Суздальский котлован



Версия для печати Опубликовать в блоге Послать ссылку другу
XVII Открытый российский фестиваль анимационного кино в Суздале
07.03.2012 17:55:11
С 29 февраля по 4 марта 2012 года в Суздале проходил XVII Открытый российский фестиваль анимационного кино. На традиционный праздник мультипликации пришлось ехать в грустном настроении, улучшить которое не смогла даже солнечная погода гостеприимного древнего города Суздаля. В недоумение и печаль повергло неожиданное распределение госфинансирования и итог обнадеживающих обещаний премьер-министра В.В.Путина.

После его встречи в июне 2011 с Юрием Норштейном, Гарри Бардиным, Эдуардом Назаровым и другими ведущими деятелями анимационного кино казалось, что тяжелые времена отечественной мультипликации останутся позади. Умирающему «Союзмультфильму» Правительство РФ помогло вернуть права на свои картины и оказало финансовую поддержку. На производство новых мультфильмов было выделено дополнительно 500 млн. рублей, которые планировалось справедливо распределить между разными студиями и достойными авторами. Но в итоге конкурс на получение финансирования не прошли заявки Константина Бронзита, Валентина Ольшванга, Дмитрия Геллера, Станислава Соколова (с полнометражной и на треть готовой «Гофманиадой»), Сергея Меринова и других признанных мастеров своего дела. И деньги ушли в основном на сериалы, и даже попали в студию «Продюсерский центр “Эра Водолея-2001”», которая, получая финансирование из года в год, не сделала достоянием общественности ни одного фильма. Впору спросить: способны ли режиссеры-аниматоры делать фильмы при отсутствии финансовой поддержки или отечественная анимация обречена на вымирание? Хотя в этой индустрии не смолкают разговоры о деньгах, российская анимация доказывает свою жизнеспособность вопреки всему. Она существует. Существует, потому что в профессии остаются художники, которые не могут не заниматься любимым делом. И живет фестиваль, на котором каждый год демонстрируются интересные фильмы и появляются новые имена.

Сам факт выживания российской анимации – радует: мультфильмы постоянно снимают в разных городах, в профессию приходят новые художники, опытные мастера продолжают творить… Но если обратить внимание не на количество, а на качество, посмотрев фильмы, сделанные за год, снова огорчаешься: многие работы очень слабы и невыразительны.

Очевидно, что в основном режиссерами-аниматорами движут добрые намерения. Многие хотят представить хороший, добрый фильм, который пойдет на пользу зрителю (будь то ребенок или взрослый), будет созидать добро… А работа их оказывается в бездонном «котловане». Героями повести А.Платонова тоже двигали мечты о прекрасном будущем, но их котлован стал могилой для ребенка. То, что работы режиссеров-мультипликаторов оказываются ненужными и остаются неизвестными зрителю, не только их беда, но порой и вина. Часть фильмов вообще не предназначена для просмотра: госфинансирование на них получено, истрачено, на остатки кое-как сделан «липовый» фильм или сериал, который показан один-единственный раз на отчетном фестивале в Суздале и забыт навеки. А те, что предназначены для зрителя, либо никогда не будут сняты (финансирование же ушло в другие руки), либо не найдут достойной (в том числе по численности) аудитории. Проката короткометражной анимации нет, показов проходит мало, DVD-дистрибьюция – минимальна, даже в Интернете мультфильмы смотрят немногие.

К категории «липовых» относится, например, позорный и вредоносный сериал «Новые, никому не известные приключения барона Мюнхгаузена»: анимационное сообщество на редкость единодушно в его негативной оценке. И, заметьте, сериал снова получил госфинансирование. Но это крайний случай.

В целом, необходимо констатировать: на прошедшем в этом году фестивале анимационного кино в Суздале мы увидели очень много спорных работ и чрезвычайно мало - бесспорно хороших. Более того, спорным оказалось и распределение фильмов по конкурсным категориям: дебютные ленты конкурировали с фильмами метров, «взрослые» программы были разбавлены откровенно детскими мультиками. Все это не только запутало зрителей, но создало объективные трудности при распределении призов. Были и авторы, которые почувствовали себя ущемленными в правах (например, дебютанты А.Бовкун и Е.Шибанова, чьему первенцу пришлось состязаться со зрелыми творениями Максимова, Геллера, Алексеева, Демина и др.).

