Информационный портал
для профессионалов кинобизнеса
Реклама
3297
на печать
4 Июля 2014 13:03

Арт-директор фестиваля в Трайбеке Фредерик Бойе: «Что есть сегодня большой кинофестиваль, как он должен развиваться и каким он мог бы стать в будущем?»

Арт-директор фестиваля в Трайбеке Фредерик Бойе: «Что есть сегодня большой кинофестиваль, как он должен развиваться и каким он мог бы стать в будущем?»

В Москве только что закончился очередной международный кинофестиваль. Настало время подведения итогов и разговоров о том, почему, для чего и для кого делаются кинофестивали. О своём опыте организации кинофестиваля в Нью-Йорке Игорю Гуськову специально для портала «ПрофиСинема» рассказал Фредерик Бойе, вот уже третий год работающий арт-директором в Трайбеке, крупнейшем и важнейшем кинофестивале в Северной Америке. Он поделился также мыслями о русском кино сегодня, почему оно попадает или не попадает на международные кинофестивали.

Игорь Гуськов:
Ваш фестиваль родился в 2002 году, и сначала одной из главных его задач была помощь в возрождении нью-йоркского квартала Трайбека, который прилегает к разрушенному террористами Международному торговому центру, вернуть этому месту жизнь и внимание жителей города. Прошло более 10 лет, какие цели сегодня ставит перед собой фестиваль, который вырос, окреп и практически стал третьей важнейшей фестивальной площадкой Америки после Торонто и Сандэнса.

Фредерик Бойе:

Каждый фестиваль может пожаловаться на своё не слишком удачное расположение в календаре. Но положение Трайбеки одно из самых непростых. Наш фестиваль проходит после Сандэнса, Берлина, SXSW (Остин) и буквально за 10 дней до фестиваля в Каннах. То есть провести мировую премьеру крупных фильмов у нас в Трайбеке совсем непросто, в то время, когда большинство продюсеров мечтает о премьере своих картин на Лазурном берегу, а если не там, то в Венеции или в Торонто чуть позже. Понятно, что мы становимся заложниками календаря. И тогда стоит остановиться и задуматься. А что есть сегодня большой кинофестиваль, как он должен развиваться и каким он мог бы стать в будущем?

Мы стали свидетелями крупных перемен в дистрибуции, когда фильмы доходят до зрителя самыми разными путями, а молодой зритель всё меньше ходит в кинозалы. Нам надо задумываться над тем, как завлечь в залы побольше молодёжи, как, оставляя в центре внимания кино, найти возможность работать с тем, что теперь называется storyteling, включающий в себя гейминг (всё, что связано с видеоиграми), новые медиа, инсталляции, которые работают со звуком, изображением и рассказывают нам историю новыми средствами. И в итоге делать не только традиционный фестиваль, который у нас уже есть со всеми его составляющими: конкурсом, ритуалами и традициями, а главное, очень хорошей публикой, а пытаться найти новые подходы.

У нас в программе теперь есть 6–7 музыкальных фильмов, и когда появляется такая возможность, то после их показа, мы устраиваем концерты и шоу. Также становится традицией проведение встреч-бесед с крупными кинорежиссёрами, как в этом году с Ли ДэниэлсомСокровище») и Роном Ховардом. То есть пытаемся идти дальше просто показа фильмов, того, что есть на всех крупных фестивалях, как в Каннах, в Москве, в Берлине.

Игорь Гуськов:
Ваш фестиваль носит название международного. И проходит в признанной столице независимого американского кино. Как найти магический сплав одного с другим, не ущемляя ни зарубежное кино, которое мечтает оказаться под софитами Нью-Йорка, и не обижая авторов, которые живут и работают здесь? Потому что, просматривая вашу программу, например, этого года, создаётся впечатление, что приоритет отдаётся, прежде всего, американским авторам.

Фредерик Бойе:

Это правда, и в то же время – не совсем. У нас в программе, насколько я помню, в этом году 84 полнометражных картины, и из них более 40 приехали к нам из-за пределов Америки. Здесь и новые работы Цай-Минь Ляня, китайский фильм, победивший в Берлине, ленты из Швеции, Франции, Италии и так далее. И это на сегодня неплохой результат. Мы являемся едва ли не единственным фестивалем кино в Америке, представляющим в своей программе иностранное и американское кино половина наполовину. Такое равновесие сейчас установилось в двух наших конкурсах - игровом и документальном - из 12-ти предлагаемых лент, Америку представляют по 6 фильмов.

