. Я вызвонила его помощницу Камышову, спрашиваю: «Текст получили?» – «Да».– «Что скажете?» – «Жигунову не нравится». – «Что будем делать?» И тут она мне отвечает: «Сергей Викторович (Жигунов) сказал, что он не знает, что делать, но Райская умная, пусть сама что-нибудь придумает…» Вот так. И «умная» Райская сама сделала себе замечания и сама переписала первые две серии, написала третью, послала «по мылу». Не поверите – снова тишина. Уже заканчиваю четвертую серию. Дозваниваюсь до Камышовой, и тут она мне говорит, что проект студию не интересует. После этого я написала Жигунову письмо, предложила как-то актировать работу. Это было 26 апреля 2011 года. Через несколько дней он мне позвонил, и мы встретились. Разговор был абсолютно мирный: всё, что я написала, могу оставить себе – при условии, что не буду требовать оплаты; если найду другую компанию под этот сценарий – верну Жигунову аванс. Меня это устроило. Ну, не понравился сценарий заказчику, обидно, но так бывает. Главное, обошлось без скандала, и мы тут же договорились о другой работе.

Вита Рамм:
Экранизация Джека Лондона «Мартин Иден»?

Елена Райская:

Да, мы подписали договор на «Мартина Идена» 30 мая 2011, и я начала работу над экранизацией. Кстати, 4-серийный сценарий «Икона» я к этому моменту всё-таки дописала и третьего июня послала по электронной почте ПЦСЖ полную версию первого варианта – на всякий случай. На том всё и закончилось.
А дальше, как в романе: «прошли годы» - в нашем случае, месяцы, конкретно - пять. Однажды утром я проснулась и поняла, как надо написать «Икону». Села и сделала это за неделю. Получился совершенно другой сценарий: и по формату (полный метр), и по сюжету, и главные герои были другие. Остались только исторические персонажи: Сталин, Берия, но они – второстепенные фигуры, не определяющие развитие сюжета. Я послала новый сценарий Жигунову. Как другу, как продюсеру, с которым неоднократно работала и по заказу которого в тот момент писала «Мартина Идена».
Реакция была восторженной. В тот же день он отдал сценарий одному режиссеру. Не хочу называть его имя. Он хороший режиссёр, но «Икона» - не его материал. Незадолго до этого он уже испортил другой мой сценарий до такой степени, что я сняла фамилию с титров. Поэтому я сказала Жигунову, что категорически против этой кандидатуры. На что Жигунов заорал мне: «Кто ты такая?!» Дальше – нецензурно.

Вита Рамм:
Дружеские отношения в таких делах – понятие зыбкое…

Елена Райская:

Дружеские отношения с Жигуновым – вот что такое зыбкое понятие… После этого мне позвонил гендиректор ПЦСЖ Васильченко. Начал говорить о деньгах и новом договоре. Я сказала, что в договоре должен быть пункт о согласовании кандидатуры режиссера с автором сценария, в противном случае договор не подпишу. Жигунов предположил, что при таком условии я буду нарочно «рубить» всех режиссёров. Я пыталась его образумить, объяснить, что авторы пишут сценарии для того, чтобы они были поставлены, а не наоборот. Всё было тщетно. Тогда я сказала ему, что переговоры по новому сценарию прекращаю, новый договор подписывать не хочу. В ответ я услышала: «А нам плевать – чего ты хочешь и чего не хочешь».
Скажу честно, я не ожидала, что господин Жигунов решит выдать полнометражный (или 2-серийный) сценарий за второй вариант 4-серийного. Для этого в ноябре 2011 года они попытались реанимировать договор от ноября 2010. Вдруг перевели мне деньги, которые полагались за первый вариант, если бы он был принят в июне. Но он не был принят! Не был отвергнут! Не был даже рассмотрен!
Не знаю, на что рассчитывал Жигунов. Может быть, думал, что я не смогу расстаться с деньгами, и мышеловка захлопнется. Но я вернула ПЦСЖ 300.000 рублей.
После этого ПЦСЖ прислал мне уведомление о расторжении договора – того самого, годичной давности. Из этого уведомления я и узнала, что один сценарий выдаётся за второй вариант другого, – по причине совпадения названий. Там была формулировка: «Переданные Студии первый и второй варианты Сценария не удовлетворяют требованиям Студии и по ее мнению доработке Автором не подлежат». Если первый вариант не подлежит доработке Автором, то откуда мог взяться второй вариант в исполнении того же Автора? Не говоря уже о том, что денег за первый вариант никто не платил и поправок ко второму варианту не давал.
Хотя дважды платили деньги, второй раз в феврале 2012 года – уже после расторжения договора! - 300.000 рублей. И я снова их вернула.