К прикладной анимации, выделенной в отдельный конкурс, отношение снисходительное: все-таки реклама и клипы не должны претендовать на звание искусства. Не должны, но ведь могут, судя по пластилиновым работам Сергея Меринова или не включенным в конкурс рекламным роликам студии Александра Петрова. В этом году приз получил клип группы «Керри» на невзрачную песню «Милая». Работа Геннадия Буто изобретательна, однако для видео в три с половиной минуты одной только идеи оказалось мало: клип получился затянутым и однообразным.

Кадр из клипа группы «Керри» - «Милая»

Для просмотра конкурса сериалов требуется проявить особую стойкость. Утешает осознание, что многие из них наши дети, слава Богу, не увидят. Сериал «Зверюшки-добрюшки» рассказывает истории так, как будто их аудитория - недоразвитые одноклеточные существа под кайфом. Сериал «Про девочку Женю» учит детей устраивать истерики, чтобы добиться своего, а «Белка и Стрелка» - зарабатывать деньги, продавая ворованные вещи. Анимированные иллюстрации к сказке «Русалочка» неудачно прикидываются мультфильмом. К прекрасной работе мастера пластилиновой анимации Сергея Меринова не было бы никаких претензий, если бы песенка, на которую он сделал серию «Фиксипелок» не рекламировала детям Интернет как единственный и универсальный источник знаний. Лучшим сериалом по итогам конкурса была признана «Везуха!» (серия «Китовая любовь», реж. Л.Шмельков). Истинная победа авторов этого проекта в прогрессе: каждый следующий фильм цикла получается сделать лучше, чем предыдущий.

Кадр из фильма «Китовая любовь» (сериал «Везуха!»)

К сожалению, на дискуссиях в рамках фестиваля не хватает сил и времени на обсуждение всех лент, да и в публикациях прессы не хватает внимания многим достойным работам: мультфильмов в программе много, почти сотня. Однако на отчетном фестивале, каким является суздальский смотр, их должно быть еще больше. Похоже, никто из оргкомитета не догадывается, что работа программного директора не должна сводиться только к отбору и классификации фильмов, которые авторы присылают на конкурс. Фильмы нужно не только отбирать, но и кропотливо собирать! Наталья Лукиных из года в год сетует, что далеко не все присылают свои работы, и призывает авторов быть активнее. Да неужели «Мельница» не даст фестивалю серии «Барбоскиных», а Петров не покажет необыкновенно красивую рекламу, сделанную на его студии, если к ним обратиться? Студия «Муха» из Уфы один раз участвовала в смотре, но, оставшись без внимания, видимо, перестала предоставлять свои работы (например, очень недурную социальную рекламу). Ну, хорошо, допустим, они не хотят по каким-то причинам участвовать в конкурсе (и это уже повод задуматься о здоровье фестиваля), тогда эти работы можно показать во внеконкурсной программе, в которую было бы очень неплохо включить фильмы, не прошедшие отбор. Просто любопытно, что отборочная комиссия посчитала недостойным смотра. Внеконкурсная программа – традиционна для многих фестивалей. Например, жаль, что в конкурс не попал изобретательный и динамичный питерский клип «Ножики-ножики». Вероятно, отборщики посчитали это творение телеспектаклем кукольного театра, а не анимацией. При этом похожая работа ВГИКовки Дины Великовской «Страницы страха» не только прошла отбор, но и удостоились приза на прошлом смотре.

Пройти отбор и приехать на фестиваль – только полдела. Важно, чтобы хорошо прошел показ фильма, работа получила отклик у профессионального сообщества и понравилась неискушенному зрителю, который хочет всего лишь получить удовольствие от просмотра.