В программе Spotlight мы представляем много фильмов, снятых как признанными, так и молодыми талантами, такими как Роман Полански или норвежец Ганс Петтер Моланд (его последний фильм из берлинского конкурса «Дурное дело нехитрое» только что показали на фестивале в Москве — прим. редактора). Но именно здесь представлены в большинстве американские работы, как и в программе «Гала», в которой в первую очередь показываются самые новые крупные американские ленты, со звёздами в кастинге, обязательно с их присутствием на премьере.
Но если вы посмотрите программы «Точка зрения» (Viewpoints) и «Полночь» (Midnight), то именно здесь представлено не-американское кино. Но всегда рядом — крупные блоки американских фильмов. Потому что мы хотели бы, с одной стороны, поставить американских авторов в один контекст с европейским и мировым кино, а с другой стороны, пытаемся, чтобы фильмы нью-йоркских авторов, сконцентрированных, в основном, в Бруклине, в первую очередь проходили мировой премьерой у нас, а не, например, в Остине на фестивале SXSW. И второй год подряд нам это удаётся, лучшие режиссёры Нью-Йорка, такие как, например, Кейт Миллер с игровой лентой «5 звёзд» или Джоди Ли Лип с документальной картиной «Балетт 422» достойно представляли наш, так скажем, регион, в основных конкурсных программах фестиваля. Помогать лучшим кинематографистам своего региона, своей страны громко прозвучать, привлечь к ним внимание всего мира — важная задача каждого большого международного кинофестиваля.

Игорь Гуськов:
Можете ли вы сформулировать, в чём разница между вашим фестивалем и существующим уже 30 лет Сандэнсом, ведь у вас и у них показывается независимое кино?

Фредерик Бойе:

На фестивале Сандэнс есть две конкурсные программы, игрового и документального кино, которые называются World. Десяток фильмов со всего мира. Там бывает и французское, и чилийское, и японское кино, действительно со всех концов света. И часто показываются очень маленькие по бюджету картины, как правило, мировыми премьерами. И Сандэнс сегодня — это рынок с огромным потенциалом, в особенности с возможностью громко прозвучать именно для такого авторского кино. Показ у нас на фестивале – это тоже выход на американский и мировой рынок и на фестивальную орбиту. Но по сравнению с Сандэнсом, наши возможности пока более скромные. Но, тем не менее, они налицо, достаточно проследить, как с каждым годом увеличивается количество профессионалов, приезжающих к нам на фестиваль в Трайбеку.
Существование Сандэнса привело в Америке к тому, что уже огромное количество авторов стараются снять фильм до июля-августа, чтобы смонтировать в сентябре, что успеть показать на отбор Сандэнсу в октябре. Но Сандэнс не может показать всё американское кино! Потом хорошие фильмы идут в SXSW и к нам. И наша задача забрать и показать наилучшие американские фильмы, которые не окажутся в каннских программах.

Игорь Гуськов:
В этом году после долгих лет отсутствия в вашей программе наконец-то появился русский фильм «Я не вернусь». В России многие профессионалы искренне уверены, что в Америке на фестивалях, и не только там, не хотят брать наши фильмы по политическим мотивам.

Фредерик Бойе:

Не соглашусь. Когда мы отбираем картины, то смотрим только на художественный уровень предлагаемых фильмов. Но надо понимать, что мы берём во все программы только 40—45 фильмов со всего мира, и ищем как мировые премьеры, так и готовы представлять сильные ленты, прошедшие через горнило других кинофестивалей (важна американская премьера в этом случае). Количество мест ограничено, что только обостряет конкуренцию. Поэтому мы всегда с радостью принимаем советы экспертов и друзей фестиваля, которые помогают нам не пройти мимо интересного фильма. В этом году нам задавали вопрос, почему не было корейского фильма в конкурсе. Но так получилось. Конечно же, возможны какие-то ошибки в отборе, но моя задача, как арт-директора, общаться с иностранными коллегами и с профессионалами и сводить количество таких ошибок к нулю.