Вита Рамм:
Тогда почему ПЦСЖ решил обратиться в Арбитражный суд? Что должно решиться в суде?

Елена Райская:

В январе 2012 года я отдала свой сценарий в другую производственную компанию. Узнав об этом, Жигунов направил туда гневное письмо с угрозами и приложил удостоверение национального фильма «Икона» по моему 2-серийному сценарию. Это случилось накануне подписания договора, всё остановилось, и мне пришлось обратиться в суд с иском о признании исключительных прав на два моих сценария.
ПЦСЖ подало встречный иск – с теми же требованиями. На чём они основаны, непонятно: оба сценария не были рассмотрены, приняты и оплачены, не были подписаны акты.
Зато – благодаря удостоверению национального всплыл факт фальсификации и подлога со стороны ПЦСЖ. Лично я была в шоке. Так что и вы пристегните ремни. В пакете документов, поданных в Министерство культуры РФ для получения удостоверения нацфильма, есть ксерокопия договора на 2-серийный сценарий «Икона», который я никогда в жизни не подписывала! Это – ксерокопия, изготовленная по всем правилам искусства кройки и шитья: последняя страница с моей подписью и печатью взята из договора на 4-серийный сценарий, остальные страницы перепечатаны, не сшиты и моих подписей не имеют. Договор датирован 01 ноября 2010 года, то есть получается, что в один и тот же день я и ПЦСЖ подписали два договора на два сценария – 4-серийный и 2-серийный. Ничего этого, конечно, не было. Этим подлогом ПЦСЖ лишь подтвердил, что подписание договора на 2-серийный сценарий было юридически необходимо, для Минкульта документы должны быть оформлены правильно, предъявленный сценарий – соответствовать договору. В противном случае получение удостоверения нацфильма было бы просто невозможно.
Разумеется, по поводу подлога и фальсификации документов я направила заявления в Следственный Комитет РФ и в Министерство культуры РФ.

Вита Рамм:
Вы не опасаетесь, что столь сильные определения – подлог и фальсификация –вызовут не менее сильное противодействие со стороны господина Жигунова? Ведь документы, предоставленные в Министерство культуры, наверняка прошли экспертизу его юристов.

Елена Райская:

Если же Вы имеете в виду, что столь сильные определения – подлог и фальсификация – могут оскорбить господина Жигунова, то ничем не могу ему помочь. Документы подделывала не я, а он. Чему он теперь будет противодействовать – фактам?..
Что касается Министерства культуры – юридической экспертизы документов для получения удостоверения национального фильма там не существует. Говорю это как продюсер, сделавший несколько картин в этом качестве. Возможно, после прецедента с Жигуновым департамент кинематографии обяжет продюсеров предъявлять оригиналы документов, особенно – авторских договоров и актов, подтверждающих передачу исключительных прав на сценарии. Очень на это надеюсь.
После того, как вскрылись эти факты – с подлогом и фальсификацией, ситуация во многом изменилась. Например, раньше мне казалось очень важным доказать разность двух сценариев путём экспертизы…

Вита Рамм:
Вы пытались обратиться к экспертам?

Елена Райская:

Да. Экспертизу по заказу Гильдии сценаристов кино и телевидения провели Людмила Александровна Кожинова и Валентин Константинович Черных. В этой экспертизе – последний автограф Валентина Константиновича.

Вита Рамм:
И каковы выводы экспертизы?

Елена Райская:

В заключении сказано:
1) Два приведенных сюжета имеют принципиальное различие и самостоятельное значение, один сюжет никак не может считаться переработкой другого.
2) Главные герои в двух рассматриваемых случаях различны, второстепенные персонажи не являются сюжетообразующими.
3) Авторские приёмы изложения в двух сценариях носят принципиально разный характер.
4) Форматы двух сценариев не совпадают.
5) Совпадение названия в данном случае не является фактором, определяющим идентичность произведений.
6) Полнометражный или двухсерийный сценарий «Икона» не может считаться переработкой (вариантом) четырехсерийного сценария «Икона». Это – два самостоятельных произведения, написанных на одну тему.
Увы, данную экспертизу суд не признал, посчитав ее лишь мнением профессиональных людей, которые меня поддерживают.