Разговоры об организации и техническом проведении показов на главном профессиональном смотре страны не умолкают год за годом. К семнадцатому фестивалю, наконец, улучшили качество проекции, но постараться провести показ достойно (разговор о высочайшем уровне даже не заходит) никто не ставит своей целью. Фильмы не проверяются перед показом, что приводит к срывам. Во время демонстрации картины не идут одна за другой, а включаются на медиаплеере, демонстрируя публике меню с плейлистом. Прекрасной по качеству проекцией занята только четверть огромного экрана: даже с пятого ряда уже плохо видны детали, а в зале сидят профессионалы, желающие разглядеть все мелочи в работе коллег. Ведь, наверно, не так сложно увеличить площадь проекции? Но никого, кроме скорбящих авторов, не волнует, что фильм плохо видно и ко всему прочему со звуком в зале тоже беда. А когда автор жалуется, ему отвечают: «да не волнуйтесь, в общем, мы всё про вашу работу и так поняли». На профессиональном смотре такая халатность оскорбительна как для авторов, так и для зрителей. Так же как и задержки сеансов и беспомощные представления. С авторов нечего требовать «разговорчивости», особенно когда их бросают перед залом отдуваться в одиночку, не помогают начать представление наводящими вопросами. Было бы здорово, если хоть кто-то из отборочной комиссии был бы в состоянии перед показом объяснить, например, почему фильм попал на фестиваль и охарактеризовать его буквально парой емких фраз.

Проблемы в организации и проведении фестиваля, конечно, меркнут на фоне серьезных сложностей в анимационной отрасли. Так, для всех видов кино остро стоит проблема сценариев. Радует, что сообщество знает о своих трудностях и реагирует на них, старается решать. Осознав провал драматургии еще до смотра, организаторы назначили в рамках традиционного, насыщенного и полезного фестивального конгресса отдельную встречу и разговор о сценарии для мультипликационного кино, опубликовали в каталоге фестиваля несколько любопытных сценариев с контактами авторов, ждущих своих режиссеров.

Во время фестиваля состоялось первое заседание Ассоциации анимационного кино, призванной решить проблемы отечественной анимации. Разговоры о создании профессионального сообщества идут уже не первый год, и, судя по всему, наконец-то увенчались успехом. Хочется верить, что Ассоциация выполнит ключевые задачи, которые ставит перед собой: консолидация отрасли, организация диалога с властью. На заседании было поднято много проблем и озвучены предложения по их решению. Точно сформулировал проблемы отрасли Юрий Борисович Норштейн. Мастер признался, что для него самые ненавистные понятия в современном анимационном мире – «самовыражение» и «самодостаточность». В ситуации, когда все студии бегут наперегонки за получением государственных денег, финансовая автономность оплачивается разобщенностью художников, сообщество разделяется на тех, кому дали, и тех, кому весь год предстоит сосать лапу в ожидании более удачного жребия. Нужно, отказавшись от «студийной» самодостаточности, объединяться вокруг художественно значимых проектов, способных консолидировать лучших из лучших по принципу «профпригодности», а не финансовой удачливости.

Самовыражением занимается подавляющая часть представителей авторского кино, что было бы не наказуемо, если бы осуществлялось за собственный счет. Но если деньги на создание фильма получены от государства (что касается подавляющего большинства анимационной продукции), то следует предоставить налогоплательщикам нужный и понятный им продукт. В конце концов, это сделка купли-продажи. А художники зачастую не хотят «прогибаться» под зрителя, как будто зрительское кино априори должно быть низкопробным, пошлым, неискренним. Настоящий художник хочет быть понятым и услышанным, а потому думает в первую очередь не о самовыражении и самореализации, а о другом – о своем зрителе, слушателе, читателе. Автор жаждет общения, диалога, ответа.

Беда анимационного сообщества в его закрытости, нежелании вести диалог и пересматривать ценности. Странно видеть такие парадоксы, какой произошел с фильмом «Крутой Джо». Находчивую и остроумную анимационную «бомбу» студента Санкт-Петербургского Университет Кино и Телевидения Антона Королюка на суздальском смотре не отметили даже дипломом. А на сильном по общему уровню студенческом фестивале «ПитерКит» в 2010 году режиссер Борис Хлебников и режиссер-аниматор Иван Максимов вместе с другими членами жюри отдали «Крутому Джо» Гран-При, признав его лучшим среди анимационных, документальных и игровых фильмов.