Есть ещё один важный момент, мы не забываем, для какой публики мы проводим фестиваль. Чтобы показать в программе трагический или очень чёрный фильм, - и я говорю это не по отношению к русским фильмам, это относится, например, и к французскому или китайскому кино, - надо, чтобы он обладал набором качеств. Так получилось в прошлом году с успехом принявшей участие в нашем конкурсе казахской лентой «Уроки гармонии», пришедшей к нам после участия в берлинском конкурсе. Американская публика любит, чтобы в фильме рассказывалась история, было начало, мясо в середине, финал истории. Чтобы история была сконструирована, и зритель понимал, где есть зло, а где добро. Так в этом году получилось с русской картиной «Я не вернусь».

Игорь Гуськов:
Именно о нём и хотел спросить. У вас на фестивале с успехом прошла мировая премьера русской картины «Я не вернусь». Что привлекло внимание отборочной комиссии к этой ленте?

Фредерик Бойе:

Структура сценария, то, как рассказывается история, сильные женские характеры главных героинь. Важно, что этот фильм ваши кинематографисты смогли сделать в копродуции с четырьмя другими странами: Эстонией, Финляндией, Белоруссией и Казахстаном. Посмотрите, как здорово, когда возникает синергия, когда в одном проекте вместе смогли успешно поработать представители столь разных стран. Что дало на выходе прекрасный результат и сильный фильм из Восточной Европы. Продавцом картины стала американская кампания Visit Films, которая расположена здесь в Бруклине. И реакция американской публики на фильм была очень сильной, многие зрители плакали в финале и долго общались с режиссёром после показов. Закономерный результат и у профессионалов: фильм получил Специальное мнение жюри.

Игорь Гуськов:
Один из путей развития фестиваля — дистрибуция в течение года фильмов, которые вы показывали в рамках самого кинофорума в апреле.

Фредерик Бойе:

У нас существует специальное подразделение фестиваля, которое занимается последующей дистрибуцией некоторых показываемых на фестивале картин. Яркий пример прошлого года. Именно у нас прошла американская премьера бельгийского-голландского фильма «Разомкнутый круг» Феликса Ван Гроенингена. А потом именно мы выпустили картину в залах в Нью-Йорке и в Лос-Анджелесе. Для такого рода фильмов это был достаточно успешный прокат. А потом фильм оказался в окончательной номинации на Оскар в категории «Лучший иностранный фильм».
Надо пояснить. Что в год мы прокатываем до 30 картин, но некоторые из них, в первую очередь жанровые, такие, как триллеры, комедии, ужастики на VOD-платформах. Причем прокатываем не только зарубежные фильмы, но и немало американских лент. И не только фильмы, представляемые в апреле на фестивале Трайбека. Наши люди ищут и покупают кино на SXSW, в Берлине, в Каннах и в Торонто.

Игорь Гуськов:
Фредерик, кроме того, что вы руководите Трайбекой, ыы также работаешь арт-директором фестиваля европейского кино в Лез Арк во Франции, который пройдёт в декабре уже в шестой раз. Кроме конкурса и Панорамы ваш фестиваль славится своей профессиональной площадкой. Нельзя ли рассказать о ней поподробнее?

Фредерик Бойе:

Кстати, несколько лет назад в конкурсе в Лез Арк с успехом был показан русский фильм «Край» Алексея Учителя. Это к тому, что мы стараемся показывать важные фильмы из разных частей Европы. Фестиваль в Лез Арк достаточно молод, но уже успел завоевать авторитет среди профессионалов. Почему? Фестиваль проходит на знаменитом горнолыжном курорте и кроме фестиваля и лыж, гостям и профессионалам, так скажем, там некуда деться. Так что приходиться общаться, смотреть фильмы и обсуждать предлагаемые проекты. Каждый год приглашаем около 500 профессионалов. И это не только режиссёры и продюсеры. Мы постарались выстроить лесенку или профессиональную линейку. Сначала студенты, потом проекты копродукций профессоналов, а потом фильмы на этапе постпродакшн, как говорят, Work In Progress.
Важной частью фестиваля становится каждый год приезд групп студентов из разных киношкол Европы. У них проходят свои питчинги. Так, три года назад свой проект «Самурай» успешно представил немецкий студент Тиль Кляйнерт. Фильм стал его дипломом в Берлинской Академии кино и телевидения в Берлине и был с огромным успехом показан в этом году в Берлине, а сейчас прошёл премьерой здесь в Трайбеке в секции Midnight. На мой взгляд — просто шедевр получился у дебютанта.
В Лез Арк есть форум копродукций. Этим сейчас никого не удивишь, но мы стараемся обращать внимание на качество проектов, количество уже собравшихся стран под каждый проект и на то, что у фильма уже есть не менее 20% собранных денег. Каждый год мы отбираем от 25 до 30-ти проектов со всей Европы, не ограничиваясь Европейским Союзом, которые ищут дополнительных партнёров.
Самая верхняя ступенька нашей лесенки — секция Work In Progress. Я сам ищу 10 фильмов для этой площадки, нацеленной на поиск денег для окончания поспродакшена, поиск международных продавцов для фильма и, конечно, это исключительная возможность показать фильм отборщикам многих важнейших кинофестивалей мира. Мы просим продюсеров и режиссёров представить по два фрагмента из своего фильма, например, сцену днём и ночью и т.д. Например, именно в этой секции в 2012 году был показан немецко-грузинский фильм «Долгие светлые дни» («В цвету»), который нашёл продавца, французскую компанию Мементо, и сразу попал в Форум Берлинского фестиваля-2013. А далее совершил круг почёта по более чем 50-ти фестивалям мира. В том числе побеждал в Одессе на Украине и в России на VOICES в Вологде.

В 2013 году в этой программе профессионалам был представлен исландский фильм Paris of The North Хафштайна Гуннара Сигурдсона, прославившегося своим дебютом, по которому снял ремейк «Повелитель лавин» Дэвид Гордон Грин (в июле этот фильм выйдет в наш прокат под названием «Властелин разметки». - Прим. редактора). Сегодня мы видим этот фильм в конкурсе в Карловых Варах.
Отбор проектов на этот год уже открыт и дедлайн у него 26 сентября. А сам фестиваль пройдёт с 13 по 20 декабря.

Игорь Гуськов:
Вы руководите фестивалями в Америке и в Европе, то есть у вас есть совершенно разный опыт. На ваш взгляд, есть ли в Америке интерес к авторскому европейскому кино, которое всё-таки далеко от традиций американского кино и американских реалий? Или же всё-таки американцы самодостаточны и все попытки прийти к этой аудитории, войти на этот рынок относительно тщетны?

Фредерик Бойе:

Скажу, основываясь на моей работе в Трайбеке. У нас благодарная публика: в дни фестиваля стоят длинные очереди, залы полны, и зрители очень любопытны и задают много вопросов авторам. Да, это не синефилы, каких мы встретим на Виеналле или в Локарно, здесь другая публика. Есть даже некоторая наивность в их восприятии кино, которое приходит из других частей света. Но они здесь, чтобы увидеть твой фильм, и с одинаковым вниманием готовы смотреть как румынские, так и русские или иранские фильмы. Есть в них такой позитив, присущий самому Нью-Йорку. Отчасти и потому, что такого кино они не увидят в повседневной жизни за пределами фестиваля в Трайбеке.

Такие фестивали как Трайбека — это шанс для маленьких фильмов из Европы попасть в Америку, потому что в США не так много фестивалей, уделяющих внимание авторскому европейскому кино. Чикаго, Сан-Франциско? Но прежде всего Сандэнс и Трайбека. Есть ещё Нью-Йоркский фестиваль, который больше уделяет внимания фильмам, прошедшим горнило Канн, Берлина и Венеции, или приглашает фильмы признанных мэтров.

Понимая всё это, фестиваль в Трайбеке с радостью принимает американских дистрибьюторов, которые интересуются нашей программой. Но надо понимать, что сейчас повсюду в мире авторское кино вынуждено выживать. Прошли те времена, когда прокатчик, выходя из зала после понравившегося фильма, лез в карман, доставал 50 тысяч долларов и дело было в шляпе. Многие дистрибьюторы теперь не спешат, раздумывают, смотрят фильмы на фестивалях в Каннах и в Торонто. И только потом принимают окончательно решение.
Автор:
Игорь Гуськов специально для ПрофиСинема. Нью-Йорк – Париж

Другие статьи по теме Кинофестиваль Трайбека/Tribeca Film Festival

Другие статьи по теме Международный кинофестиваль в Лез Арк/Les Arcs Film Festival

Реклама