Вита Рамм:
Может ли быть такое?

Елена Райская:

Адвокат ПЦСЖ и вовсе не постеснялся спросить: «А кто эти люди, которые проводили экспертизу?». Мне пришлось дать пояснение, что Валентин Константинович автор сценария «Москва слезам не верит»…
Вообще, адвокат ПЦСЖ нуждается в ликбезе: он не понимает, что такое синопсис или сценарная заявка, обычаи делового оборота в кинопроизводстве и т.д. К счастью, меня защищает Игорь Лабутичев – юрист, прекрасно знающий тонкости кинопроизв¬одства, он провел не один судебный процесс, защищая сценаристов и режиссёров. В этом смысле Жигунову повезло гораздо меньше. Зато его адвокат забросал суд ходатайствами. В частности, потребовал новой экспертизы, которую должен провести названный им человек из Института мировой литературы имени Горького. Нового эксперта, по предложению суда, могу назвать и я. Но теперь – повторю – результаты этой экспертизы уже не могут иметь решающего значения. Своим подлогом ПЦСЖ сам подтвердил, что новый сценарий нуждался в новом договорном оформлении.
В суде у меня создалось ощущение, что процесс затягивается сознательно, словно кто-то давит на судью. Со стороны ли, сверху ли – не знаю.

Вита Рамм:
Следующее заседание назначено на 8 октября.

Елена Райская:

Да. «Продюсерский центр Сергея Жигунова» попросил вызвать в суд свидетеля Жигунова.

Вита Рамм:
Он же заинтересованное лицо. Как он может быть свидетелем?

Елена Райская:

По закону – никак. Но адвокат ПЦСЖ убедил судью Кареву в том, что для дела очень важно послушать господина Жигунова.

Вита Рамм:
А время идет, неснятые сценарии тоже стареют.

Елена Райская:

«Икона» - особый случай в моей жизни. Я не знаю, как вы отнесетесь к моим словам, но у меня ощущение, что я не писала сценарий, а записывала. Это было какое-то озарение, и я до сих пор сама не могу поверить в то, что такое могла написать. Сейчас он проходит такое необычное испытание. Я допускаю, что «Икона» не станет фильмом. Может быть, я напишу по этому сценарию пьесу или книгу. Он ко мне пришел свыше, и что бы ни было, я не позволю грязным рукам прикасаться к нему.

Вита Рамм:
Хорошие сценарии – редкость. Продюсеры уверяют всех, что наши сценаристы не умеют писать. А господин Акопов заявил, что отныне будет сотрудничать только с американскими. И Гильдия сценаристов России промолчала.

Елена Райская:

Для того чтобы говорить, надо иметь вес и авторитет профсоюза. Наша Гильдия, увы, профсоюзом не является и по нашим законам она бессильна. На всех киносъездах мы постоянно говорим о том, что пора творческим организациям переходить в статус профсоюза, но все остается по-прежнему. А наши продюсеры меня глубоко разочаровывают. Даже самые лучшие. Хорошие сценаристы есть. Их немного, да, так и во всем мире их также немного.
В этой ситуации протестовать против желания продюсеров работать с американскими сценаристами просто глупо. Мол, не женись на другой, женись на мне. Да пусть женится! Потом «она», вот увидите, окажется не так хороша, а «он» проявит свои «лучшие» качества: жадность, вороватость и недальновидность. От них отвернётся Рейтинг – главное Божество телевидения. И вот когда продюсеры и американские грошовые сценаристы разведутся, посмотрим, на чьей улице будет праздник, кто будет диктовать свои условия. Думаю, мы – российские сценаристы. Пригласим американских продюсеров и – гульнём.

