Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
Реклама
17 мая 2018 19:54

Канны 2018: Взлеты и падения Джона Траволты

Канны 2018: Взлеты и падения Джона Траволты

Одна из самых ярких встреч серии «Каннский мастер-класс» 71-го Каннского международного кинофестиваля / Festival de Cannes – беседа с Джоном Траволтой, на которой известный американский актер рассказал, как ему удалось справиться со всемирной славой, обрушившейся после выхода «Лихорадки субботнего вечера» и «Бриолина», пережить творческий кризис, растянувшийся на 1980-е, и снова «оказаться на коне» в 1990-е благодаря «Криминальному чтиву». 

Траволта начал речь с того, что на французском поблагодарил организаторов смотра за «честь быть приглашённым».

71-й Каннский международный кинофестиваль, актер Джон Траволта с супругой Келли Престон

Считается, что известность пришла к актеру с ролью в «Лихорадке субботнего вечера» (1977), однако сам он думает иначе: «Не могу сказать, что слава свалилась мне на голову. Она приходила постепенно – я сыграл в нескольких популярных американских сериалах и к тому моменту был уже достаточно известен. Когда на экранах появилась «Лихорадка субботнего вечера» я себя чувствовал в этом состоянии уже достаточно комфортно»

Следующим прорывным проектом для Траволты стал «Бриолин» (1978), который, по его словам, до сих наполняет сердце актера трепетом. По заверению Джона, съемочная группа была уверена, что снимает проект, который заинтересует лишь небольшую группу людей. О том, что картина станет культурным феноменом, никто не догадывался. Он поделился интересной историей: «Однажды ко мне подошел Бенисио дель Торо и сказал: «Мне нужно признаться тебе кое в чем». Я сначала даже перепугался, но спросил, что он имеет ввиду. Бенисио ответил: «Когда мне было 14 лет, я посмотрел «Бриолин» 14 раз, именно этот фильм побудил меня стать актером»

Стоит отметить, что в обеих лентах Траволте пришлось не только играть, но также петь и танцевать. Сам он объясняет это «производственной» необходимостью: «Без этого никуда. Если ты умеешь играть, танцевать и петь, то у тебя в три раза больше шансов найти работу»

71-й Каннский международный кинофестиваль, мастер-класс актера Джона Траволты

Тем не менее, все эти навыки не помогли актеру в 1980-е годы, когда после многообещающего старта в карьере Траволты наступило затишье – несмотря на то, что он продолжал регулярно появляться на экранах, от былой известности не осталось и следа. «Я понимал, что уже не имею того влияния на зрителя, что раньше, и что бы я ни пытался предпринять, все оказывалось тщетным. Тогда я смирился с ситуацией и решил заняться своей собственной жизнью – делал то, что мне интересно, пытался разобраться в себе и понять, что меня действительно волнует. И когда в 1990-е у меня наконец появилась возможность по-настоящему вернуться в кино, в моей «библиотеке» было гораздо больше «прочитанных книг» и намного больше опыта. Сейчас, если указать мне на тот или иной жест или движение моего героя в конкретном фильме, я смогу с точностью сказать, где и у кого «подглядел» это», - отмечает Траволта. 

«У меня есть прекрасная история. Один актер написал три месяца назад: «Я не знаю, как быть, уже несколько месяцев сижу без работы, и на горизонте не предвидится ни одного нового проекта. Что мне делать?» Господи, как это глупо! Мне хотелось спросить у него, неужели, выбирая профессию, он не понимал, на что идет, и что периоды простоя и безвестности неизбежны? Сегодня ты на коне, и тебе предлагают по 10 новых сценариев в день, завтра про тебя никто не вспомнит. Это в порядке вещей. Нужна нормальная работа – иди в офис, скажем, IBM. Но, если честно, единственное, что способно предоставить гарантию, что ты останешься на плаву даже в самые тяжелые времена, - это уверенность в себе и своих силах. Это то, что я вынес для себя в период «забытья», - говорит Джон Траволта.

Триумфальное возвращение в большое кино случилось 21 мая 1992 года – в этот день на Каннском кинофестивале состоялась премьера «Криминального чтива», в котором Траволта исполнил одну из главных ролей. «Мы понимали, что ступаем на неисследованную территорию. Но, как и в случае с «Бриолином», думали, что снимаем небольшое артхаусное кино для ограниченной аудитории. То, что картина попала в конкурс Канн, нас скорее озадачило, чем вызвало всплеск амбиций. Когда было объявлено решение жюри, и фильм получил Золотую пальмовую ветвь, зал просто взорвался. Для меня это был новый уровень понимания значимости этого фильма. Лента изменила не только мою карьеру, но и весь мировой кинематограф», - делится Траволта. Говоря об отношении коллег и публики к его возвращению в кино, он добавляет: «У меня были странные чувства – все чествовали меня, а я-то никуда и не уходил. А потом я понял, что в сознании людей возвращение имеет какой-то символический смысл»