Кадр из фильма «Крутой Джо»

Вообще, новички суздальского фестиваля обычно сталкиваются с равнодушием и молчанием – самой тяжелой для начинающего режиссера реакцией профессионального сообщества. Так, один из дебютантов нынешнего смотра тщетно искал отклика на свой фильм, приставая ко многим мастерам, пока не дошел до А.Хржановского, который по-доброму указал ему на просчеты и ошибки в работе, сжалившись над подрастающим поколением. А ведь именно сочувствие мешает авторам открыто обсуждать работы друг друга. Многие не хотят обижать ближнего своим нелестным мнением, да и сами не готовы услышать критику в свой адрес. Художники – чувствительны. В тусовке принято хвалить… А если работа откровенно не удалась, никто не смеет крикнуть, что король голый. По отношению к фильму-победителю фестиваля «Заснеженный всадник» всюду в один голос кричат «шедевр-шедевр», а шепотом и в тихих разговорах говорят разное. И публично даже страшно высказать отличное от других мнение, потому что затопчут и заткнут, упрекнув в некомпетентности. А ведь картина не столь бесспорна, какой положено быть обладателю звания лучшего фильма года. Претензий к ней намного больше, чем к прошлогодним победителям: фильмам «Подарок» или «Солдатская песня».

Кадр из фильма «Заснеженный всадник»

«Заснеженный всадник» - исповедь и искреннее признание в любви к отцу; фильм, сделанный для себя, своих близких и друзей, интересный узкому кругу зрителей. Фильм, не ориентированный на широкую аудиторию, но сделанный на деньги народа. Картина чрезвычайно затянутая. И если медлительный диалог отца с сыном еще можно оправдать отражением занудного характера автора, передачей вязкой атмосферы, медленно тянущегося времени, то в других сценах затянутость не оправдана ничем. Использование одних и тех же кадров в монтажной «восьмерке» диалога, циклическое повторение одинаковых движений, стоп-кадры оставляют ощущение «растягивания» хронометража для увеличения бюджета фильма. Резкая смена детских мечтаний на суровую, практически документальную реальность в эпизоде похорон (с подчеркиванием своего происхождения покрывалом со звездой Давида на гробе, с гулким звуком падающей на крышку гроба земли) нарушает стилистическое единство: трогательное воспоминания о детских фантазиях сменяется документально переданной тяжелой реальностью.

Завсегдатаи Суздальского смотра говорят, что на фестивале как раз такое кино и любят: неоднозначное, странное, но сделанное хорошим человеком и добрым другом. Сила тусовки велика. И совсем грустно, что отношения в тусовке стали даже важнее фестивального регламента. С формулировками призов обращаются вольно. Так, награда «за лучшее звуковое решение» обернулась призом «за лучшую музыку». Не учреждается официально, но просто вручается не предусмотренный регламентом новый приз - «за лучший кукольный фильм». При всем уважении к таланту фаворитки Суздальского фестиваля Дины Великовской, любви к ее тонким, мастерски сделанным и искренним фильмам, данный приз был придуман специально «под нее», ведь в конкурсе участвовало только три кукольных фильма: «Мой странный дедушка» реж. Д.Великовской, «Сказка про Ёлочку», реж. М.Муат (эта картина получила приз «за лучший мультпликат») и «Мим и клоун» реж. Т.Лыкасовой (настолько ученический, что сразу после просмотра забылся). Аналогичным способом был выдан не существующий в регламенте Специальный приз Жюри без всякой формулировки фильму Дмитрия Геллера «Я видел, как мыши кота хоронили», сделанному вместе с китайскими студентами в рамках учебного курса. Говорят, награда фильму, сделанному в копродукции, должна привлечь внимание к фестивалю за рубежом. А приз за «лучшую драматургию» не был вручен вовсе, что осталось без комментариев. Очевидно, просто не хватило заготовленных статуэток, ведь жюри пришлось выдать дополнительные награды.