Вита Рамм:
Не могу не спросить о судьбе многосерийного фильма «Однажды в Ростове». В апреле 2012 года он с большим успехом был показан по украинскому каналу «Интер». В Рунете о нем яростно спорят – восхищаются и возмущаются. Вам и режиссеру Константину Худякову удалось создать атмосферу 60-ых годов и трагических событий в Новочеркасске. Зрителю нового поколения сложно поверить в голодный бунт, расстрел, в существование банды…

Елена Райская:

Думаю, в этом фильме есть актуальные параллели с сегодняшним днем. Поэтому «Однажды в Ростове» запрещен к показу в Белоруссии. Поэтому же его не показывают по российскому каналу. Но фильм, слава Богу, есть в торрентах, так что все желающие могут посмотреть. Хочу выразить огромную благодарность Константину Павловичу Худякову. Помимо того, что он великолепный режиссёр, ему свойственно бережное отношение к диалогам, уважение к тексту. А какая работа с актерами! 24 серии! Это грандиозно.

Вита Рамм:
Производством фильма занимался всё тот же «Продюсерский центр Сергея Жигунова».

Елена Райская:

Да, вот ведь как бывает… Казалось бы, после такого результата вменяемый продюсер должен благодарить Бога за то, что ему в руки пришёл такой сценарный и режиссерский материал. Но это не наш случай.
Уже во время съемочного периода «Ростова» стали «звенеть колокольчики», предупреждающие нас с Константином и о других помыслах продюсера вокруг фильма. Но нам очень хотелось сделать это кино.

Вита Рамм:
Напрашивается последний вопрос: что теперь будет с экранизацией «Мартина Идена»?

Елена Райская:

Ничего не будет. Я отказалась передавать сценарий ПЦСЖ. Верну аванс. Счастье никогда не иметь дела с Жигуновым того стоит.



*      *      *
Ситуацию комментирует Игорь Лабутичев, директор Юридического кинематографического агентства, адвокат Елены Райской.

Вита Рамм:

Ситуация между госпожой Райской и Продюсерским центром Сергея Жигунова – типичная или исключительная в нашей киноиндустрии?  

Игорь Лабутичев:

Типичная в том, что имеет место полное пренебрежение со стороны продюсеров к правам и интересам, достоинству сценаристов, как только возникает хоть малейшие разногласия. Бытует даже такое выражение – сценарист это «литературный раб лампы» продюсера.
Не считается особой проблемой для продюсеров подделать подпись автора на каком-нибудь нужном продюсеру документе (акте приема-передачи; договоре).
Так, в споре актрисы Татьяны Васильевой с продюсерской компанией Игоря Толстунова «ПРОФИТ» обнаружился акт приема-передачи авторских прав с поддельной подписью актрисы (доказано экспертизой).
Продюсер Петро Шекшеев неоднократно менял концепцию (комедия, мелодрама, детектив), а потом расстался со сценаристом Валентиной Власовой. При этом заключил договор на сценарий с самим собой. Использовав все разработки автора, снял сериал. На этом не остановился – еще потребовал через суд возврата аванса – но суд проиграл.
То, что кино – это высокое искусство – миф, оно не чище любого другого бизнеса.

Вита Рамм:
На нашем портале сценаристы обсуждают тему "сценарного кризиса". В том числе и предложенные Гильдией минимальные ставки авторского вознаграждения. Но некоторые критикуют их, считая слишком высокими. Зачем нужны ставки? Какова мировая практика?

Игорь Лабутичев:

Изначально, ставки были утверждены Гильдиями еще несколько лет назад.
С 2008 г. действует новый закон об авторском праве (часть 4 ГК РФ).
Теперь в законе есть прямое указание на то, что в договоре должна  быть обязательно прописана цена (стоимость) за отчуждение исключительных прав на сценарий (фильм). Если этого нет – договор признается НЕЗАКЛЮЧЕННЫМ.
В части стоимости работы по созданию самого сценария (рукописи) ситуация с вознаграждением не так строго регулируется – закон позволяет использовать некие рыночные цены.
Но, как конкретный сценарист сможет доказать рыночную цену на свою сценарную работу? – он же не может знать условия контрактов своих коллег.
Для этого Гильдии (сценарная и режиссерская) проанализировали ситуацию и утвердили ставки, которые будут являться ориентиром для сценаристов и продюсеров в переговорах по определению авторского вознаграждения.
Кроме того, нередки ситуации, когда одновременно подписываются «черный» и «белый» договоры. Потом, когда возникают разногласия, продюсеры начинают шантажировать  авторов и занижают авторское вознаграждение.
В этом случае автор может заявить, что продюсер ведет себя недобросовестно, и что договор с мизерной суммой авторского вознаграждения является «кабальной сделкой» и не может быть признан доказательством.
Бывает, что договор не заключается, а эксплуатируется желание автора экранизировать свое произведение, откладывается подписание договора на потом.
Потом автору указывают на дверь.
В этой ситуации автор может доказать что работал, и ему причитается к выплате авторское вознаграждение в соответствии с минимальными ставками.
Встречаются откровенные случаи воровства сценарных материалов.
В этом случае закон связывает ответственность за воровство со стоимостью нарушенных прав (штраф составляет двойную стоимость нарушенных прав).
Если договор не заключался (а так и бывает), то штраф может быть рассчитан исходя их утвержденных ставок.
Уголовная ответственность за нарушение авторских прав возникает, если стоимость таких прав выше 100 000 руб.
Ставки помогают эти критерии определить.
Все эти ситуации мы разъяснили руководству Союза кинематографистов России, там это поняли и сочли необходимым опубликовать ставки в газете «СК Новости».
Тем самым СК России помогает своим членам (сценаристам, режиссерам) защищать свои права, а за это вправе рассчитывать на членские взносы (которые уже весьма ощутимы).

Вита Рамм:
Одновременно выясняется и большие пробелы юридических знаний. Например, толкование понятия «отчуждения прав». Если возможно, проведите краткий ликбез.

Игорь Лабутичев:

Краткий не получится. Вот когда закончится спор между Еленой Райской и Сергеем Жигуновым, то на многие вопросы судами будет дан окончательный ответ по всем спектрам взаимоотношений сценариста и продюсера.
Это дело войдет в учебники по авторскому праву для кинематографистов.
Будут даны ответы на многие вопросы относительного того, как дальше жить в этом бизнесе – на что обращать внимание при составлении и подписании авторских договоров, как поступать в ходе написания и согласования сценария с продюсером, как оформлять его передачу и передачу авторских прав, как расторгать договор и какие наступают последствия.
С 2005 г. я сопровождаю сценаристов и режиссеров в контрактах с продюсерами, и каждый раз возникают новые проблемы.
Поэтому, сценаристу желательно обратиться к агенту или юристу, как это делают актеры, режиссеры и операторы.

Вита Рамм:
Мы во всем стремимся подражать Голливуду. Но там решают свои проблемы не только в судах, но и всеобщими забастовками. Может ли Гильдия сценаристов России потребовать (а затем и проследить), чтобы в киноиндустрии продюсеры работали только с членами Гильдии? Или в случае инициативы господина Акопова, заявившего о том, что будет работать только с американскими авторами, ответить забастовкой?  

Игорь Лабутичев:

Нет, это невозможно, у нас другое законодательство, другая степень самоорганизации сценаристов (весьма слабая). Но никто не запрещает отказаться всем вместе или по отдельности от общения с тем или иным продюсером.
Знаю, что существуют черные списки продюсеров, с которыми не рекомендуется вести дела – многие продюсеры не хотят туда попадать.
Сваливать все на сценаристов могут только откровенно безответственные продюсеры.
Продюсер отвечает за весь кинопроект.
Если ты ответственный кинематографист, то при слабой сценарной разработке ты не должен приступать к съемкам.
Если же ты на это пошел, то сценарист здесь не причем – это неубиваемое желание продюсеров потратить чужие деньги (государственные, фондов, телеканалов и т.д.) на любой материал и тем самым заработать. Своими деньгами они бы так не рисковали.
И это не новость. И в советское время  власть пыталась с этим бороться –  сохранилось много нормативных материалов на эту тему.
Работа со сценаристами – это труд для продюсеров (их редакторов), который требует высокой квалификации и значительного времени.
Если продюсеры и редакторы не смогли найти нужного сценариста, не захотели тратить время и выстраивать работу со сценаристом, в этом есть и их вина.

ПрофиСинема продолжает следить за событиями. Мы готовы предоставить возможность высказаться и второй стороне, участвующей в конфликте - Сергею Жигунову, главе Продюсерского центр Сергея Жигунова.
Автор:
Вита Рамм

Другие статьи по теме Кинобизнес

Реклама