Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
Реклама
23 августа 2021 14:31

Наталья Кудряшова: «В фильме «Герда» много автобиографичных деталей»

Наталья Кудряшова: «В фильме «Герда» много автобиографичных деталей»

С 18 по 25 сентября 2021 года в Сочи пройдет 32 Открытый российский кинофестиваль Кинотавр. Портал ПрофиСинема как многолетний информационный партнер фестиваля публикует интервью со всеми участниками конкурсной программы.

Режиссер Наталья Кудряшова представит в основном конкурсе свою новую картину «Герда» — историю провинциальной девушки, которая пытается выбраться из серой жизни на периферии. В интервью ПрофиСинема Наталья Кудряшова рассказала, как ленту восприняли в Локарно, об автобиографичных деталях в фильме, сложностях на съемках, совмещении актерской и режиссерской профессий и многом другом. А продюсер фильма Дмитрий Давиденко — о том, чем его заинтересовал этот проект, как сложно было завершить фильм в период пандемии и об особенностях производства и проката авторского кино в России.

Елена Трусова:
Ваш первый фильм «Пионеры-герои» показали на Берлинале, где он был номинирован за лучший дебют, картину отметили Белым слоном за Лучший дебют, а также Дипломом гильдии киноведов и кинокритиков на кинофестивале Кинотавр в 2015 году. Сейчас вы представите на киносмотре в Сочи свою вторую полнометражную режиссерскую работу «Герда». С какими чувствами возвращаетесь на Кинотавр?

Наталья Кудряшова:
Кинофестиваль — отличная возможность посмотреть фильмы коллег, которые зачастую не увидишь в широком прокате. И я очень люблю Кинотавр — главный киносмотр российского кино.
Я готова к тому, что «Герда» будет воспринята не так однозначно, как, например, в Локарно, где вкладываемый мной смысл очень точно поняли. Возможно, у фильма появятся и хейтеры, как случилось с «Пионерами-героями», но я готова к любым неудобным вопросам.
Однако при любых раскладах я безумно рада показать фильм российскому зрителю.

кадр из фильма Герда

Елена Трусова:
Раз вы начали говорить про премьеру картины на Международном кинофестивале в Локарно, то как по вашим ощущениям картина была воспринята аудиторией? Расскажите, поподробнее, оказалась ли понятна иностранному зрителю российская социальная проблематика, особенности нашей провинции?

Наталья Кудряшова:
«Герда» — общечеловеческая история, которая понятна всем, в том числе и зрителям в Локарно. Они не восприняли это как социальный фильм о жизни русской провинции, к тому же жизнь глубинки в целом им тоже понятна. Однако вопросы о будущности России звучали на пресс-конференции после показа, но фильм, конечно же, не об этом, точнее — не только об этом.
Я получила много положительных отзывов, и письмо Гаспара Ноэ, фанаткой которого я давно являюсь, — это тоже показатель. (Ноэ написал Кудряшовой в директ в Instagram, что ему очень понравился фильм, назвал его «вдохновенным». — Прим. ред.)
Очень благодарна фестивалю в Локарно за два приза — один главный из трех — приз за лучшую женскую роль и приз за режиссуру от параллельного жюри. Счастлива за Настю (Анастасия Красовская — исполнительница главной роли. — Прим. ред.). Это потрясающе. Прилететь в Локарно нам удалось каким-то чудом, и для Насти это оказалось настоящим праздником. Иностранные журналисты, кстати, подметили особенную связь между нами. «Такое ощущение, что вы боготворите ее, а она боготворит вас», — так они говорили.
С самого начала работы над проектом «Герда» произошло много чудесных и судьбоносных событий.

Наталья Кудряшова и Анастасия Красовская с призом фестиваля в Локарно

Елена Трусова:
Это дебютная роль для Анастасии Красовской. Почему вы решили пойти на риск и пригласить ее в фильм? Сразу ли вы увидели в ней Герду?

Наталья Кудряшова:
Примерно за год до начала съемок я начала поиски Герды. Отсмотрела всю театральную Москву, а также Санкт-Петербург, многих актрис, но никто из них не подходил. К поиску подключились многие, и я очень благодарна тем, кто поддержал меня с флешмобом в Instagram — инстаселебы, как я их называю, Кристина Асмус, Равшана Куркова, Максим Виторган и другие сделали репост моего сообщения. Мы получили более десяти тысяч писем, поэтому пришлось завести отдельную почту.
В итоге мама Насти увидела пост у Максима Виторгана, за что ему отдельное спасибо, и уговорила дочь отправить письмо, не надеясь ни на что. Я сразу же среагировала на Настину фотографию и попросила записать самопробы. Она признала, что перед тем, как записать их, гуглила, что это такое. Когда мы пригласили Настю на кастинг в Москву, она испугалась и внезапно отказалась. В итоге мой муж и оператор фильма Василий Григолюнас почти час разговаривал с мамой Насти по телефону, и в итоге убедил ее, что это отличная возможность попробовать себя.
У меня были большие сомнения брать на главную роль не актрису. Настя совсем не умела танцевать, у нее был говор и никакого представления о съемках в кино. Но я смотрела на Настю и интуитивно понимала, что могу сделать из нее свою героиню. И я рискнула. Это был прекрасный опыт совместной работы.