Кадр из фильма «Чинти»

Тем не менее, призами были отмечены в основном очевидно достойные фильмы. «Лучшее изобразительное решение» оказалось у фильма про муравья-буддиста «Чинти», целиком сделанного из разных видов чая в технике сыпучих материалов. Лучшими детскими фильмами признаны две картины. Первая - веселый и добрый пилот сериала для дошколят «Ягодный пирог» Елены Черновой. А вторая - «Зеленый зубы» (реж. Светлана Андрианова) - честно говоря, взрослый фильм, хотя он и основан на детской страшилке. Лучшим студенческим фильмом признан «Пишто уезжает» Софии Кендель из школы-студии «ШАР» - ироничная, точная и трогательная история о жажде перемен. Вообще, на фоне провальной в этом году программы ВГИКа и не самой сильной подборки Санкт-Петербургского ГУКИТа школа-студия «ШАР» уверенно вышла в лидеры, доказав свой приоритет среди образовательных учреждений для будущих режиссеров-аниматоров. Благодаря такой подрастающей смене можно надеяться на светлое будущее отечественной анимации.

Организаторы фестиваля, стараясь держаться в «выборном» тренде, объявили, что президентом следующего фестиваля станет не обладатель Гран-При, а победитель голосования профессионалов (именные бюллетени выдавались членам сообщества). Простых зрителей к столь важной процедуре не допустили. Президентом мог стать какой-то неизвестный режиссер, возможно даже девушка или студент. Или не мог? Вопрос риторический. Честные выборы на всех фронтах прошли успешно: лидером голосования стал обладатель Гран-При, автор фильма «Заснеженный всадник» Алексей Туркус.


Автор: Алёна Сычёва




Просмотров: 5344   |      





Все статьи по теме Открытый российский фестиваль анимационного кино в Суздале

06.11.2018Начался прием заявок на главный отечественный фестиваль анимации
19.03.2018Призеры Суздальского фестиваля: «Суета сует» получает Гран-при, «Динозавр Рики» едет в Канны
07.03.2018Суздальфест 2018 обнародовал конкурсную программу
20.02.2018Суздальфест 2018: Первые победители
02.02.201823-й Открытый российский фестиваль анимационного кино в Суздале: Курс на открытие новых имен


Комментарии:

10.03.2012 Ната
По поводу денег налогоплательщиков - справедливо. Как бы. Но за счет кого тогда должно осуществляться "самовыражение", или, другими словами, авторская анимация? А может, она и не нужна ваще? Зачем нам вечером после работы да за наши налоги смотреть, как кто-то самовыражается? Нам что-нибудь...
Подробнее  
10.03.2012 Samael
Конечно, не место субъективному мнению в статье, тут можно много спорить. Не считая мения автора о ЗВ, статья очень хорошая, на мой взгляд.
09.03.2012 Поля
прямое попадание! Только к Заснеженному Всаднику я не так строга
09.03.2012 Филипп Кудряшов
Разрешите подержать автора. Все что сказано в статье, является горькой правдой о нашей анимации. Гран-При фестиваля, это грустная реальность на наше анимационное или документальное кино. Самовыражение за счет налогоплательщика должно быть недопустимо. Я думаю если бы государство принимало работы, на...
Подробнее  
09.03.2012 Нина
Статья точная, грамотная и профессиональная, а обида явно звучит у автора комментария Сергея, что лишний раз подтверждает правоту автора статьи и иллюстрирует отношение сообщества к критике
08.03.2012 Таня
статья - не в бровь, а в глаз! Очень все точно подмечено.
08.03.2012 Sergey
Крайне субъективный, полный обид и лишенный культуры текст про то, что анимационное сообщество (в том числе и признанные, всеми уважаемые мастера) – сборище двуличных и трусливых людей, не способных к открытому изложению своих мыслей и мнений. Он мог бы называться конструктивной, киноведческой стат...
Подробнее  
08.03.2012 Алекс
Небольшая поправочка. Все-таки было 5 кукольных фильмов, а не три. Кроме перечисленных Вами еще: "Вялость" и "Чайковский. Элегия". А вообще статья хорошая - по "гамбургскому счету".




 
Все новости  |  Архив за неделю  |  Архив за месяц RSS

 PR агентство |
 
 О проекте |  Контакты |  Реклама на сайте |  Услуги |  Форум
 





База данных по киноорганизациям.