71-й Каннский международный кинофестиваль, мастер-класс актера Джона Траволты

Траволта рассказал, что за пять лет до ухода из жизни Марлон Брандо сказал ему: «Никогда не работай с режиссером, который тебя не любит и который в тебя не верит. Его любовь, доверие и поддержка поднимет твою игру на новый уровень. В противном случае тебе придется пахать, как лошадь, чтобы добиться нужного результата». Сейчас, оглядываясь назад, актер готов на 100% подтвердить слова Брандо: «Самые лучшие роли я сыграл в фильмах тех постановщиков, которые относились ко мне исключительно хорошо, что давало дополнительную энергию. В первый раз я почувствовал это на съемках «Лихорадки субботнего вечера», режиссером которой был Джон Бэдэм. К таким режиссерам я могу отнести и Квентина Тарантино. Он, как любой великий режиссер, обладает одной важной чертой – доверяет актеру, которого выбрал. Квентин всегда рассматривал меня как непредсказуемого артиста, и сам мне об этом говорил: «Если бы мне была нужна предсказуемость, я бы выбрал кого-то другого. Я понятия не имею, что ты будешь делать с этой ролью, но я даю тебе полный карт-бланш».

«Из тех режиссеров, с кем я работал, такого же подхода придерживаются Майк Николс, Роберт Олтман и Джон Ву. Что касается последнего, то на съемках «Без лица» (1997) в один из съемочных дней я предложил ему три варианта реакции моего персонажа в определенной сцене. Он возмутился: «Мы платим тебе такие деньги для того, чтобы за тебя решать, как тебе играть?», - смеется Траволта.

В то же время актер открыт к сотрудничеству с молодыми режиссерами, еще не успевшими заявить о себе громкими проектами: «У них так много энергии, наверное, даже больше, чем у опытных постановщиков. К тому же, дебютанты не жалуются. Они полны идей и планов. Конечно, это риск – войти в проект, которым руководит человек без опыта, но иногда оно того стоит – нужно лишь довериться интуиции».

Впрочем, на риск актер готов идти не только на словах. В 2007 году Джон Траволта решился на эксперимент, сыграв в «Лаке для волос». По его словам, он прекрасно сознавал противоречивость роли: «Понимаете, в этом и был весь смысл. Сыграть женщину для меня стало настоящим вызовом, и я его принял. Многие нашли в этом политический подтекст, но для меня главным было – узнать, смогу ли я убедительно воплотить на экране образ женщины. Одна очень уважаемая журналистка спросила меня: «Я очень внимательно смотрела «Лак для волос», но так и не нашла там вас. Но меня заинтересовала актриса, которая блистательно сыграла мать. Кто она?» - «А это я!» Представляете ее реакцию?! Вот тогда я и понял, что все сделал правильно»

71-й Каннский международный кинофестиваль, актер Джон Траволта

Говоря о критериях выбора проекта и роли, Траволта обращает внимание на комбинацию нескольких факторов: «Если я уверен в персонаже, которого согласился сыграть, и в самой истории, то это рождает особую органику, на которую реагирует зритель. Поэтому я стараюсь выбирать роли, которые потенциально могут заинтересовать публику – в конце концов, если я изначально понимаю, что на этого персонажа и на тот путь, который он проходит от начала картины и до ее финала, неинтересно смотреть, то зачем мне в этом участвовать?»  

«Мне скучно быть самим собой все время. Я очень люблю создавать новые образы, и чем они многограннее, тем лучше. Особое наслаждение доставляет физическое преображение. Это то, что делает меня по-настоящему счастливым. Личные принципы таковы: я не обязан испытывать к герою симпатию или соглашаться с ним, чтобы убедительно его сыграть, и не должен осуждать его. Он – не я. Соглашаясь на роль, я вхожу в «тело» совершенно другого человека, и должен провести в нем какое-то время. В моей карьере едва ли наберется несколько фильмов, с героями которых я могу себя идентифицировать. Когда мы снимали «Без лица», Ник Кейдж спросил меня: «Я посмотрел все твои фильмы, но так и не понял, какой ты». В этом вся суть – быть на экране кем-то другим, кем ты не являешься в реальной жизни», - заключает Джон Траволта.


Подписывайтесь на наш Телеграм-канал

Автор:
Нина Ромодановская

Все новости о фильме

Другие статьи по теме Международный Каннский кинофестиваль/Festival international du film de Cannes

Фоторепортажи по теме Международный Каннский кинофестиваль/Festival international du film de Cannes

Авторизуйтесь, чтобы добавить свой комментарий
Реклама
01