на съемках фильма Герда

Елена Трусова:
В фильме много сцен стриптиза, а для профессионального исполнения этого танца, как известно, необходимо много дней тренировок…

Наталья Кудряшова:
Да, Настя два месяца обучалась танцам на пилоне с профессиональным тренером в Минске. Это было время синяков и слез. Первое время я смотрела видео с тренировок и с ужасом думала, что ничего у нас не выйдет, но потом произошел переломный момент, в итоге Настя смогла абсолютно все сцены исполнить сама, без дублера.

Елена Трусова:
Приглашали ли вы профессиональных танцовщиц и обучали ли других актрис?

Наталья Кудряшова:
Я изначально хотела найти для фильма профессиональных стриптизерш, потому что зачастую у актрис не получается убедительно играть проституток или стриптизерш. Среди героинь-танцовщиц у нас была единственная профессиональная актриса — Серафима Красникова.

Елена Трусова:
Возвращаясь к Локарно: «Герда»  фильм про современную Психею, девушку, которое являет собой своеобразное олицетворение души. Второй российский фильм, отобранный в Локарно, — «Медея» Александра Зельдовича — тоже современная трактовка древнегреческого мифа. Как вы думаете, почему режиссеры, в том числе и вы, стали обращаться к мифам, чем вас лично заинтересовала эта тема?

Наталья Кудряшова:
Я не обращалась к мифу, в фильме «Герда» много автобиографичных деталей. Например, идеей для истории стала моя детская фотография, на которой возник дефект пленки, и у меня будто бы видны крылья.

Структура сценария циклична — Лера ходит по жизненным кругам, но сама при этом меняется: в начале истории она как спящая красавица, но в конце ее глаза все больше открываются. При этом в фильме много говорится про душу и ее особенности, например, включена выдержка из трактата Платона «О душе». И только потом я наткнулась на миф о Психее — богине с крыльями бабочки, которая лучше всех понимала человеческие страдания. И пазл сложился.

Елена Трусова:
В продолжение темы души. Главная героиня – Лера – учится на соцфаке, живет в провинции. Ее мать – лунатик, отец недавно ушел к другой женщине, сама она работает в стриптиз-клубе, чтобы рассчитаться с долгами. Лера пытается вырваться из своих трудных жизненных обстоятельств. Несмотря на непростую жизнь главной героини, ее сны дарят спокойствие и вселяют надежду, благодаря душе она еще не потеряла веру в хорошее. Душа ли помогает человеку найти в себе силы двигаться вперед, она ли тот самый внутренний источник, который дает нам сил?

Наталья Кудряшова:
Любой человек, говоря о своих чувствах и переживаниях, подразумевает нечто метафизическое. Мы предполагаем, что душа существует, хотя проверить это невозможно. Мне кажется, что именно душа дает человеку силы не сойти с ума, преодолевая все жизненные испытания.
Философ Платон говорил о том, что «душа созерцала прекрасное еще до своего рождения в теле», и мне очень близка его теория. С раннего детства я понимала, что есть что-то большее, прекрасное и красивое, чем серый мир провинциального городка, где я выросла.
В романе Ремизова «Крестовые сестры» есть цитата, которая очень подходит моему фильму: «Если бы даны были всем глаза, то лишь одно железное сердце вынесло бы весь ужас и загадочность жизни». Весь драматизм истории про Герду в том, что душа главной героини «расширяется» не от счастья, а от того, что она внезапно открывает глаза на этот мир.

кадр из фильма Герда

Елена Трусова:
Образ леса, который часто присутствует во снах Леры, играет большую роль в фильме, только он там необычный – героиня двигается будто бы под водой – как делали эти сцены с технической точки зрения?

Наталья Кудряшова:
Не помню, как и когда мне пришла эта идея – снимать эти сцены под водой. Сначала было непонятно, как это сделать с технической точки зрения, так как Настя – не дайвер, у нее даже нет опята погружения на глубину. Но в итоге снимали актрису на глубине в 4,5 метра, ей приходилось ходить по дну с утяжелителями.
Почему лес? Это очень загадочное место силы, о нем еще Данте писал.
В итоге нам нужно было соединить лес и подводные съемки, специалисты по графике были в шоке, потому что работа предстояла колоссальная.
Подводные съемки мы сделали за одну смену, которая длилась 20 часов. Я была на девятом месяце беременности и на следующий день, после таких сложных съемок, я родила раньше срока.

на съемках фильма Герда

Елена Трусова:
Съемки проходили сразу в нескольких городах России, которые в кадре стали собирательным образом типичного российского провинциального города. Каким вы его изначально видели, какую фактуру хотели показать на экране?

Наталья Кудряшова:
Российские провинциальные города очень похожи друг на друга, поэтому принципиально не выбирала город, который бы идеально подходил для съемок нашей истории. Снимать в Ярославле — было предложением продюсера. А в Туле мы нашли подходящий стриптиз-клуб, в котором не было излишней пошлости и деталей, которые бы отвлекали зрителя. Нам была важна простота и чистота пространства, всю так сказать внутреннюю кухню подобных заведений мы сознательно оставили за кадром.
В итоге нам удалось создать собирательный образ провинциального города — узнаваемый, но не тривиальный. 

Не хотелось показывать беспросветную серость и безнадегу, в визуальном воплощении города должна была присутствовать надежда.

Елена Трусова:
Производство фильма длилось два года. Какие обстоятельства сказались на том, что этот процесс затянулся?

Наталья Кудряшова:
Постпродакшен затянулся на год. Когда началась пандемия, начинался этап монтажа фильма, который мы делали за пределами Москвы. Долго пришлось также делать графику.

кадр из фильма Герда

Елена Трусова:
Вы включили в фильм социальную проблематику через соцопросы, Лера задает жителям города достаточно болезненные для всех вопросы, часто респонденты не находят, что ответить. Например, «Вы счастливы?» или про финансовое положение граждан. Некоторые вопросы будто несут в себе спорные утверждения, как «Довольны ли вы что страна идет правильным курсом?» Интересно, как вы отбирали вопросы для включения в фильм, насколько процентов они соответствуют реальным соцопросам?

Наталья Кудряшова:
Все вопросы взяты из реальных социальных опросов, в том числе Левада-Центра. Я поражалась, мягко говоря, странности этих вопросов, ведь многие из них не имеют ничего общего с подлинной жизнью людей и не говорят нам ни о чем — ничего невозможно сказать о человеке, исходя из того, каким порошком он пользуется или сколько сладкого употребляет в пищу. Через соцопросы я хотела показать всю абсурдность и трагизм ситуации.

Елена Трусова:
Для вас обе профессии – актерская и режиссерская – существуют параллельно. Причем в обеих вы достигли больших успехов, чего только стоит награда за лучшую актерскую работу на Венецианском кинофестивале пару лет назад. Вы говорили, что сейчас вас интересует режиссура намного больше, так как она предполагает «глубокое погружение в фильм, другое качество процесса». Собираетесь ли вы сконцентрироваться на этой профессии или все-таки актерскую не собираетесь оставлять и будете совмещать их?

Наталья Кудряшова:
Все почему-то уверены, что после призов с международных фестивалей на актеров сыплются предложения хороших ролей. Но после Венецианского льва мне не поступило интересных предложений. Это говорит о проблемах в индустрии.
В театре я состоялась, сыграла много знаковых и интересных ролей, однако не могу сказать, что нечто подобное случилось с моей актерской карьерой. Играть в сомнительных сериальных проектах я точно не буду, но для хороших предложений я всегда открыта.
В режиссуре я по-другому раскрыла себя, а результатом становится нечто осязаемое. Сейчас у меня в работе несколько новых режиссерских проектов. Один из них — про Ксению Петербуржскую — затянулся из-за проблем с дофинансированием, но он был поддержан Минкультом и скоро к нему обязательно вернемся. А следующий — очень камерный и при этом зрительский проект, который будет отличаться от того, что я делала ранее, его нельзя будет отнести к deep art — так обычно характеризуют мои фильмы. (Смеется.)

на съемках фильма Герда

Дмитрий Давиденко: «Сразу после знакомства со сценарием я увидел в нем международный потенциал»

Елена Трусова:
Вы упоминали, что на вас произвела большое впечатление дебютная работа Натальи Кудряшовой «Пионеры-герои». Вы именно поэтому решили продюсировать следующий ее проект? Как вы друг друга нашли?

Дмитрий Давиденко:
Всегда обращаю внимание на работы российских коллег, попадающие в конкурсы международных кинофестивалей. Я был на показе фильма Наташи в рамках Берлинале в 2015 году. Картина вошла в программу Панорама и стала тогда настоящим событием. Фильм не просто произвел на меня большое впечатление, а оказался мне очень близок.
Нас с Наташей познакомили Петр Шепотинник и Ася Колодижнер, которые мне сразу сказали, что она ищет продюсера для своего нового проекта. Я с большим интересом прочел сценарий и предложил сотрудничество.

Елена Трусова:
«Герда» - не просто социальная драма, а глубоко психологичная история с философским подтекстом. Что больше всего заинтересовало вас в этом проекте как продюсера?

Дмитрий Давиденко:
Это уникальная история, сразу после знакомства со сценарием я увидел в ней международный потенциал. На протяжении двадцати лет я работаю в компании Валерия Тодоровского, но «Герда» — мой первый независимый продюсерский проект. Валерий Петрович меня поддержал, и я сделал его самостоятельно.

на съемках фильма Герда

Елена Трусова:
Про съемочный период я уже расспросила режиссера, у вас хотелось бы узнать про постпродакшен, который пришелся на период пандемии со всеми ограничениями. Насколько сложно оказалось завершить проект, довести его до финала?

Дмитрий Давиденко:
Было нелегко. В  принципе снимать авторское кино не просто. Это максимально ограниченный бюджет, поиск команды энтузиастов и единомышленников. Впрочем такая же ситуация в производстве авторских фильмов во всем мире, только если ты не режиссер с мировым именем или лауреат больших кинофестивалей.  Намного легче найти дофинансирование на крупный коммерческий проект, об этом нам говорили иностранные продюсеры, с которыми удалось пообщаться в Локарно. Инвесторы всегда очень осторожны с вложением своих средств.
В случае с «Гердой» у меня была поддержка компаний Централ Партнершип, Ред Медиа, фонда Кинопрайм. Поэтому у нас была возможность сделать полноценный постпродакшен, но никто не предполагал, что пандемия радикально вмешается в наши планы, вплоть до того, что передвигаться по городу нужно будет по пропускам. Мы были в сложных условиях: на нас давил календарно-постановочный план, утвержденный в рамках соглашения с Министерством культуры. Тогда мы не могли с точностью сказать, перенесут ли нам сроки сдачи проекта.
В итоге, вопреки всем трудностям, мы пытались найти оптимальные варианты работы в пандемию, что, конечно, удорожало производство. Но результат стоил того — мы попали в конкурсные программы фестиваля в Локарно и Кинотавра. Я надеюсь, это положительно скажется и на прокате картины.

Елена Трусова:
Какие надежды связываете с прокатом фильма, учитывая успешную фестивальную судьбу? Расскажите про сложности проката авторского кино у нас в стране.

Дмитрий Давиденко:
Наша дистрибьюторская компания — Белые ночи. Команда во главе с Ириной Пономаревой подключилась к работе очень активно. Сейчас как раз мы работаем над концепцией продвижения. Фильм выйдет на экраны сразу после Кинотавра — 30 сентября — потому как фестиваль должен подогреть интерес зрителей к фильму и откладывать релиз не имеет смысла.
Вкладывать большие деньги в продвижение или прямую рекламу авторского кино – не совсем разумно, так как эти деньги не окупятся.
Многие сейчас предпочитают смотреть кино в онлайн-кинотеатрах, но мы снимали фильм для большого экрана и надеемся, что зритель придет именно в кинотеатр.

Елена Трусова:
Недавно фильм «Герда» взял несколько призов на одном из крупнейших фестивалей в Европе – Локарно, а в сентябре вы его представите на главном отечественном кинофестивале Кинотавр. Какие чувства при этом испытываете?

Дмитрий Давиденко:
Для меня это очень волнительно, так как я двадцать лет езжу на Кинотавр. Когда представляешь фильмы своих старших коллег — это одни чувства, а представлять свой проект — совсем другие. Это большая ответственность. Но я уверен в фильме «Герда», любые отзывы и критику приму с большим уважением.
Важно мнение как обычных зрителей, так и коллег по цеху, так как мы все работаем на развитие нашей индустрии. От результатов нашей работы зависит то, в каком направлении мы движемся. Надеюсь, на Кинотавре будут достойные конкуренты и справедливое жюри. 

Подписывайтесь на ProfiCinema.ru в Instagram и Телеграм и узнавайте первыми о главных новостях кинобизнеса

Все новости о фильме

Другие статьи по теме Открытый российский кинофестиваль Кинотавр

Фоторепортажи по теме Открытый российский кинофестиваль Кинотавр

Реклама
01